Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Пт, 14.12.2018

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 66.26 EUR 75.39
14 декабря 2018 года, Пт

Константин Солодухин: "Универсальной схемы организации бизнеса услуг дальней связи нет и быть не должно"

Сергей Астафуров,
ПРАЙМ-ТАСС БИТ

06.05.2005




Константин Солодухин

Константин Солодухин сменил Вячеслава Гуркина на посту гендиректора компании "Межрегиональный ТранзитТелеком" (МТТ) в конце февраля 2005 г. накануне либерализации рынка дальней связи. О положении компании на данный момент и о стратегии развития МТТ Константин Солодухин рассказал корреспонденту ПРАЙМ-ТАСС БИТ.

- Константин Юрьевич, вы возглавили ОАО "Межрегиональный Транзит Телеком" (МТТ) не так давно. Расскажите, пожалуйста, о состоянии дел компании.

- Поскольку я возглавил компанию в конце февраля 2005 г, а с того момента прошло уже два месяца, предлагаю вам срез положения МТТ на данный момент. На сегодняшний день МТТ практически на 100% выполняет требования на предоставление услуг междугородней и международной (МГ/МН) связи, имея точки присутствия почти во всех регионах Российской Федерации. Я говорю "практически", потому что сейчас, на момент нашей беседы, в списке не хватает двух регионов. Но к концу апреля мы рассчитываем завершить работы и обеспечить присутствие во всех 89 субъектах федерации. Уже построены и введены в эксплуатацию 4 международных центра коммутации, которые также необходимы по условиям лицензии. По два центра расположены в европейской части страны - Москва и Санкт-Петербург - и в азиатской - в Новосибирске и Хабаровске. Коммутационная структура, включающая транзитные центры и локальные центры коммутации, а также упомянутые международные центры, у МТТ на 100% своя. Компания не строит своих магистралей, основным партнером по магистральным линиям остается ОАО "Ростелеком", но при этом мы используем возможности других партнеров по организации транзитных каналов. Однако доля "Ростелекома", разумеется, преобладающая. Отдельно хочу коснуться темы локальных центров коммутации (ЛЦК). По итогам 2004 года план их строительства выполнен на 100%, на конец 2004 года в эксплуатации у нас 19 таких центров, в текущем году мы планируем увеличить их число до 44. ЛЦК предназначены для оптимизации пропуска трафика в тех регионах, где имеется большая нагрузка. В 2005 году мы планируем продолжить работу по наращиванию собственных мощностей для обслуживания возрастающего объема трафика от сотовых абонентов.

- Не могли бы Вы уточнить статистику по приросту трафика в сотовых сетях?

- Этот вопрос, конечно, лучше адресовать операторам сотовых сетей. Могу сообщить, что прирост междугороднего трафика, обслуживаемого МТТ, за минувший год составил 70% (общий объем переданного в 2004 г трафика составил порядка 2,5 млрд мин). Международный трафик, разумеется, растет менее значительными темпами, но это вполне закономерно, учитывая более высокие тарифы сотовых операторов на МН-соединение в сравнение с предложениями операторов фиксированных сетей. Возможно, со временем, когда механизмы демонополизации рынка услуг дальней связи заработают в полную силу, тарифы сотовых и фиксированных операторов на дальнюю связь начнут сближаться. Тогда трафик в сегменте МН-соединений, разумеется, вырастет.

- И весь этот трафик достанется МТТ? Вы единственный магистральный партнер для сотовых операторов?

- Да, сегодня мы единственные, но важно понимать - в настоящий момент нет никаких ограничений, либо обязательств, принуждающих сотовых операторов работать именно с МТТ. Есть генеральная схема развития сетей GSM, где прописаны правила построения сетей и пропуска трафика между ними, в том числе там описана транзитная сеть. МТТ - оператор транзитной сети. Если у кого-то из наших коллег появится сеть, удовлетворяющая требованиям к транзитной сети, прописанным в генсхеме, сотовые операторы спокойно могут сотрудничать и с ними. Кстати, если внимательно ознакомиться с генсхемой, можно легко увидеть, что там нет никаких необдуманных жестких требований. Там есть правила, руководствуясь которыми сотовые операторы имеют возможность сами организовывать маршрутизацию трафика, в том числе и в рамках собственной сети. "Сотовики" всегда считают экономику. В принципе, федеральный сотовый оператор может и сам построить транзитную сеть, но для него ответ на вопрос: оправданы ли вложения в подобный проект? - очевиден. Затраты на пропуск трафика через сеть, скажем, МТТ, и затраты на строительство собственной сети не сопоставимы по масштабу.

