Редколонка / ноябрь 2018
Трансформация цифровой трансформации

главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
24.11.2018

Безудержное увлечение многих мировых корпораций цифровой трансформацией неожиданно дало обратный эффект. Отрыв цифровых стратегий от основных производственных активов и безоглядные попытки превратить предприятия различных отраслей экономики в ИТ-компании оборачиваются сокращением выручки и падением курса акций.

Аналитик Forrester Research Аллен Бонд в недавнем интервью порталу CIO.com заявил: "От цифровой трансформации, построенной по принципу большой метлы, уже ощущается некоторая усталость. Возникает потребность в технологических лидерах и руководителях электронного бизнеса, предпочитающих не столь тотальные перемены".

Это заявление, явно идущее вразрез с победными реляциями последних пяти лет о безальтернативности цифровой трансформации, появилось не на пустом месте. Холодным душем для всего рынка стал сход с дистанции корпорации General Electric (GE), которая в последние годы была глобальным флагманом направления.

GE объявила о начале цифровой трансформации еще в 2012 году, когда многие компании даже не задумывались об этом. Для корпорации с тяжелыми производственными активами это было революционно вдвойне. В сентябре 2015 года она создала дочернее подразделение GE Digital, в которое инвестировала $4 млрд. Задачей GE Digital стала разработка программного обеспечения (ПО), которое давало бы уникальные конкурентные отличия и ускоряло возврат инвестиций в таких направлениях бизнеса материнской компании, как производство и поставка авиадвигателей, энергетика, здравоохранение, а также в подразделении GE Transportation, которое работает в секторах горного дела, бурения, поставки и обслуживания локомотивов.

Драйвером цифровой трансформации GE выступил ее генеральный директор Джеффри Иммельт. Сразу после создания GE Digital он заявил, что к 2020 году General Electric войдет в Топ-20 крупнейших софтверных компаний мира. Одной из разработок GE Digital стала цифровая облачная платформа Predix, которая управляла датчиками IIoT на оборудовании GE, обладала возможностями машинного обучения и обеспечивала прогнозную аналитику.

На протяжении четырех лет капитализация GE росла, и многие компании в мире брали с нее пример в подходах и идее цифровизации бизнеса. А GE Digital настолько уверовала в свои силы, что стала оказывать консалтинговые услуги по цифровой трансформации. Однако за этот период выручка компании выросла всего на 8 %, а с 2017 года акции GE начали резкое падение. После того как GE потеряла около $100 млрд акционерной стоимости, в июне 2017 года Джеффри Иммельт вынужденно покинул кресло гендиректора. В день его ухода американский фондовый рынок демонстрировал штиль, но акции GE подскочили в цене на 4 %, хотя обычно отставка главы компании приводит к падению курса ее ценных бумаг.

Назначенный на место Иммельта новый руководитель – ​Джон Фланнери – ​не отказался от цифровой стратегии GE, но сфокусировался на основном бизнесе, резко сократил объемы разработки ПО и, как отметил журнал Fortune, прекратил использование цветистого языка, которым жонглировала команда прежнего гендиректора в описании своих действий и планов. Несмотря на начатые в GE преобразования, акции компании продолжили падение: по итогам 2017 года они рухнули на 45 %, а за неполный 2018 год – ​еще на 35 %. В результате через 13 месяцев после назначения был смещен и Фланнери, а его место в октябре 2018 года занял Лоуренс Калп, который уже заявил о намерении избавиться от подразделений, связанных с разработкой ПО и аддитивными технологиями (с 3D-печатью).

На пике капитализации, в "аналоговом" 2000 году GE стоила $594 млрд, а к середине ноября 2018 года, после пятилетия цифровой трансформации, ее стоимость просела до $66 млрд. И GE – ​не единственный негативный пример. В недавнем отчете исследовательская фирма Everest Group отмечает, что во всем мире три из каждых четырех предприятий не смогли добиться значимой отдачи от цифровых инвестиций.

Аллен Бонд из Forrester Research считает, что в 2019 году компании и дальше будут трансформироваться, но более умеренными темпами: "Полутора- или двухлетние инновационные циклы придут на смену пяти-семилетнему долгострою". В конечном счете, по его прогнозу, цифровая трансформация превратится в специализированные инновации. Аллен Бонд предсказывает, что в 2019 году в компаниях появится новый параметр окупаемости – ​"окупаемость инноваций", с ранжированием цифровых технологий в соответствии с корпоративной выгодой, которую они приносят.

В России, как и в мире, во многих компаниях появились дирекции и проектные офисы по цифровой трансформации. И не единичны примеры, когда эти структуры вместо тесной работы с внутренними бизнес-подразделениями создают офисы а-ля Google и, в точности как команда отставленного Джеффри Иммельта, цветисто рассказывают о плюсах цифровой трансформации. Все они рискуют через несколько лет повторить негативный опыт GE. Чтобы этого не произошло, компании должны вспомнить о своем основном бизнесе, поставив все цифровые технологии и преобразования ему на службу.

Журнал "Стандарт" №11 (190) ноябрь 2018