Точка зрения / февраль 2017
Всегда на связи

Василий Ваганов, старший региональный директор Veeam по Восточной Европе, России и СНГ
20.02.2017

Поставщик инновационных решений для обеспечения непрерывной доступности данных в корпоративном сегменте Veeam Software поддерживает более 43 тыс. партнеров и 216,5 тыс. заказчиков во всем мире. Об особенностях концепции Always-on Enterprise и о работе на отечественном рынке редактору "Стандарта" Ксении Прудниковой рассказал старший региональный директор Veeam по Восточной Европе, России и СНГ Василий Ваганов.

- В июне 2016 года вы были назначены старшим региональным директором Veeam по Восточной Европе, России и СНГ. Какие задачи поставило перед вами руководство?

- Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить, как развивался бизнес Veeam в России и мире. Для нашей страны и СНГ характерно доминирующее положение корпораций. Доля 500 крупнейших компаний в ВВП страны доходит до 80 %. На рынках Западной Европы и Северной Америки ситуация иная, там существенная доля ВВП приходится на сегмент среднего и малого бизнеса (СМБ).

Бизнес Veeam в России развивался с учетом данного тренда. Значительную часть доходов приносят проекты для заказчиков из нефтегазовой отрасли, банковского сектора, для операторов связи. Я работаю в компании с 2011 года и видел, каких результатов нам удалось добиться именно в сегменте крупного бизнеса, в то время как в Европе и США мы достигли заметных успехов за счет сотрудничества с представителями СМБ.

Моя основная цель по рынку Восточной Европы – ​нарастить присутствие в корпоративном сегменте, и реализация нашей концепции Always-on Enterprise способствует ее достижению. Что касается отечественного рынка, помимо работы с традиционными крупными заказчиками мы продолжаем уверенно взаимодействовать со средним и малым бизнесом, на который приходится 30‑35 % выручки по России и СНГ. В целом же на нашу страну приходится 75‑80 % выручки в данном регионе.

Конечно, в течение двух лет ситуация на рынке СНГ менялась. Ранее заметную роль на нем играла Украина, где активность представителей СМБ значительно выше, чем в странах СНГ (к примеру, в Казахстане практически 100 % наших клиентов – ​из крупного бизнеса). Теперь произошло замедление темпов развития, и в ближайшей перспективе ожидать существенного увеличения доли СНГ относительно России я бы не стал, но и останавливаться мы не намерены. Во II квартале 2016 года рост выручки Veeam в России и СНГ по сравнению с аналогичным периодом прошлого года превысил 36 %, а для России увеличение составило 13 %.

- Вы упомянули о крупных заказчиках из трех сегментов. С какими еще компаниями работает Veeam в России и мире?

- Практически любой ИТ-производитель вам скажет, что наиболее активными потребителями ИТ являются банки, операторы связи, ритейл, нефтегазовый и государственный секторы. В целом зависимость любых компаний от информационных технологий растет: перестал работать сервер, стали недоступны приложения, исчезли данные – ​урон бизнесу все ощутимее год от года вне зависимости от рода деятельности компании. Да и потребители уже привыкли получать сервисы мгновенно и удаленно. Зайти в онлайн-банк, проверить состояние счета, перевести деньги, что-то оплатить – ​обычная история.

- На протяжении нескольких лет российский рынок был для Veeam самым крупным из развивающихся. Сохранилась ли эта тенденция?

- Компания очень активно развивается в Западной Европе и Северной Америке, во многом за счет наращивания присутствия в корпоративном сегменте. В России на темпах роста отразились экономические трудности, изменение курсов валют (мы международная компания, и прайс-лист у нас в долларах США), ощущается сокращение ИТ-бюджетов заказчиков. Тем не менее мы продолжаем демонстрировать рост выручки, причем также в долларах. По итогам 2015 года общая выручка Veeam составила $474 млн, а уже в III квартале 2016 года мы показали рост на 31 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

- Курс на импортозамещение каким-то образом отразился на вашей работе?

- И да, и нет. С одной стороны, подобные инициативы в целом не сильно способствуют развитию бизнеса международных ИТ-компаний. С другой стороны, если смотреть на нас, то у продуктов Veeam нет реальных российских аналогов, сравнимых по функциональности и качеству. Помимо этого, флагманский продукт Veeam Availability Suite имеет сертификат ФСТЭК, что немаловажно для его использования в госструктурах.

Я также отмечу, что связь Veeam c рынком России и СНГ значительно прочнее, чем у большинства вендоров. В Санкт-Петербурге расположен наш центр разработки (R&D), техническая поддержка и работает около 800 человек из более чем 2 тыс. сотрудников, состоящих в штате компании.

Кстати, в 2016 году мы открыли еще один R&D-центр, в Праге. Он стал вторым после петербургского.

- Наблюдаете ли вы повышение доверия к облачным решениям со стороны заказчиков? Что как сервис больше всего востребовано на рынке России и СНГ?

- До прихода в Veeam я работал в компании VMware и занимался продажами продуктов, позволяющих создавать виртуальную инфраструктуру и частные облака. В те времена доверие к технологиям виртуализации было чаще на словах, чем на практике. Клиенты охотно соглашались с тем, что виртуализация удобнее, выгоднее и дешевле, но широкое применение началось где-то с 2010 года. В Западной Европе и Северной Америке эти технологии прижились раньше и активно использовались уже примерно с 2006‑2007 года. Разница во времени распространения трендов между Россией и Западом сохраняется. Для нашей страны характерно принимать те технологии, которые были уже кем-то опробованы, даже если в их разработке участвовали отечественные специалисты.

По состоянию на 2016 год фактически не осталось заказчиков, которые не использовали бы виртуализацию и частные облака. Наблюдается рост популярности и публичных облаков, повышается спрос на услуги сервис-провайдеров, в частности на услуги Backup as a Service (BaaS). У Veeam также есть решения, на базе которых облачный провайдер может предоставлять помимо аренды виртуальных сервисов услугу резервного копирования.

Количество заказов от облачных провайдеров начиная с прошлого года стремительно растет. Отчасти потому, что, тенденция с Запада наконец дошла до нас. А также из-за кризиса. Компании не могут больше тратить средства на создание инфраструктуры, разработку, тестирование и запуск сервисов, предпочитая арендовать их, чтобы понять, какую прибыль сервисы способны принести, или в случае необходимости отказаться от них без существенных потерь.

- В этом году компания представила решение для управления процессом послеаварийного восстановления Veeam Availability Orchestrator. Насколько популярна и востребована в России и мире услуга Disaster Recovery as a Service (DRaaS)?

В Западной Европе и Северной Америке подобные проекты есть. Интерес к услуге в России тоже высок, и ряд провайдеров облачных сервисов уже начали тестирование. Но пока реализации DRaaS в России и СНГ не было.

Нужно принимать во внимание некоторую консервативность отечественного рынка, а также то, что, говоря о послеаварийном восстановлении, мы имеем в виду в первую очередь восстановление виртуальной инфраструктуры и приложений из облака или в облаке. А это требует определенных изменений организационных процессов и согласований внутри компании. Кроме того, даже сейчас далеко не каждая организация имеет план послеаварийного восстановления или резервный ЦОД. Но я уверен, скоро услуга DRaaS будет широко востребована и в России.

- Расскажите о концепции Always-on Enterprise, которая, по прогнозам Veeam, имеет шанс стать общепринятой нормой.

- Утверждать насчет общепринятой нормы я пока не возьмусь. Но уже очевидно, что бизнес осознал: в конкурентной борьбе непрерывность бизнес-процессов является критическим фактором, а решения по ее обеспечению стали доступны даже для небольших компаний, как с финансовой, так и с технической точки зрения.