- Вы выступаете посредником для сотовых операторов не только в техническом аспекте. Как, например, производятся расчеты с операторами фиксированных сетей за приземление входящего МГ-трафика с сотовых сетей?

- Здесь мы также работаем в партнерстве с "Ростелекомом". Сотовый оператор платит нам таксу, включающую оплату услуг передачи и приземления трафика. Если звонок приземляется на сеть фиксированной связи, мы передаем размер оконечной расчетной таксы (ОРТ) "Ростелекому", и он рассчитывается с оператором фиксированной связи. Что касается обратного трафика, то схема такая же - "Ростелеком" платит нам, мы передаем деньги сотовому оператору.

- Ваш основной бизнес - передача голосового трафика российских операторов сотовых сетей. Есть ли у МТТ планы развивать какие-то новые направления бизнеса?

- Разумеется, есть. К примеру, проект внедрения услуги MNP (Mobile Number Portability - услуга сохранения телефонного номера при смене оператора). Мы планируем принять в его реализации участие, поскольку, сеть МТТ как нельзя лучше подходит для обеспечения этой услуги. По своей природе эта услуга достаточно сложна для реализации. Причем сложность заключается как в технической, так и в организационной областях. Мы заказывали специальное исследование по этой услуге, и у нас собрана вся информация о том, как подобные проекты реализовывались в других странах: и с точки зрения техники, и с организационной точки зрения, в том числе, какую роль играли государственные регуляторы. По итогам исследования стало ясно, что в этом проекте очень много вопросов. Во-первых, эта услуга нигде не внедрялась без участия государства. Дело в том, что внедрение MNP накладывает на сотового оператора дополнительные затраты и, объективно говоря, далеко не каждый оператор заинтересован, чтобы эта услуга вообще была. Для операторов, которые только выходят на рынок, MNP реальная возможность привлечь новых абонентов. А для операторов, давно работающих на рынке, ввод этой услуги порождает риск потерять часть своих абонентов. Здесь на государственные структуры ложится важная регулятивная роль: определить механизмы взаиморасчетов между операторами в процессе предоставления этой услуги. Потому что из двух операторов - участников процесса, один теряет, другой - приобретает. И момент взаимной договоренности по компенсации затрат одного из операторов, должен быть отрегулирован одинаково для всех - в этом роль государства. Следующий непростой момент - тариф на эту услугу. Операторы - коммерческие компании, естественно, их желание перенести свои затраты на абонента. При этом у оператора появляется еще соблазн установить заградительный тариф, чтобы лишить эту услугу всякой привлекательности или даже смысла. Чтобы этого не происходило государственным органам необходимо установить единые правила ценовой политики на эту услугу.

- А технические вопросы?

- По технике ситуация следующая. Существуют несколько решений, и зарубежный опыт показывает, что простые решения далеко не самые эффективные и правильные с точки зрения перспективы. Есть очень простые решения, построенные, например, на принципе переадресации вызовов. Но когда число абонентов, воспользовавшихся услугой MNP, начинает расти, такое решение начинает, что называется, "гробить" сеть. Поэтому, те страны, где государственные регуляторы решили минимизировать свое участие в реализации этой услуги и предоставить операторам максимум свободы в выборе технических решений, весьма скоро столкнулись с серьезными проблемами качества услуг сотовых сетей. Таким образом, пришли к выводу, что нужно регламентировать и правила построения этой услуги на сотовых сетях. Что касается нашей ситуации, могу сообщить, что сейчас создана рабочая группа, которая начала проработку вопросов, связанных с подготовкой и вводом услуги MNP. В эту группу входим и мы. Перед рабочей группой стоит задача определить, какие проблемы предстоит решить в рамках опытной зоны, запустить опытную зону, отработать выбранные решения и проанализировать результат, чтобы предложить рынку готовый, апробированный вариант. Естественно, он будет широко обсуждаться, в дальнейшем процессе примут участие все заинтересованные стороны. Вообще, это весьма масштабный и продолжительный процесс.

- Как Вы оцениваете сроки?

- Когда на совещании рабочей группы глава департамента госполитики в области инфокоммуникационных технологий Мининформсвязи Виталий Слизень задал мне этот вопрос, я ответил: полтора-два года. Но, не так давно, министр Леонид Рейман, кажется, в Лондоне, заявил, что этот процесс можно и нужно организовать быстрее. Что ж, будем стараться. Дело в том, что в процессе реализации этой услуги многое завязано на взаимоотношения операторов. И здесь, мне кажется, большое значение играет момент "доброй воли" с их стороны. Разумеется, ключевую роль сыграет и качество решения, разработанного в рамках опытной зоны.

- Так все же, когда услуга MNP будет запущена, ее реализация принесет МТТ новые доходы?

- Да, не берусь оценивать их масштаб, но реализация услуги MNP станет новым направлением бизнеса для компании. По крайней мере, для МТТ это будет дополнительная загрузка созданной инфраструктуры. Компания уже сегодня готова эту услугу поддерживать весьма эффективно.

- Какие-нибудь еще направления диверсификации бизнеса?

- Есть еще. Например, мы готовы предоставить свою инфраструктуру под проекты MVNO (Mobile Virtual Network Operator - компания, предоставляющая услуги сотовой связи и не имеющая собственного радиочастотного ресурса). Это весьма модное сейчас направление в мире, уверен, оно получит развитие и в России. Как и в проекте MNP, в MVNO сеть МТТ имеет неоспоримое преимущество, поскольку находится на стыке сотовых сетей, и многие решения, в том числе и данное, реализованные совместно с МТТ, потом легко тиражируются по другим сотовым сетям.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее, в чем состоит роль МТТ для обеспечения работы виртуального оператора?

- В работе виртуального оператора есть два блока: первый заключается в использовании радиочастотного спектра, выделенного другому оператору, а другой блок связан с возможностью осуществления маршрутизации вызовов на/от абонента виртуального оператора. Ведь независимо от того, чей радиочастотный ресурс виртуальный оператор использует, неизбежно возникает вопрос взаимодействия с другими сетями. Проще говоря, как и на каких условиях абонент виртуального оператора сможет звонить куда-либо. Таким образом, если несколькими операторами используется одна и та же инфраструктура, для виртуального оператора выгодно получить свою точку доступа к транзитной сети МТТ. Иными словами, виртуальный оператор, приходя к реальному, избавлен от необходимости, помимо аренды оборудования и радиочастотного спектра, заключать договор на присоединение и пропуск трафика к другим сетям. Реальный оператор тоже коммерческий игрок и в цену этих услуг непременно заложит свою маржу. Можно избежать дополнительных расходов, если виртуальный оператор заключит прямой договор с МТТ. Кроме этого, есть еще целый ряд вопросов, например, базу данных по абонентам всегда лучше поддерживать в регионе на коммутаторе, чем держать ее централизованно, поддерживая синхронизацию с другими коммутаторами. Сейчас в России есть несколько примеров виртуальных операторов, точнее, несколько решений, представляющих собой не классические проекты MVNO, а так называемые, "гибридные" решения. Уверен, что это направление будет развиваться и МТТ станет выгодным партнером в реализации таких проектов. Еще одно новое направление, которое мы собираемся развивать - услуги интеллектуальной сети. У нас есть интеллектуальная платформа, и мы сейчас активно работаем над маркетингом услуг интеллектуальных сетей. В международных документах для услуг интеллектуальных сетей выделены и закреплены коды в индексе "80х". Например, код "800" в любой стране означает бесплатный вызов. А "809" - это обратная услуга, когда абонент платит за звонок. Есть еще "803" - телеголосование, "805" - карточная платформа и т.д. В принципе, по каждой из этих услуг МТТ интересно работать, но первой услугой, которую мы предложим рынку, станет бесплатный вызов, предоставляемый в коде "800". Это будет то же, чем начал недавно заниматься "Ростелеком", с одной лишь, но значительной разницей - наша услуга будет доступна и абонентам сотовых сетей.

- Какая нумерация выделена МТТ в коде "800"?

- У нас 10 тыс номеров в индексе "333" и мы планируем в середине мая уже начать продажу этих номеров. Как правило, в услуге бесплатного вызова заинтересованы компании, работающие на территории всей страны. Это и сервисные организации, и компании, занимающиеся всевозможными поставками. Номер в коде "800", фактически, позволяет создать информационно-справочную службу в федеральном масштабе. В мире эта услуга работает давно, у нас набирает все больше реальной популярности. Если Вы внимательно посмотрите вокруг, сегодня Вы точно сможете обнаружить номера в коде "800" в информационных и рекламных объявлениях. Хотелось бы обратить внимание еще на ряд дополнительных услуг, которые мы начали предоставлять. Так, специально для контент-провайдеров мы разработали и предлагаем унифицированную схему подключения оборудования (ЦОВ - центр обработки вызовов) поставщиков контента к своей транзитной сети. Данная схема не противоречит существующей модели взаимодействия и расчетов, сложившейся между оператором СПС и поставщиками контента, когда последний принимает на себя расходы по размещению собственного оборудования на площадях оператора в каждом регионе.

- Что ж, давайте теперь поговорим о главном новом направлении развития МТТ - предоставлении услуг междугородной и международной (МГ/МН) связи.

- Действительно, наша глобальная задача выйти на конечного потребителя с услугой МГ/МН связи. Если ранее мы говорили о новых дополнительных услугах, то это должно стать новой базовой услугой для МТТ, которая, разумеется, возникнет только с получением лицензии. Мы сейчас работаем над тем, чтобы возможность осуществлять деятельность по этой лицензии у компании была к июлю 2005 г. Вообще-то это никак не связано со сроком получения лицензий. Это наша организационная задача, быть готовыми к июлю. Лицензию мы вполне вероятно получим несколько раньше.

- В чем состоит подготовка?

- Во-первых, мы ведем активную работу с операторами по согласованию агентских договоров и договоров о межсетевом взаимодействии по этой услуге. Переговоры идут и с межрегиональными компаниями (МРК) и с альтернативными операторами. С МРК ситуация следующая: поскольку эти компании будут включены в реестр операторов, занимающих существенное положение на сети ТфОП, они должны разработать и согласовать с государственными регуляторами единый тариф на услугу инициации и терминации вызова. Сейчас есть действующие оконечные расчетные таксы, которые никто не отменял, и мы стремимся достигнуть с МРК соглашения, основанные на действующих нормах. Если значение оконечных такс изменится, никто не мешает нам потом заключить дополнительные соглашения, в которых отразятся изменения.

- Но это справедливо для таксы за терминацию вызова. А как быть с платой за инициацию?

- Когда абонент совершает МГ вызов, он задействует сеть местного телефонного оператора, с которой, собственно, совершается звонок, сеть магистрального оператора для пропуска трафика в другой регион, сеть второго местного оператора для доведения звонка до вызываемого абонента. И, когда действовала интегральная расчетная такса, точно так же, как сегодня, когда действуют линейная расчетная такса (ЛРТ) и ОРТ, в цепочке операторов, участвующих в обеспечении услуги МГ-связи, всегда три участника. Соответственно, в тарифе всегда лежала одна ЛРТ и две ОРТ. И за инициацию вызова местный оператор получал плату в размере, установленном ОРТ. Действовавший до последнего времени механизм перекрестного субсидирования, растворял доход местных операторов за инициацию вызова. А сегодня магистральный оператор, согласно лицензии на услуги дальней связи, имеющий право получать с абонентов деньги за услуги МГ-соединений, должен будет рассчитываться с местными операторами, участвовавшими в предоставлении услуги, только в размере, соответствующем их реальному участию, на данный момент определенным уровнем ОРТ. К слову, здесь есть один тонкий момент, поскольку абонентская линия обеспечивает услугу и местной, и дальней связи, ее себестоимость должна распределяться на местного и магистрального оператора согласно принципу раздельного учета затрат. При этом объемы услуг местной и дальней связи, задействованные посредством этой линии, значительно различаются в масштабах. Согласно статистике отрасли, средний доход МРК с абонента за услугу дальней связи ниже, чем аналогичный доход за услуги местной связи. Но при этом эффективная стоимость минуты дальнего соединения гораздо выше аналогичного показателя для местных звонков. Теперь я хотел бы вернуться к теме агентских договоров.

Агентский договор определяет правила взаимодействия операторов по организации предоставления услуги. Перед оператором услуг дальней связи встают проблемы наличия собственных возможностей по выставлению счетов, клиентской поддержки и проч в каждом регионе России. Все эти нюансы абсолютно новые для рынка. Основная сложность сегодня в том, чтобы правильно организовать эту работу, выстроить правильное взаимодействие со всеми участниками рынка, например, между местными, зоновыми операторами и т.д., и это, признаюсь, весьма непростая задача. Здесь приходится решать очень масштабные вопросы. К примеру, доходы от услуг дальней связи, теперь будут аккумулировать магистральные операторы, а не МРК, как раньше. Соответственно, магистральными операторами должна вестись текущая статистика по абонентам, чтобы иметь возможность подтверждения своих доходов в налоговых органах. В принципе, схема работы с абонентом, например, для "Ростелекома", не меняется, но у компаний появляется необходимость более жесткого и четкого оперативного контроля и учета, а решение этой задачи требует определенных усилий и затрат. Но они совершенно необходимы, поскольку, если абонент обратится в суд, его претензия будет адресована магистральному оператору, как к лицензиату. И МРК - коммерческие компании, поэтому вполне естественно их стремление извлечь максимум выгоды для себя из переговорного%есса. С альтернативными операторами даже чуть проще, поскольку их тарифы не сильно привязаны к регулируемым. Вообще, мне хотелось бы заметить: если сейчас просчитать экономику услуги дальней связи по новым правилам, существенного снижения тарифов как-то не получается. Тарифы "Ростелекома" для физлиц в льготное время сейчас очень низкие. Если мы будем сравнивать наши расчеты с этими тарифами, конкуренцию нам составить очень сложно. У "Ростелекома" эти тарифы если не ниже, то на уровне себестоимости. А доля МГ/МН звонков от физлиц в вечернее, то есть льготное время, весьма значительна. Что касается дневного времени, или тарифов для юридических лиц, то здесь, да, мы будем конкурировать, и наши тарифы окажутся ниже. Я готов высказать предположение, что с выходом на рынок услуг дальней связи новых игроков тарифы в среднем снизятся на 10-15%, но снижение может коснуться не всех групп. Еще я могу спрогнозировать некое изменение позиций игроков на рынке бизнес-телефонии. Введение нового порядка предоставления услуг дальней связи открывает для клиентов альтернативных операторов возможность выбора поставщика услуг дальней связи. Не секрет, что до настоящего времени альтернативные операторы сами выступали в этой роли, используя зачастую полулегальные схемы и аккумулируя значительную часть доходов от абонентов. С демонополизацией рынка услуг дальней связи эта ситуация изменится и доходы альтернативных операторов могут быть скорректированы. Я намерено использую осторожные формулировки, поскольку уверен, что на самом деле размер доходов большей частью зависит от усилий самой компании. Например, в разработке новой эффективной коммерческой политики, способной привлечь клиента к той услуге или портфелю услуг, которые выгодны оператору. Но при этом замечу, что оператор, предлагающий на рынке комплекс услуг, включающий и услугу дальней связи, очевидно, будет иметь преимущество.

- Обобщая, как Вы видите сегодня положение операторов, готовящихся получить лицензию на услуги дальней связи? Интересует не столько техническая готовность, сколько организационная. Насколько ясны для операторов перспективы в организации нового для них бизнеса?

- На данный момент главный вопрос, остающийся открытым, это как организовать взаимодействие операторов местной и дальней связи. Имею в виду не техническое взаимодействие, а организационное, включающее юридические, экономические и другие вопросы. Но определить порядок взаимодействия - дело самих операторов. По некоторым вопросам мы вынуждены обращаться к регулятору, и я с удовлетворением могу констатировать открытую позицию министерства, готовность комментировать отдельные положения действующих актов, корреспондирующих с нормами, которые только готовятся к утверждению. В целом, хочу заметить, что операторам вполне достаточно уже действующего законодательства для организации бизнеса по предоставлению услуг дальней связи. Правила едины для всех, но универсальной схемы организации этого бизнеса нет, да и быть не может, иначе откуда тогда взяться конкуренции? В том, как будет организована схема межоператорского взаимодействия, по моему мнению, должно скрываться ноу-хау каждого из будущих операторов услуг дальней связи.


Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости