Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Чт, 18.07.2019

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 62.95 EUR 70.56
18 июля 2019 года, Чт

SAP наращивает локализацию

© ComNews
19.07.2017
Наталия Парменова, исполнительный директор ООО "САП СНГ" (SAP)

За счет чего операторы связи могут вернуться к росту выручки, есть ли им место в сфере "Интернета вещей" (IoT) и в цифровой экономике, а также о том, что сделала и планирует компания SAP в России для локализации сервисов, в интервью главному редактору портала ComNews Леониду Конику рассказала исполнительный директор ООО "САП СНГ" (SAP) Наталия Парменова.

- Выручка операторов связи перестала расти, а у многих операторских компаний в России стала даже сокращаться. Очевидно, что добиться наращивания выручки, предоставляя традиционные услуги связи, оператором уже не удастся. Какие новые возможности видите вы для телекоммуникационных компаний?

- Формула проста: "доход минус расход = маржа". Если говорить про доходную сторону, мы видим три возможных направления. Первое - развитие дополнительных сервисов (не замыкаясь на телекоммуникационных услугах). Операторы связи дотягиваются до каждого здания, поэтому все, что связано с концепцией "умный дом" и "безопасный дом", дает большой простор для их деятельности. Это справедливо и для здравоохранения: все больше поставщиков медицинских товаров и услуг заинтересовано в контроле пациентов в перманентном режиме – это касается, например, диабетиков или счастливых месяцев беременности. Далее следуют такие сферы как финансовые услуги и индустрия развлечений – телеком-операторы, при определенной широте кругозора и готовности "вынуть себя из коробочки", могут начать наступление на соседние отрасли.

Вторая большая возможность – роль брокера данных. Телеком-компании обладают огромными массивами данных об абоненте и подчас не догадываются, что их можно эффективно использовать. Простой пример: не секрет, что для производителей потребительских товаров основной статьей расходов является не закупка материалов или технологические операции, а маркетинг, и большой проблемой является целевой маркетинг. Операторы связи обладают данными о скоплении людей определенного возраста в конкретном месте, и западные сотовые компании уже их продают – чтобы некий производитель не арендовал рекламный стенд или не проводил какую-то акцию целый день, а лишь в те часы, когда представители целевой аудитории массово находятся рядом. Данные операторов связи могли бы использовать и государственные органы при проведении массовых мероприятий: скажем, если вдруг десятки молодых людей начинают быстро собираться в определенной точке, там, возможно, стоит усилить присутствие полиции.

И, наконец, третья возможность для оператора – выступать провайдером услуг третьих сторон: это как раз то, что SAP делает с "Ростелекомом", который выступает дистрибутором наших облачных решений. Среди клиентов "Ростелекома" - большое количество малых и средних фирм, которым он может продать облачный сервис как дополнительную услугу.

Резюмируя, хочу дать совет телеком-операторам: отталкиваться от того, что у них есть и в чем они сильны: это большие данные и доступ для огромного количества людей и компаний. Все это можно капитализировать, если расширить кругозор. 

- Видите ли вы возможности для операторов по сокращению расходов без ущерба для качества услуг?

- Мы видим, что мало у кого из операторов есть хорошие стратегии по управлению выручкой. Эти компании предоставляют несколько сотен услуг, но редко могут ответить на вопрос, на каких из них они реально зарабатывают, какие являются низкомаржинальными, а какие – убыточными. Мы успешно продвигаем по всему миру решение SAP Margin Assurance, которое позволяет на очень детальном уровне анализировать маржинальность каждой услуги, в том числе в географическом разрезе и в разрезе работы с конкретным сегментом рынка. В секторе FMCG такие инструменты применяются давно, и компания типа Unilever сразу ответ на вопрос, какой шампунь или майонез является маржинальным, а какой – нет. Результат этой работы проявляется в периодическом исчезновении с рынка тех или иных брендов.

- Тема цифровой экономики набирает обороты – в частности, в России она уже стала государственной повесткой дня. Как телекоммуникационные компании могут принять участие в цифровой экономике, помимо простого (и низкодоходного) предоставления связности?

- Операторы поневоле вовлечены в этот процесс. Но в конкуренции в новых секторах, о которых мы только что сказали, будь то индустрия развлечений или финансовый сектор, победит тот, кто будет быстрее бежать. Все, кто сфокусирован на выживании и развитии, смотрят очень широко. Мы видим, что банки уже создают виртуальных сотовых операторов, а телеком-компании эмитируют платежные карты, и мне кажется, что рынок, сконцентрированный вокруг конечного пользователя, в ближайшие годы резко изменится. В обиход уже вошла аббревиатура B2Me, и смысл ее в том, что нам с вами, как конечным пользователям, все равно, откуда мы получаем услугу. Поэтому операторам, банкам, игрокам рынка ритейла нужно перестать смотреть на себя как на представителей определенной отрасли и фокусироваться на потребностях клиентов. Все движутся в сторону высокой персонификации, а она невозможна без большого объема знаний о каждом клиенте – и тут у операторов связи есть большой задел.

Операторам важно также анализировать потребности их завтрашних и послезавтрашних клиентов – возрастной барьер пользования услугами связи уже снизился до двух лет. И, пожалуй, именно эти будущие клиенты являются для телеком-компаний основными контрагентами в идеологии B2Me.

- Каково место телекоммуникационных компаний в секторе "Интернета вещей" (IoT), и каким образом операторы связи могут эффективно создавать различные решения для разных вертикальных рынков?