Важно, что на обеспечение доступности данных перестали смотреть как на процесс резервного копирования. Это две взаимосвязанные, но все же разные истории. Непрерывная доступность данных – ​гарантия того, что в случае инцидента данные сохранятся в полном объеме, а простой не нанесет ущерба бизнесу. Резервное копирование – ​это один из важных элементов, которые лежат в ее основе: если вы ничего не скопировали, то нечего будет и восстанавливать.

Мы предлагаем решения, которые позволяют менее чем за 15 минут восстановить любые приложения и данные. Речь идет не только о высокой скорости гарантированного восстановления, но и о предотвращении потерь данных, эффективном использовании резервных копий и осуществлении комплексного контроля. Последнее особенно важно, так как благодаря проактивному мониторингу, контролю и оповещению заказчик оперативно узнает о возникших проблемах и может устранить их до того, как они помешают работе пользователей. Концепция Always-on Enterprise предполагает обеспечение постоянного взаимодействия в реальном времени между заказчиками, партнерами, поставщиками и сотрудниками, непрерывный доступ к приложениям из всех часовых поясов, поддержку растущего объема мобильных устройств и так далее.

- Насколько критичен простой ИТ-инфраструктуры для современного бизнеса?

- Если ответить коротко, то очень. И это не преувеличение, за этим стоят реальные цифры. В 2016 году мы представили рынку отчет Veeam Availability Report, в основе которого лежат данные опроса, проведенного среди ИТ-руководителей 1140 компаний из 25 стран, включая Россию. Численность штата – ​от 1 тыс. человек. Результат исследования показал, что в среднем в мире из-за простоев и ограниченной доступности данных крупные компании теряют ежегодно $16 млн. Среди опрошенных российских компаний данный показатель составляет $8 млн. Не стоит забывать и про попутно возникающие репутационные и прочие издержки, связанные с простоем приложений, потерей данных и отсутствием сервисов. В рамках этого исследования мы также оценили стоимость простоя приложений разной степени критичности для бизнеса. Выяснилось, что средняя стоимость часа простоя критически важного приложения составляет почти $80 тыс., некритичного – ​почти $60 тыс. А средняя стоимость потери данных за один час в России – ​около $40 тыс. Любопытно, что постепенно некоторые приложения переходят из одной категории в другую. Например, такой сервис, как электронная почта, ранее не являлся критическим, а теперь трудно представить себе его отсутствие даже в течение нескольких часов.

Подобной статистикой мы охотно делимся с нашими существующими и будущими заказчиками, как реальным подтверждением того, что ущерб от простоев несопоставим со стоимостью продуктов и их внедрением. Помимо исчерпывающей функциональности во многом простота и удобство работы с продуктом обусловливают то, что люди с удовольствием покупают наши решения. Наша модель продаж предполагает возможность заказчику сначала скачать продукт с нашего сайта, опробовать его, а потом уже купить лицензии. В сегменте СМБ нередко продажи происходят именно так.

У нас обширные планы на будущее. Не совсем верно сравнивать темпы роста нашего бизнеса с темпами рынка продуктов резервного копирования. Мы играем на поле непрерывности бизнеса и доступности приложений 24/7, это новый рынок, который вместе с нами быстро развивается.

- Компания реализует партнерскую программу Veeam Cloud & Service Provider (VCSP), которая по состоянию на III квартал 2016 года объединила более 13,2 тыс. поставщиков услуг и облачных решений по всему миру. Какие преимущества они имеют?

- Участники программы VCSP получают возможность предоставлять BaaS, DRaaS, мониторинг и прочие сервисы как услугу, то есть все то, что мы предлагаем заказчикам, которые приобретают наши продукты для внедрения в дата-центрах. Соответственно, выгода провайдеров облачных услуг в том, что их заказчики получают доступ не только к виртуальным машинам, но и к этим сервисам.