Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Вс, 21.07.2019

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 62.87 EUR 70.79
21 июля 2019 года, Вс

Цифровое прошлое

главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
26.01.2019
Леонид Коник, главный редактор изданий группы компаний ComNews

Стоило появиться реальной угрозе отключения эфирного аналогового ТВ-вещания в России, как чиновники озаботились судьбой региональных телеканалов. Хотя Национальная ассоциация телерадиовещателей (НАТ) била тревогу по этому поводу и предлагала конкретные идеи еще в 2010 году.

В ноябре 2018 года будущим региональных каналов обеспокоилась глава комиссии по развитию информационного общества Совета Федерации Людмила Бокова, а следом тему подхватила глава Совфеда Валентина Матвиенко. Интерес сенаторов к судьбе 70 российских региональных каналов привел к принятию Советом Федерации 16 января 2019 года постановления №5‑СФ "О вопросах перехода на цифровое телевизионное вещание в Российской Федерации". В частности, этот документ рекомендует правительству РФ в 2020‑2021 годах за счет федерального бюджета создать для региональных ТВ-каналов третий мультиплекс. Минкомсвязи немедленно парировало, что если третий мультиплекс и появится, то исключительно за счет региональных бюджетов. Отраслевое министерство также подчеркнуло, что свободных радиочастот для третьего мультиплекса в России нет. Одна из концепций развития в РФ сетей 5G (которую подготовило ООО "Спектрум Менеджмент" по заказу Союза операторов мобильной связи ЛТЕ) предлагает сдвинуть первый и второй мультиплексы в диапазон частот ниже 694 МГц, чтобы освободить полосу 694‑790 МГц для сотовых сетей пятого поколения. Хотя все понимают: если забота о региональном эфирном вещании передастся от Совета Федерации в Белый дом и Кремль, то частоты для третьего мультиплекса волшебным образом найдутся.

Но даже если государство изыщет частоты и средства на цифровые передатчики для третьего мультиплекса (а если речь идет о полном охвате территории страны, то это без малого 5 тыс. объектов вещания), это не решит множество иных проблем региональных каналов. Во-первых, едва ли все они смогут найти деньги для оплаты эфирной цифровой трансляции: по оценке Минкомсвязи, сообща все каналы, претендующие на попадание в третий мультиплекс, должны будут платить РТРС по 20 млрд рублей в год. Даже гораздо более состоятельные телеканалы второго мультиплекса, такие как ТНТ или СТС, до последнего упирались и оплачивали передачу сигнала лишь в крупных городах – ​и только в конце 2018 года государство буквально поставило их перед фактом, что необходимо платить за работу 100 % цифровых передатчиков.

Во-вторых, не в каждом регионе есть местный канал, зато в отдельных субъектах Федерации их несколько – ​и как в этой ситуации распределить третий мультиплекс между регионами и каналами, тоже неясно.

Третьей болевой точкой региональных ТВ-каналов является отсутствие у большинства из них оригинального контента для круглосуточного вещания. Для решения этой проблемы НАТ в 2010 году предлагала создать Национальный банк видеоконтента, с помощью которого телеканалы из разных регионов могли бы обмениваться созданным ими контентом. Однако за прошедшие с тех пор восемь лет плана действий и инвестиций для реализации этой идеи так и не появилось.

Вообще вся политическая шумиха вокруг отключения в России аналогового телеэфира к середине 2019 года звучит как эхо из прошлого. Большинство россиян давно принимают телевизионные программы по кабелю, спутнику или через Интернет (IPTV). По данным аналитического агентства "ТМТ Консалтинг" за III квартал 2018 года, проникновение услуги платного ТВ в России превысило 77 % (им охвачено 43,7 млн домохозяйств). "Платной" эта услуга называется формально: средний счет составляет 175 рублей в месяц, что сравнимо с платой за коллективную антенну на крыше. В последние годы абонентская база российских операторов платного вещания увеличивается на 203 % в год, но с учетом шумихи с отключением аналогового эфира в 2019 году темпы роста скорее всего окажутся выше. Создавать ради остающихся без платного телевидения 20 % домохозяйств сеть из 5 тыс. цифровых передатчиков – ​расточительное дело, особенно если учесть, что в этот сегмент попадает молодежь и другие категории граждан, которые вообще не интересуются линейным телесмотрением.

Первые европейские страны, которые запустили сети цифрового эфирного вещания раньше России, уже начали их отключать. Так, в Швейцарии общественный вещатель SRG объявил о прекращении вещания в стандарте DVB-T по всей стране с 3 июня 2019 года. Телезрителям SRG советует подключиться к IPTV, кабельному, спутниковому ТВ или пользоваться интернет-стримингом. То же самое сделал вещатель VRT в Бельгии, который с 1 декабря 2018 года выключил цифровой эфирный сигнал (эта компания работала во Фландрии, где говорят на голландском).

С похожим упорством десятилетие назад Минсвязи насаждало универсальные услуги – ​интернет-доступ из коллективных пунктов и таксофоны. Первый сервис умер своей смертью, а почти 150 тыс. таксофонов красного цвета до сих пор развешены по всей стране. С 2017 года, когда монопольное право их обслуживания получил "Ростелеком", отчетов по универсальным услугам не стало, но в предыдущие годы на каждый таксофон приходилось менее 10 минут разговоров в месяц (включая бесплатную связь с экстренными службами и тестовые звонки монтеров). Это бессмысленное хозяйство выкачивает из кармана всех операторов связи (которые обязаны отчислять в фонд универсальной услуги 1,2 % от выручки) примерно по 9 млрд рублей в год – ​за эти деньги давно можно было обеспечить всех нуждающихся гораздо более современными телекоммуникационными сервисами.

Журнал "Стандарт" №1 (191) январь 2019
Редколонка

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости