Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Сб, 20.04.2019

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 63.96 EUR 71.92
20 апреля 2019 года, Сб

Идеальный шторм: продолжение

Александр Голышко,
Виталий Шуб
01.04.2019

"По-моему, одно из любимых занятий Господа Бога – ​заставлять действовать тех, кто говорит "никогда"
(Стивен Кинг)

В предыдущем номере "Стандарта" мы начали рассматривать сценарии развития информационной инфраструктуры в цифровую эпоху. Продолжим.

На горизонте 5G

Александр Голышко, системный аналитик ГК "Техносерв", к. т. н.

На фоне раскручивающейся истерии на Востоке и Западе и пламенного соревнования в инновационности между операторами, а именно на предмет опережающего запуска сетей фиксированного и мобильного 5G (Verizon, к примеру, уже запустил сеть 5G в фиксированном варианте 1 октября 2018 года), наглухо закрытый и защищенный от любых интервенций, слияний и поглощений, лучший в мире по соотношению "цена/качество" российский рынок сотовой связи во главе с национальным регулятором демонстрирует непоколебимое спокойствие и уверенность в своих силах. И действительно, куда они все (держатели 250 млн активных SIM-карт) с "подводной лодки" денутся?! В славных традициях предыдущих поколений сотовой связи (2G/3G/4G) "поспешаем не спеша" – ​с отставанием от мирового рынка на 3‑5 лет.

Помимо этого всем очевидного и традиционного исторического факта, относящегося к компетенции национального регулятора и российского мобильного сообщества, остаются вопросы, связанные с возможными путями технической эволюции сетей 5G, если и когда требуемые частоты для них будут выданы, а сети – ​построены.

Тут-то и начинается самое интересное, и вырисовываются большие интриги, как и в случае с предыдущими поколениями сотовой связи.

Действительно, сотовой пятилетки "шаги саженьи" и богатырский замах 3GPP задействовать и мобилизовать во благо народное и общечеловеческое – ​частоты от 450 МГц и аж до 100 ГГц по всему земному шару – ​наталкиваются на физическую картину мира, где не все так радужно.

Например, декларируемый корневой частотный диапазон 5G – ​3,4‑3,8 ГГц – ​показал неэффективность в предыдущих попытках запуска сетей Mobile WiMAX, из-за так называемой проблемы второй стены, то есть блокирования обратного канала от абонентского терминала внутри квартиры к базовой станции (БС) – ​из-за высокого уровня поглощения радиоволн в стенах современных железобетонных жилых зданий. Выражаются надежды, что использование более широкополосных несущих может улучшить соотношение "сигнал/шум" при заданной излучаемой мощности, делая такие сети эквивалентными (по покрытию внутри зданий) сотовым сетям в диапазоне 2,0‑2,5 ГГц. Также активно муссируются возможности работы в корневых частотах 26‑28 ГГц (что, кстати, уже сделал Verizon) и 39 ГГц, в которых сеть работает в режиме прямой видимости "БС-терминал".

Частотный вопрос и инфраструктура

Виталий Шуб, независимый эксперт, к. ф-м. н.

В целом с мобильной связью в мире и Отечестве всегда было неплохо, но все испортил частотный вопрос. Не вдаваясь в исторические подробности, отметим, что поиск новых частот под 5G – ​вещь ожидаемая, потому-то и технология разрабатывалась по зонтичной схеме, с возможностью поддерживать работу в любом стандарте и любом диапазоне, где нашлись свободные радиочастоты.

Если посмотреть внимательно на четвертьвековую историю сотовой связи, то становится очевидным, что практически все деньги во всем мире зарабатываются только в трех корневых диапазонах, обеспечивающих экономически эффективное покрытие внутри зданий: 600‑900 МГц, 1700‑1900 МГц и 2100 МГц. Плюс два глобальных диапазона Wi-Fi с коротким "плечом" до 100 метров для хот-спотов. Если построить гистограмму типа "ARPU/диапазон несущей", то на ней мы увидим только эти три пика, с почти нулевыми значениями выше и ниже по шкале частот.

Именно поэтому происходят бесконечные рефарминги одних и тех же частот, типа NMT-450 – ​GSM-400 – ​CDMA-450 – ​LTE-450, NMT-900 – ​GSM-900 – ​LTE-900, GSM-1800 – ​LTE-1800, WCDMA-2100 – ​LTE-2100.

Но при этом каждый цикл частотного рефарминга отягощается необходимостью перераспределения несущих из-за все большей их широкополосности (30 кГц в GSM, 1,5‑5 МГц в W‑CDMA/LTE, до 100 МГц на одну несущую в 5G). Очевидно, что при таком стремительном "разбухании" несущих возможности мирного сосуществования нескольких операторов в одном частотном диапазоне стремительно сокращаются, стремясь к нулю и оставляя жизненное пространство только для одного из них.

Другим аспектом, сильно осложняющим жизнь сотовым операторам, является необходимость ожидаемого десятикратного (!) увеличения количества БС при миграции к 5G. Уход операторов в высокие частоты автоматически тянет их в эпоху "цифрового пуантилизма", а-ля ковровое покрытие больших пространств точечными зонами хот-спотов Wi-Fi в диапазонах 2,4 ГГц и 5 ГГц. Автоматически требуемая оптоволоконная инфраструктура Mobile Backhaul 5G со скоростями около 10‑100 Гбит/с на БС подразумевает значительные САРЕХ и ОРЕХ.

При этом трагические метания операторов мобильной связи между безлимитными тарифами и пакетами с фиксированным объемом трафика никак не сказываются на ожидаемом инкрементальном увеличении ARPU, в силу все того же эффекта "беличьего колеса" или "бега на месте". Абоненты, воспринимающие техническую эволюцию сетей сотовой связи как само собой разумеющееся, совершенно не склонны из-за некоторого увеличения скоростей передачи или появления пары-тройки полезных сервисных опций платить сегодня больше, чем платили вчера.

Еще одним отягчающим ситуацию аспектом является неумолимое правило "80/20", согласно которому 80 % мобильного трафика генерируется в помещениях по месту пребывания абонентов, то есть либо дома, либо на работе. Но в реальной жизни эту нагрузку берут на себя домашние, офисные или общественные хот-споты Wi-Fi, обеспечивающие точечное покрытие внутри личных, служебных или общественных помещений. При прогнозируемом увеличении доли "тяжелого" стримингового видеотрафика в общем потоке мобильных данных до 90 % получается, что требуемое десятикратное увеличение количества БС при переходе к 5G не даст инкрементального роста трафика и ARPU, потому что обеспечит лишь "формальное" покрытие мобильным оператором больших лицензионных территорий, без существенного увеличения объема и спектра предоставляемых сервисов.

Возможным позитивным для операторов сценарием в этом случае была бы полная оснащенность абонентов постоянно носимыми гарнитурами VR/AR, но тогда мы приходим к варианту, при котором практически все люди на улице ходят не просто с беспроводными "затычками" в ушах, но и с беспроводными "наглазниками" гарнитур виртуальной и дополненной реальности типа Magic Leap, которые обеспечивают операторам требуемое увеличение объема мобильного трафика. Страшноватое будущее, честно говоря. Следующий логичный шаг – ​толпа аватаров вместо людей на улице.

Техническим выходом в этой ситуации стало бы максимальное переиспользование частотного спектра в диапазоне, обеспечивающем наилучшее покрытие территорий как на открытой местности, так и внутри зданий, а именно в диапазоне от 450 МГц до 2500 МГц, по примеру североамериканских и китайских операторов сотовой связи.
В этом случае при переходе к 5G дополнительная финансовая нагрузка из-за увеличения количества требуемых БС и необходимости построить опорную сеть к ним может быть снижена за счет увеличения эффективного радиуса сот при снижении рабочей частоты БС. Одновременно, стриминговые видеосервисы на носимые абонентские терминалы могут предоставляться "на ходу", без задействования так и не созданной точечной инфраструктуры Wi-Fi, не обеспечившей коврового покрытия.

Излишне говорить, что наиболее предпочтительны для развития мобильного ШПД диапазоны 800 МГц, 700 МГц и 600 МГц ("цифровой дивиденд"), которые во многих странах стараются освободить от эфирного ТВ-вещания. Причем рекомендации по использованию двух первых диапазонов уже приняты Международным союзом электросвязи, а принятие рекомендаций по использованию последнего ожидается на Всемирной радиоконференции (ВКР-2023), когда во многих странах уже вовсю заработают полноценные сети 5G.

Нет нужды лишний раз рассказывать, чем, с учетом физики распространения электромагнитных волн, для российской территории выгодны "нижние" радиодиапазоны, как, впрочем, они выгодны и для других крупных стран – ​таких как США, Китай, Индия или Бразилия. Но их использование – ​прерогатива местных администраций связи. В России рефарминг этих частот запрещен без согласия эфирных телевещателей. А в США, к слову, регулятор даже выкупал радиочастоты у местных ТВ-вещателей, чтобы в итоге их использование было выгодно всем участникам ИКТ-рынка.

Видимо, должно пройти еще какое-то время, чтобы "кто-то там наверху" пришел к заключению о том, "кто более матери-истории ценен". Другими словами, о том, что же именно делает экономику "цифровой" – ​эфирное цифровое ТВ-вещание или сеть 5G/4G/3G/ШПД, создаваемая в том числе (а подчас и прежде всего) под обещанный Интернет вещей и цифровые сервисы. И добавим, способная решить задачи ТВ-вещания, принимая не пару десятков, а сотни и тысячи ТВ-программ. Собственно, уже сегодня можно смотреть ТВ на смартфоне и получать в хорошем качестве пакет программ, которого никогда не будет ни у одного эфирного (наземного) или даже спутникового вещателя.

Не секрет, что объявленный переход исключительно на цифровое ТВ-вещание требует приобретения владельцами "старых" телевизоров (то есть без встроенного модуля DVB‑T2) специализированной приставки. Но точно так же эти телевизоры могли бы получать сигнал через ШПД, если бы "Ростелеком" продолжил работу по "ликвидации цифрового неравенства" в малых населенных пунктах РФ.

Ну что же, иногда "лечение" бывает отложенным.

Виртуальная реальность

Если учесть зарубежный опыт строительства операторами инфраструктуры для 5G сообща (деньги-то немалые, да и вряд ли они быстро "отобьются"), то налицо еще один тренд – ​возможность создания инфраструктурного оператора и превращения действующих мобильных операторов в MVNO с сохранением текущего жизненного пространства.

Кстати, предыдущий состав Минкомсвязи РФ убрал практически все преграды на пути совместного использования операторами зданий и сооружений, каналов связи с соответствующей канализацией и антенными мачтами, различного оборудования и даже радиочастот. Поэтому вопрос лишь в желании и дележе ресурса пропускной способности, что, впрочем, может затянуться надолго.

Справедливости ради стоит сказать, что неповоротливость и негибкость гипотетического инфраструктурного оператора также может легко "убить" данный тренд, сулящий будущим виртуальным операторам существенную экономию – ​за счет отказа от капитальных затрат и превращения компаний в "цифровые" офисы продаж. Ну а кто-то запустит для них "цифровые" генераторы услуг.

Получается, что будь то фиксированная или мобильная связь – ​возможности дальнейших путей развития у операторов – ​в виртуальном варианте. Может, это и есть суровая "сермяжная правда" будущего ИКТ-рынка?

Подведем итоги

Какие из всего этого напрашиваются выводы? Во-первых, грядущая "цифровая революция" в значительной мере, особенно за счет предоставления сервисов NB-IoT, агностична к телекоммуникационной инфраструктуре. Цифровая платформа государства и бизнеса будет развиваться в "коридорах возможностей", предоставляемых операторами мобильного и фиксированного ШПД по мере их естественной технической эволюции.

Во-вторых, развитие оптоволоконного ШПД в вариантах (NG/DWDM-GPON) или Р2Р может в перспективе решить проблему недискриминационного доступа операторов фиксированного ШПД в многоквартирные дома – ​за счет создания единой пассивной оптической сети доступа со 100 %-ным покрытием и проникновением, обеспечивающей представление всего спектра мультимедийных услуг от множества "виртуальных" контент-провайдеров по модели VNO.

В-третьих, возникающая дилемма дальнейшего развития сетей мобильного ШПД все более остро ставит вопрос о необходимости тотального частотного рефарминга в диапазоне 400–2500 МГц для сохранения экономической эффективности операторов мобильной связи и возможности дальнейшего повышения качества и объема предоставляемых ими услуг. В том числе с помощью перспективных VR/AR-гарнитур. И от этого зависят успехи цифровой экономики.

Кто может поднять "флаг" такого частотного рефарминга? На первый взгляд, решение может оказаться парадоксальным: это могут сделать сами эфирные ТВ-вещатели, если начнут диалог с операторами мобильной связи (при участии регулятора, разумеется). В конце концов они могут получить и деньги, и возможность продолжать вещание без границ – ​как в части охвата аудитории, так и в части набора ТВ-программ и сопутствующих сервисов.

Собственно, когда этот шторм закончится? Быть может, никогда…

Мнения авторов рубрики "Точка зрения" могут не совпадать с позицией редакции ComNews.ru, не влияют на выбор и освещение новостей в других частях газеты
Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости