Точка зрения / февраль 2019
Интерконнект в соответствии с правилами ВТО

Евгений Чечельницкий, советник генерального директора ОАО "МТТ"
Евгений Чечельницкий,
советник генерального директора ОАО "МТТ"
25.02.2019

За последние несколько лет межоператорский рынок испытал несколько волн изменений, как в регуляторном, так и в исключительно рыночном выражении. Сегодня уже можно сказать, что в результате в этом сегменте сформировались существенные диспропорции, неэффективности и дискриминационные проявления, вызванные де-факто монопольным ценообразованием. Очевидно, что эти факторы приводят рынок к необходимости пересмотреть механизмы государственного регулирования интерконнекта, тем более что рано или поздно они должны быть приведены в соответствие с принятыми Россией обязательствами при вступлении в ВТО. Тот факт, что действующая практика взаимоотношений операторов связи нарушает ратифицированный страной международный договор, становится вызовом не только для отрасли связи, но и для всей нашей страны.

В этом году исполнится семь лет, как наша страна ратифицировала Протокол о присоединении Российской Федерации к Всемирной торговой организации. Вхождение России в ВТО проходило с продолжительными и бурными обсуждениями - в том числе диспуты коснулись и отрасли связи, при этом ряд депутатов и общественных деятелей пытались оспорить конституционность такого шага.

Важно отметить, что Конституционный суд РФ, равно как и Верховный суд, именно тогда подтвердили принципы, согласно которым в ситуации когда международным договором России установлены иные правила, чем предусмотренные национальным законом страны, то применяются именно правила международного договора.

Но в какой мере все вышеописанное касается отрасли связи и такой специфической области, как межоператорское взаимодействие? Ответ - напрямую.

Дело в том, что важнейшим международным договором, регулирующим деятельность в области связи, является Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС), которое совместно с перечнем специфических обязательств по услугам, а также дополнительными обязательствами в области услуг базовых телекоммуникаций (так называемое Соглашение о базовых телекоммуникациях) входит в Протокол о присоединении России к ВТО.

А что же интерконнект? Соглашение о базовых телекоммуникациях, которое распространяется как на сектор фиксированной, так и на сектор мобильной связи, постулирует, что "подключение к основному поставщику связи будет обеспечено в любом пункте сети, где это технически осуществимо. Это подключение обеспечивается:

(a) в соответствии с недискриминационными правилами и условиями (включая тарифы и уровень качества) не менее благоприятным, чем те, которые предусмотрены для собственных аналогичных услуг или для аналогичных услуг неаффилированных провайдеров;

(b) своевременно, в соответствии с правилами, условиями и затратно-ориентированными тарифами, которые должны быть прозрачными и разумными, а также эффективно независимыми;

(c) по запросу, в точках, помимо терминалов сети, к которым имеют доступ большинство пользователей, по тарифам, отражающим затраты на создание необходимых дополнительных установок".

Обращу внимание на то, что в этом же документе "основной поставщик" определяется как "поставщик, имеющий возможность оказывать существенное влияние на условия деятельности (в том, что касается цен и поставки) на рынке услуг базовых телекоммуникационных услуг вследствие контроля над основными средствами или использования своего положения на рынке".

И вот тут в деталях кроется дьявол. На российском межоператорском рынке сложилась, к сожалению, порочная практика, когда такой "основной поставщик" устанавливает цены на пропуск трафика выше, чем тарифы для своих собственных абонентов и услуг, отказывает в присоединении и пропуске трафика на технически возможном уровне. ну и, самое неприятное, выставляет цены на услуги инициирования вызова практически в два раза выше цен на аналогичные услуги завершения вызова.

Эта практика, как видно из вышеизложенных выдержек, напрямую противоречит торговым соглашениям.

Более того, желание ряда операторов изъять с межоператорского рынка такую услугу, как присоединение и пропуск трафика на зоновом уровне сети подвижной связи, с его 95 копейками за завершение вызова, также вызывает озабоченность в связи с конфликтом по нормам ВТО. По нашему мнению, такой шаг будет противоречить не только международному соглашению, но и принципам антимонопольного законодательства России. Ведь согласно текущим нормам операторам запрещается изымать услуги из обращения, если в результате цена на аналогичный сервис становится выше. Надеюсь, нет смысла доказывать, что цена завершения вызова на сеть подвижной радиотелефонной связи с единственной точкой присоединения в федеральном округе будет выше 95 копеек?

Есть и другое резонансное предложение - ввести отсутствовавшее ранее понятие услуги "завершения международного вызова на сеть российского оператора связи (другого российского оператора связи)". Основной довод заключается в том, что действующие на рынке ~10 операторов несут основную нагрузку по организации трансграничных переходов, что они построили МГ/МН-сеть на всей территории страны и обеспечивают целостность всей сети связи - поэтому их стоит поддержать введением данной услуги. С одной стороны, здесь присутствует конкуренция, а с другой - уровень вложений в инфраструктуру операторов МГ/МН-связи настолько значительный, что позволяет решать задачу обеспечения взаимности и паритета цен во взаимодействии с международными партнерами.

Однако международным завершением на сеть российского оператора связи (другого российского оператора связи) предлагается считать также и пропуск трафика от точки присоединения к сети МГ/МН на территории России. С учетом существующего предложения об исключении зонового уровня присоединения к мобильным сетям это будет означать фактическое введение монополии на международное завершение вызова на мобильных абонентов для тех операторов, которое имеют собственные МГ/МН-сети.

В результате таких шагов мы получим не что иное, как ценовую дискриминацию. Одна и та же услуга в одном случае будет называться услугой международного завершения вызова, а в другом случае - услугой междугородного завершения вызова (если вызов инициирован российским абонентом). Поскольку эластичность спроса на услугу завершения различна, то цель предлагаемых мер понятна - установить разные цены на одну и ту же услугу.

Получается, что эта идея противоречит не только антимонопольным принципам, которые запрещают установление различных цен (тарифов) на одну и то же услугу, но и перечню обязательств РФ к ГАТС в части трансграничной поставки услуг связи. Напомню, что в отношении трансграничной поставки услуги телефонной связи Россией не вводились ни ограничения по доступу на рынок, ни ограничения национального режима. Откровенно говоря, ограничения по трансграничной поставке услуг связи отсутствуют практически у всех стран - членов ВТО*.

И если стоимость технологического этапа на территории нашей страны будет зависеть от того, какой абонент инициировал вызов - российский или иностранный, то можно констатировать, что иностранный оператор (а с ним и его абонент) будут поставлены на территории России в неравное положение по отношению к местному оператору и его абоненту. А это, в свою очередь, станет фактом введения ограничений национального режима.

Соответственно, по нашему мнению, при разработке и пересмотре фундаментальных документов, определяющих межоператорское взаимодействие и структуру отрасли в целом, крайне важно учитывать положения международных договоров и принятые РФ обязательства. Мы должны стремиться к балансу законодательных инициатив, существующих норм и интересов рынка. Мы со своей стороны готовы принимать активное участие в работе по совершенствованию системы регулирования отрасли, которая будет направлена на развитие конкуренции, расширение потребительского выбора и обеспечение целостности, устойчивости и безопасности сети связи общего пользования.

* Российская Федерация была одной из первых стран - членов ВТО, которая в части трансграничной поставки услуг спутниковой связи ввела ограничения по доступу на рынок.

 

Мнения авторов рубрики "Точка зрения" могут не совпадать с позицией редакции ComNews.ru, не влияют на выбор и освещение новостей в других частях газеты