- Операторы внимательно смотрят на сектор IoT, пытаются найти в нем свое место и участвуют в различных кейсах. IoT – это подключение различных датчиков, получение и обработка информации от них, но есть много случаев, когда важны геолокация и анализ движения, и телеком-операторы могли бы играть там важную роль. Россия – весьма географически-распределенная страна, и логистические применения IoT очень востребованы, а без участия операторов передача данных о нахождении объектов в пространстве зачастую невозможна. Самый релевантный кейс SAP в сфере логистики был реализован в порту Гамбурга, где ведущую роль в построении логистической системы играл немецкий оператор Deutsche Telekom. Порт Гамбурга имеет ограниченную площадь, и для увеличения грузопотока они не могли построить еще один терминал. А основной конкурент – порт Амстердама – такую возможность имеет.  Поэтому менеджмент гамбургского порта пошел иным путем. Они увидели, что три стороны портовых работ – грузовой автомобиль, судно и погрузчик – не сходятся в одном месте в нужное время. Поэтому, построив систему контроля за всеми тремя сторонами, они расшили это узкое место. Решение построено на мобильных устройствах и геолокационных данных о всех контрагентах. И теперь судно не подходит к берегу, если нет точных данных о готовности погрузчика, либо грузовик не выезжает в порт, пока не получил данные о точном времени погрузо-разгрузочных работ. И в России можно придумать множество подобных применений – к примеру, еще в 2016 году SAP предлагал реализовать схожий проект в Арктике.

Мы контактируем по теме IoT с российскими операторами. В частности, мы разрабатываем различные сценарии с "Ростелекомом", опираясь на нашу IoT-платформу и на облачную среду разработки, которую мы в настоящее время разворачиваем в российском ЦОДе. 

- Каков Топ-3 вертикальных рынков в точки зрения интересов и продаж SAP в России?

- Мы работаем абсолютно со всеми отраслями и продвигаем в них идеи цифровой трансформации. Наш принцип – не концентрироваться на той или иной отрасли, а следить за ситуацией на всех вертикальных рынках. Рыночная ситуация все время меняется, в последнее время в РФ бурно развиваются производство товаров массового потребления и сельское хозяйство, и у SAP идут успешные проекты с холдингами из этого сектора: "Русагро", "Черкизово", "Мираторг", "АБИ Продакт", "Петелинка". Если говорить о Тор-3, то неудивительно, что его возглавляет крупнейшая отрасль российской экономики – нефтегазовая. В ней работают такие клиенты SAP как "Сургутнефтегаз", с которым мы сотрудничаем уже 20 лет. Следом идут металлургия и электроэнергетика, а далее – ритейл. В последние годы приток новых клиентов у "САП СНГ" пошел за счет малого и среднего и бизнеса.

- В декабре 2014 года SAP, совместно с компанией "Ростелеком", создал в России свой первый ЦОД. Каковы ныне загрузка этого дата-центра и есть ли планы его расширения?

- Да, этому ЦОД пошел уже третий год. На данный момент в нем размещены четыре решения: система управления закупками SAP Ariba, система управления и развития персонала SAP SuccessFactors, наша платформа для создания частных облаков HANA Enterprise Cloud и система для интегрированного бизнес-планирования SAP Business Planning and Consolidation. Эти решения продаются в России очень успешно – честно говоря, мы не ожидали, что спрос на них будет столь велик. Это объясняется и тем, что серьезные компании в последние годы стали более строго смотреть на расходы и на обеспечение бизнес-процессов, и скоростью инноваций, которая идет по нарастающей. Вдумайтесь: за неполные три года существования нашего российского ЦОД мы установили в нем 50 тыс. функциональных обновлений!

В первый год работы этого ЦОД в него были перенесены те клиентские приложения, которые затрагивал закон "О персональных данных", но в дальнейшем заказчики стали переносить туда и другие продукты – уже не для выполнения требований закона, а из соображений бизнес-эффективности. А за счет падения курса рубля размещение в российском дата-центре SAP оказалось востребованным и со стороны международных клиентов. В каждом из двух ЦОД - главном, который находится на площадке "Ростелекома", и резервном (расположенном в Softline) - уже задействовано более чем по 100 стоек.

Мы продолжаем развивать ЦОД в России, и это для нас очень серьезное направление. В ноябре 2016 года мы добавили в него решение для интегрированного бизнес-планирования (SAP IBP). К слову, первой российской компанией, перешедшей на SAP IBP, стала уже упомянутая компания "АБИ Продакт" - одно из крупнейших мясоперерабатывающих предприятий в стране. С того момента мы запустили по SAP IBP уже более десятка проектов.  В настоящее время мы устанавливаем в российском ЦОД целый набор решений по взаимодействию с клиентами SAP Hybris и облачное CRM-решение C4C (Hybris Cloud for Customer). До конца текущего года мы также разместим IoT-платформу HANA Cloud Platform – это облачная платформа для разработки, которая комбинирует возможность работы на всех доступных языках программирования. В частности, разработчикам приложений под операционную систему iOS мы предоставим возможность работы с набором средств разработки (SDK) фирмы Apple.

- В конце 2016 г. Oracle вывела на российский рынок услугу Cloud@Customer. Ощущает ли SAP конкуренцию по этому сервису и, если да, то есть ли альтернативная услуга у SAP?

- Мы приветствуем конкуренцию, но по данному сервису мы ее не чувствуем. Как я уже сказала, до конца 2017 года мы установим в российском ЦОД платформу HANA Cloud Platform, и ей можно будет пользоваться не только в нашем дата-центе - мы предоставляем HANA Cloud Platform и в собственное пользование клиентам, которые готовы развернуть облачную платформу у себя.

Всего четыре года назад мы вывели на рынок свою систему управления базами данных (СУБД) HANA, но, по данным IDC, она уже в 2015 году заняла 9% российского рынка СУБД.

Мнения авторов рубрики "Точка зрения" могут не совпадать с позицией редакции ComNews.ru, не влияют на выбор и освещение новостей в других частях газеты
Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости