Мнение / декабрь 2019
В духе времени

Леонид Тихомиров
руководитель ITPS
16.12.2019

Нефтяные компании проходят путь цифровой трансформации, причем российские проявляют в данном процессе высокую активность. О том, что дает внедрение цифровых технологий участникам нефтегазовой отрасли, обозревателю "Стандарта" Якову Шпунту в ходе V Федерального ИТ-форума нефтегазовой отрасли России "Smart Oil & Gas: Цифровая трансформация нефтегазовой индустрии" рассказал руководитель ITPS Леонид Тихомиров.

- В этом году ITPS отмечает 15-летие. Расскажите об основных этапах развития группы компаний.

- Мы начинали как классическая ИТ-компания: специализировались на внедрении программного обеспечения, как правило, зарубежных разработчиков. Постепенно мы расширили линейку услуг, начали предлагать ПО собственной разработки и сопутствующие сервисы. Например, консалтинговые услуги, увязывая наши программные продукты с бизнес-процессами, оборудованием и уже имеющимися ИТ-системами компании-заказчика в рамках долгосрочной стратегии его развития. Таким образом, мы превратились в сервисную компанию, но все наши сервисы по-прежнему опираются на ИТ. Таково требование времени.

- Что вам дает участие в форуме Smart Oil & Gas?

- Мы участвуем в этих форумах с первого года их проведения, ни одного не пропустили. Если занимаешься цифровизацией в нефтегазовой отрасли, необходимо находиться в постоянном контакте с профессиональным сообществом. Мы должны знать своих потенциальных клиентов и заказчиков так же, как и они нас. Участие в таких форумах для нас обязательно.

- Какие технологии используются для повышения нефтеотдачи?

- Повышение эффективности добычи нефти и газа может достигаться несколькими путями. Некоторые из них связаны с физико-химическими методами воздействия на пласт. Многого позволяет добиться также усовершенствование процессов бурения. И наконец, цифровые технологии, которые системно связывают все процессы. Их применение может повысить эффективность месторождения на 30-35 % за счет оптимизации планирования, эффективного распределения труда и минимизации потерь. Причем цифровизация является системообразующей: именно она позволяет организовать работу так, чтобы при расходе минимума ресурсов месторождение давало максимальную отдачу.

- То есть, вы считаете, что цифровые технологии способны до неузнаваемости изменить нефтегазовую отрасль?

- Да, так и происходит. Причем, во многих отраслях. Взгляните, как появление сервисов вроде Uber изменило рынок услуг такси. Раньше время подачи машин было очень приблизительным, и потребитель не видел, где находится автомобиль. Сейчас цифровой сервис позволяет подобрать такси, которое находится к пассажиру ближе других, дает возможность отследить перемещение автомобиля, в результате чего его подача происходит даже раньше заявленного времени. В нефтедобыче все еще интереснее: здесь ключевой эффект возникает от того, что мы можем быстрее собирать и анализировать огромные массивы информации и на их основе принимать верные управленческие решения. Точность и наглядность – именно в этом состоит ценность цифровых технологий, в том числе и ориентированных на сферу добычи нефти и газа. С их помощью специалисты начинают лучше понимать процессы, точнее оценивать запасы, рассчитывать, где и какие бурить скважины, а также максимально точно подбирать режимы работы оборудования. И чем уровень развития технологий выше, тем эффективнее решаются вышеперечисленные задачи.

- По данным Минэнерго, уровень цифровизации российской нефтегазовой промышленности в 2018 году вырос в четыре раза и достиг 12 %. Совпадает ли это с вашими оценками?

- В области добычи и переработки эти цифры похожи на правду. Рост продолжается, цифровые технологии все больше проникают на производственные объекты. Однако о глубокой цифровизации, предполагающей широкое использование различных методов моделирования, интегрированного планирования, предиктивной аналитики и других инструментов, встроенных в производственные процессы, говорить еще рано.

- Как цифровизация влияет на производственные показатели компаний?

- Цифровизация означает оптимизацию, причем комплексную. Бизнес можно сравнить с гонкой, где на результат влияют все компоненты транспортного средства: двигатель, трансмиссия, руль, тормоз. Управлять компанией сложнее, чем автомобилем. Можно выделить два основных контура управления: управленческий – это ERP-системы; и производственный, в котором используются MES, АСУ ТП, разного рода диспетчерские системы и т. д. Некоторые бизнес-процессы пронизывают оба контура. Каждый из этих бизнес-процессов можно оптимизировать. Потенциал для оптимизации, особенно в производственном сегменте, огромен. В нефтяной отрасли оценить его бывает непросто: помимо производственных ограничений, где-то есть влияние природных факторов, где-то сложные логистические цепочки. Как правило, всегда найдется, что улучшить там, где есть финансовые потоки или оборот товарно-материальных ресурсов. Очень большой потенциал оптимизации в сфере технического обслуживания и ремонта оборудования, непосредственно в процессах разработки и добычи, экономики и финансов, управления персоналом, обеспечения промышленной безопасности и охраны труда. Вот основной, хоть и не полный список.

- Что, на ваш взгляд, препятствует цифровизации?

- Здесь вспоминаются слова героя Михаила Булгакова о том, что разруха, прежде всего, в головах. Если кто-то что-то хочет сделать, то он это делает, причем быстро и результативно. Если желания нет, то можно без конца искать причину, почему ничего делать не нужно. Между тем, нет никаких реальных препятствий для внедрения технологий, повышающих эффективность производства. Важно выбрать правильную стратегию и последовательность действий. Воспользуюсь случаем, чтобы еще раз подчеркнуть: ITPS не просто продает программы и услуги, основной результат нашей работы – рост показателей эффективности, снижение операционных издержек, повышение конкурентоспособности заказчиков. В нашем портфеле есть успешные проекты в таких продвинутых компаниях, как "Газпром нефть", "ЛУКОЙЛ", "Татнефть" и другие.

- В этом году проект "Татбурнефти" победил в конкурсе ComNews "Лучшие ИТ-проекты для нефтегазовой отрасли".

- Да, именно. Заказчик с самого начала сформулировал задачу для нас так: нам не нужны программные продукты и модули, а нужна единая информационная среда, в которой будут консолидированы все и взаимосвязаны данные и процессы функциональных подразделений. С этой целью на предприятии была запущена программа трансформации и развития системы управления. Обратите внимание, речь идет не о внедрении каких-либо систем, а именно о комплексном подходе, меняющем саму бизнес-модель предприятия. Совместно с заказчиком мы сформировали экспертную группу, собрали воедино и упорядочили нормативную базу, разработали целевую модель бизнес-процессов и создали комплексное решение, позволяющее реализовать современные подходы к управлению предприятием. Результат – качественно новый уровень управления, оптимизация трудозатрат при сохранении высокого качества работ и полного контроля над процессами, а главное – повышение привлекательности в глазах клиентов, что сразу привело к росту клиентской базы и появлению новых проектов. Это я и считаю основной ценностью проделанной работы – то, что внедрение технологий привело к желанным переменам. Цифровизация – не цель, а средство, с помощью которого можно значительно повысить эффективность и конкурентоспособность актива.

- В ходе одного из недавних проектов ITPS развернула сеть сбора и передачи данных на месторождении. Расскажите, как это удалось сделать?

- В проекте использовался наш продукт AVIST.Operation. Мы применили системы, базирующиеся на технологии LoRaWAN. Над проектом работал опытный и квалифицированный персонал, желаемый результат был получен очень быстро и при небольших финансовых вложениях. Несмотря на то, что объект расположен не слишком далеко от центрального региона России, данная местность малонаселенная и погодные условия в ней сложные. Был период, когда из-за снежного бурана объект в течение недели находился в изоляции. Раньше обмен информацией в таких условиях был просто невозможен. В результате развертывания сети и информационного мониторинга стало возможным не только отследить, что добыча на объекте продолжается и многие резервуары близки к переполнению, но и своевременно остановить добычу, что позволило избежать аварии. Решение данной задачи традиционным образом, с отправкой людей на объект, было сопряжено со значительным риском и затратами, а наличие системы передачи данных и AVIST.Operations на месторождении позволило провести все операции удаленно из теплого офиса. После того, как погода наладилась, добыча была восстановлена.

- Насколько часто приходится доукомплектовывать датчиками и прочими системами существующее оборудование заказчика, в том числе устаревшее?

- Это вполне стандартная ситуация. В каждом случае необходимо просчитывать экономический эффект и проектировать, универсального проекта не существует. Иногда заказчики начинают проекты по цифровизации с модернизации таких производственных объектов, как компрессорные станции по перекачке газа, на которых все необходимые датчики уже стоят. Правильнее всего доукомплектовывать объекты в соответствии с потребностями управления на основе интегрированной или какой-то иной модели, это эффективно и очень понятно – какой сигнал для какой цели нужен.

- Насколько применимы типизированные подходы к цифровизации месторождений?

- Тут уместно провести аналогию с медициной, когда нужно провести диагностику и выбрать наиболее подходящий метод лечения. Месторождение также сначала необходимо обследовать, затем, исходя из результатов обследования, с учетом технологической схемы разработки месторождения определяется технологическое оснащение, частью которого, в свою очередь, являются решения по цифровизации. На выбор оптимальных решений влияет целый комплекс факторов, включая горно-геологические условия, природные или технические ограничения, экономические показатели. При этом все факторы нужно учитывать в динамике.

- Что такое ITPS сегодня? В чем уникальность и ценность вашего предложения на рынке цифровой трансформации?

- Главная идея, которая лежит в основе нашего бизнеса, – мы продаем бизнес-эффективность и знаем, как ее достичь, опираясь на собственный практический опыт, в том числе международный, уникальный для России. У нас есть собственные инновационные разработки и методология, позволяющая учитывать все аспекты работы предприятия: процессы, организацию, персонал и т. д. Как правило, лучше начинать с формирования стратегии и через изменение бизнес-процессов двигаться к созданию качественно новой, интеллектуальной модели бизнеса – гибко управляемой, прозрачной и эффективной. Предприятия, которые осознали необходимость комплексных преобразований, сегодня демонстрируют уверенный рост. Окупаемость комплексных цифровых проектов редко составляет более полутора лет, чаще всего полгода-год. Инвестиции в цифровую трансформацию дают поистине прорывные эффекты, и все без исключения компании рано или поздно к этому придут. Разумеется, в выигрыше окажется тот, кто добьется результатов раньше конкурентов.