Новости Редколонка Точка зрения

Ср, 28.09.2016

Полная версия сайта

 Поиск
USD 63.69 EUR 71.64
28 сентября 2016 года, Ср
Андрей Морозов, президент Ассоциации CBOSS

Единство и многообразие

06.09.2012
Андрей Морозов, президент Ассоциации CBOSS
Андрей Морозов, президент Ассоциации CBOSS

На российском рынке корпоративных информационных систем в последние несколько лет обозначилась четкая тенденция: полноценные конвергентные решения постепенно заменяют скопление разнородных программных продуктов. О том, что представляет собой конвергентность и как она может быть реализована в рамках мультивендорной модели бизнеса оператора, в интервью корреспонденту "Стандарта" Анне Шумицкой рассказал президент Ассоциации CBOSS Андрей Морозов.

- Какие существуют принципы построения информационных систем, в чем их преимущества и недостатки?

- Сложные ­информационные системы могут быть наборными, то есть собранными из решений различных поставщиков, либо комплексными и конвергентными, произведенными одним разработчиком по единой концепции. До мирового финансового кризиса был широко распространен подход, когда операторы брали лучшие в своем классе компоненты и с помощью системных интеграторов или самостоятельно соединяли их в некий комплекс, надеясь тем самым получить лучшее решение. Однако им не всегда удавалось достигнуть желаемого результата. Кроме того, при таком подходе существенно возрастала стоимость решения как инсталляции, так и последующего владения, ведь его постоянно приходилось поддерживать в состоянии "операбельности". При модернизации одного компонента возникает потребность перенастроить интеграционный слой, а зачастую вообще выполнить интеграционные работы практически заново, чтобы восстановить внутрисистемное взаимодействие. Автоматически этого, как правило, не происходит, и оператору нужно снова затратить ресурсы, чтобы интерфейсы заработали.

Однако в последние несколько лет на высококонкурентных рынках набирает популярность другой подход. Становятся востребованными именно конвергентные решения – анализ тенденции показывает, что за ними будущее рынка. Конвергенция помогает прежде всего повысить экономическую эффективность, она снижает затраты на владение технологией, создание и поддержку интеграционного слоя между различными компонентами информационной системы. Все составляющие конвергентного решения собираются на заводе производителя, то есть вендор сам несет ответственность за их слаженную работу, он же проводит необходимую адаптацию, настройку, тестирование, берет на себя внедрение. Таким образом, производитель распределяет себестоимость интеграции различных компонентов системы между всеми клиентами и тем самым снижает цену решения для одного заказчика. Есть еще одно важное преимущество конвергентной системы перед наборной: за ее работу от начала и до конца, в том числе за совместимость всех компонентов, сопровождение их интеграции и добавление новых модулей, отвечает одно-единственное лицо – вендор.

- Что конкретно вы вкладываете в понятие конвергентности информационных систем?

- CBOSS выделяет как минимум три "измерения" конвергентности, это конвергентность услуг, способов оплаты и платформы. Конвергентная система должна полностью обеспечивать работу оператора, включая все возможные типы услуг, будь то передача голоса или данных, поддерживать все необходимые телекоммуникационные стандарты с последующим переходом к новым поколениям. Любые услуги должны допускать любые способы расчета, а также поддерживать гибридные тарифы, которые позволяют начислять плату за услуги связи, предоставленные на один и тот же номер, по методу пост- или предоплаты в зависимости от различных условий. Например, корпоративные разговоры может оплачивать компания по факту, а личные – частное лицо по предоплате. И наконец, желательно, чтобы единый комплекс оборудования и системного программного обеспечения гарантировал функционирование максимального количества элементов BSS/OSS, это платформенная конвергентность.

- Как при ­использовании конвергентных решений оператору можно избежать излишней зависимости от одного поставщика?

- Зависимость от одного вендора действительно может стать проблемой для оператора. Когда в докризисное время мы рассказывали рынку о полнофункциональных конвергентных решениях, многие операторы относились к нашим словам со скепсисом и заявляли, что такого не будет никогда. Их логика была проста: чем больше компонентов берет клиент у одного вендора, тем больше от него зависит, соответственно, лучше нести издержки по владению и риски по взаимодействию разрозненных модулей, чем ставить себя в зависимость от поставщика. Этот аргумент имеет под собой основания, потому что в таком случае клиенту становится сложнее регулировать отношения с вендором, ему может быть труднее диктовать условия, не говоря уже о том, чтобы заменить установленную систему на продукт другого поставщика.

Оператор стоит перед дилеммой: с одной стороны, ему нужны согласованность компонентов системы и единое ответственное за их работу лицо, а с другой – важно не попасть в зависимость от этого самого лица. На мой взгляд, решить дилемму можно, если привлечь нескольких поставщиков конвергентных систем и разделить их зоны ответственности, скажем, по ­географическому признаку или по видам услуг. При этом оператор может создать для поставщиков конкурентные условия с помощью плавного перераспределения границ ответственности. При такой мультивендорной модели прежде всего снижается стоимость владения технологиями и повышается их надежность, так как оператор все же использует конвергентные решения. Но в то же время он сохраняет условия для здоровой конкуренции между вендорами.

- По каким еще признакам можно распределять зоны ответственности операторов при работе по мультивендорной модели?

- Помимо географического признака и типа услуг можно, например, провести сегментацию по брендам и для каждого бренда использовать решение отдельного поставщика. Можно также разделить абонентскую базу, выбрав различные решения для обслуживания ее сегментов. Но при таком распределении необходимо особо озаботиться созданием единого интерфейса, прежде всего для абонентов: они не должны заметить разницу между интерфейсами систем разных поставщиков.

- Приведите удачные примеры внедрения мультивендорной модели.

- По причине коммерческой тайны я не могу назвать конкретные компании, которые используют наши конвергентные решения в мультивендорных системах, без согласования с ними. Но есть телеком-холдинги с очень широкой географией ведения бизнеса, они выбирают несколько лучших поставщиков для определенного класса задач, распределяя между ними рынок по принципу "один поставщик для сегмента операторов или стран". И мы знаем примеры, когда очень крупные международные холдинги пробуют подобные новые принципы построения систем, анализируют результаты их применения и в соответствии с ними перераспределяют зоны ответственности вендоров в зависимости от качества услуг и продуктов, стимулируя тем самым конкуренцию.

- Кто отвечает за пользовательский интерфейс в мультивендорных проектах, в которых принимает участие CBOSS?

- В тех проектах, в которых мы сейчас участвуем, нет распределения зон ответственности вендоров по абонентской базе, только по географическому признаку. В этом случае совершенно необходимым является создание унифицированного интерфейса для передачи отчетной информации в холдинговые корпоративные системы. Ведь менеджмент холдинга должен получать агрегированные данные одновременно от всех его бизнес-структур в ­одинаковом формате. При этом наличие единого интерфейса для взаимодействия с пользователями не требуется.

- Какое количество поставщиков оптимально для построения мультивендорной модели?

- По моему субъективному мнению, вендоров должно быть не больше двух-трех. При большем количестве поставщиков у оператора будут возрастать расходы на управление взаимоотношениями с ними, и он вновь вернется к "зоопарку" решений, от которого в свое время решил уйти. При этом оператору нет смысла четко устанавливать границы ответственности каждого вендора, например, по федеральным округам. Ведь в таком случае может уменьшиться заинтересованность поставщиков, поскольку они поймут, что потенциальные объемы рынка для них изначально сильно ограничены, и стимул для конкуренции исчезнет.

Кстати, у правильно организованной мультивендорной модели бизнеса есть неочевидный, но очень важный социальный плюс. Если оператор будет использовать решения отечественных производителей, то он даст им возможность не только зарабатывать, но также соревноваться, а значит, развиваться, совершенствовать технологическую и интеллектуальную продукцию. А это, в свою очередь, дает мощный социальный эффект, так как возрастает потребность в специалистах, знаниях, она побуждает налаживать сотрудничество с образовательными учреждениями, развивать региональные производства. Это та самая диверсификация экономики, уход от сырьевой зависимости, который определен руководством России в качестве стратегического направления развития страны.

Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

Новости

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100