Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Пн, 19.08.2019

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 66 EUR 73.22
19 августа 2019 года, Пн
Джефф Танцюра, директор по стратегическому развитию IP-продуктов Ericsson и со-председатель рабочей группы RTGWG IETF

Джефф Танцюра, директор по стратегическому развитию IP-продуктов Ericsson, со-председатель рабочей группы RTGWG IETF

Юлия Лю
18.07.2014
Джефф Танцюра, директор по стратегическому развитию IP-продуктов Ericsson
Джефф Танцюра, директор по стратегическому развитию IP-продуктов Ericsson и со-председатель рабочей группы RTGWG IETF

Программно-конфигурируемые сети (SDN) кардинально меняют рынок сетевого оборудования. Использование технологии SDN дает операторам возможность запускать новые услуги в кратчайшие сроки и моментально начинать монетизировать их. Директор по стратегическому развитию IP-продуктов Ericsson и со-председатель рабочей группы RTGWG IETF Джефф Танцюра рассказал о том, как SDN помогают операторам перестать зависеть от вендоров, и поделился своим мнением о будущем LTE в России.

- Что сейчас происходит на мировом рынке сетевого оборудования и каковы его перспективы?

- Если сравнивать рынок сетевого оборудования с компьютерной индустрией, то в области инфраструктуры до сегодняшнего дня, в принципе, не наблюдалось заметного прогресса. Маршрутизаторы становились быстрее и больше, но оставались "закрытыми". Если оператору требовалась поддержка нового функционала, он полностью зависел от вендора, и особенно остро это ощущалось в среде небольших операторов. Сейчас четко прослеживается тенденция к появлению "открытых" устройств – операторы стремятся обрести независимость от вендоров, и вендоры в ответ на их запросы начали "открывать" свои маршрутизаторы.

На это есть две причины. Первая из них связана со сроками внедрения оборудования и временем окупаемости новых услуг, развертываемых на базе нового функционала. И это при том, что стоимость эксплуатации сети очень высока. Операторы хотят иметь программный сервис лучшего качества сегодня, определенный продукт завтра, и не ждать годами. Вторая причина связана с желанием людей полностью автоматизировать свою работу, и именно для этих целей предназначены сети SDN. Ericsson наряду с другими вендорами разрабатывает перспективные API, которые позволят операторам и сторонним компаниям использовать собственное программное обеспечение для программирования устройств.

Исходя из всего перечисленного, я считаю, что время больших маршрутизаторов закончилось. Об этом, например, свидетельствуют финансовые результаты некоторых производителей. Операторы хотели бы, чтобы маршрутизаторы следующего поколения были как можно более модульными – как в плане аппаратной части, так и программного обеспечения.

Портфель, разрабатываемый нами в ответ на требования рынка, будет полностью программируемым, в него войдут открытые интерфейсы и хорошо зарекомендовавшие себя API. Это позволит нашим клиентам программировать устройства напрямую и в соответствии с потребностями своего бизнеса, вместо того, чтобы годами ждать новых программных сервисов. Я считаю, что это самый серьезный тренд, который способен полностью изменить рынок сетевого оборудования.

- Каковы последние разработки Ericsson для широкополосного доступа в интернет?

- У Ericsson есть семейство маршрутизаторов SSR. Мы полностью осознаем, что без своего собственного IP-портфеля не можем быть полноценными игроками в этой области. Лишь компании, обладающие комплексным портфелем, действительно способны преуспеть. Руководствуясь этим, мы решили создать полноценный портфель, который бы охватывал отрасль сетевого оборудования от гарнитур до дата-центров. На базе линейки IP-маршрутизаторов мы создаем комплексный портфель, включающий как системы небольшого размера, которые можно разместить на базовой станции, так крупные или средние роутеры, размещаемые в дата-центре и обеспечивающие емкость на уровне терабитных значений.

Это очень амбициозные планы, и мы над ними работаем. Мы инвестируем огромные средства в эту область, порядка миллиарда долларов США. Мы стали сооснователями организации, занимающейся разработкой программно-конфигурируемых сетей (SDN). Мы также уже запустили несколько интересных проектов на базе SDN с разными областями применения. Таким образом, вместе с ними мы создаем полностью функциональный портфель SDN. Мы занимаемся облачными решениями, предназначенными для работы в мобильных и фиксированных сетях связи. Таким образом, наши разработки включают как IP-портфель, так и примеры реального использования SDN.

- Все крупные производители сетевого оборудования сейчас уделяют большое внимание SDN. С чем связан этот интерес?

- Как я уже сказал, операторы хотят иметь возможность самостоятельно программировать свои сети и быть менее зависимыми от способности вендоров создавать программные сервисы. SDN – это программное, а не аппаратное обеспечение, поэтому данная технология дает возможность разрабатывать программы, необходимые для конкретных бизнес-задач.

Ericsson работает над SDN-контроллером в рамках проекта OpenDaylight. Это открытая инициатива, и Ericsson является ее сооснователем и платиновым участником. Мы также работаем над программными кодами для данной платформы. Идея проекта заключается в том, что клиент самостоятельно решает, каким образом хочет программировать свою сеть, и самостоятельно выбирает бизнес-логику приложения. Таким образом, идея заключается в обеспечении безупречной и отлаженной конфигурации сети на уровне бизнеса.

Например, клиент хочет, чтобы новая услуга работала в соответствии с требованиями сети и сетевыми устройствами, и это должно быть сделано в течение нескольких минут, а не лет или месяцев. Я уверен, что стоимость устройств будет в большей степени зависеть от программного обеспечения, а не оборудования. Покупая устройство сегодня, вы платите 90% цены за оборудование и 10% – за программное обеспечение. Думаю, что уже через 5 лет ситуация кардинально изменится.

Сегодня все вендоры говорят, что работают или пытаются работать над SDN, но далеко не у всех это получается. Думаю, что вендоры, игнорирующие SDN и упускающие возможность стать настоящими партнерами для своих заказчиков, вскоре выйдут из игры. С точки зрения работы со своими клиентами, мы переходим от отношений между вендором и заказчиком к партнерству. Сейчас мы готовы "открыть" свою систему операторам, чтобы они сами могли участвовать в программировании, а не ждать, когда им предоставят определенный программный сервис. Таким образом, модель отношений полностью поменялась.

- Вы не могли бы рассказать подробнее про OpenDaylight?

- Лично мне очень нравится проект OpenDaylight, я в нем активно участвую и порой привношу свои собственные инициативы. Я инженер до мозга костей: за один прошлый год я добавил десять патентных заявок на решения по организации сетей. Мне нравится подход людей, пишущих программы не потому, что им за это заплатят, а потому что им нравится то, что они делают. И этот подход открывает совершенно новые перспективы для отрасли сетевого оборудования.

Вместо того, чтобы соперничать с представителями других вендеров, мы работаем вместе и совершенствуем отрасль. Проектом OpenDaylight руководит Дэвид Майер. Он много лет работал в Cisco, но сейчас перешел в Brocade. Он ученый и привносит многие аналогии из области биологии в сетевую отрасль. Между ними много общего. Он сумел сделать так, чтобы API были доступны для понимания. И теперь платформа выглядит так, какой я сам создал бы ее. Единственная проблема заключается в постоянной необходимости решать коммерческие вопросы. Открытые проекты – это совершенно новый способ совместной работы, позволяющий привлекать лучших специалистов отрасли.

- Вы упомянули платформу Ericsson SSR. Чем интересен ее функционал в части, касающейся SDN и MPLS?

- Платформа SSR была спроектирована в рамках приобретения компании Redback Networks. Фактически, я сам пришел в Ericsson в связи с приобретением Redback Networks. Наша компания занимала лидирующие позиции на рынке MSER. У нас очень качественный BRAS стек.

Что касается функционала MPLS, мы поддерживаем полностью функциональный стек – нами поддерживаются все протоколы, обязательные для MPLS. С точки зрения масштаба, SSR – это, возможно, самая масштабируемая платформа в отрасли. В этом плане мы занимаем ведущие позиции, благодаря своему прошлому на рынке MSER. Мы знаем, как обеспечить поддержку миллионов маршрутов и миллионов абонентов. С точки зрения функционала, мы обеспечиваем не только маршрутизацию, но и мультисервисную составляющую. Помимо line cards, типичных для маршрутизаторов, у нас также есть компьютерные платы, работающие на Linux. Это полностью виртуализированное приложение.

Первым приложением Ericsson на SSR было EPG (Evolved Packet Gateway), а сейчас новое приложение у нас выходит каждые полгода, включая функционал DPI, функционал CGNAT, шлюз для беспроводного доступа и многие другие. Различные подразделения Ericsson стоят к нам в очередь, ожидая, чтобы мы адаптировали их решения.

С прошлого года мы можем виртуализировать инфраструктуры и использовать программные коды сторонних разработчиков. Внедрение занимает теперь месяцы, а не годы. Мы создаем экосистему, главным образом, в Кремниевой долине. Мы общаемся с различными нишевыми вендорами, такими как, например, компания A10 Networks, которая работает с нами над решением CGNAT. Вендоры предоставляют нам свои коды для наших API, мы интегрируем их в SSR – и все работает! Это абсолютно новый способ создания приложений, заменивший самостоятельную разработку. Мы просто сотрудничаем с людьми, более компетентными в своей отрасли. Создание экосистемы – это еще одна новая тенденция в отрасли.

- Каким образом можно монетизировать SDN и IP/MPLS?

- В прошлом, работая в сервис-провайдере, я также выступал в роли заказчика, и в этом заключается мое отличие от большинства людей в сообществе вендоров, которые всю свою жизнь работали только на вендоров. За свою жизнь я довольно много занимался эксплуатацией и проектированием сети. Поэтому такое прошлое дает мне реальную возможность понять, как можно монетизировать новые технологии.

Мне интереснее заниматься сегментной маршрутизацией (segment routing), которая скорее является новой технологией, чем построением совершенно новой сети, в процессе которого приходится выбрасывать все имеющиеся устройства. Думаю, отрасли нужна эволюция, которая может идти медленно, но стабильно. Она заключается в создании более гибко программируемых сетей, в способности провайдеров предложить услуги лучшего качества по приемлемым ценам. Поэтому с моей точки зрения, вместо того, чтобы пытаться все разрушить, нам необходимо обеспечить переход от сегодняшней сети, основанной главным образом на CLI и построенной самостоятельно, к более программируемой сети, отвечающей потребностям бизнеса, а не просто гарантирующей связь между одной line card и другой. Сегментная маршрутизация позволяет повторно использовать имеющиеся роутеры. Другими словами, сервис-провайдерам, которые уже купили маршрутизаторы и перечень определенных необходимых устройств, нет необходимости их выбрасывать, поскольку существует новый способ их конфигурирования.

Можно управлять имеющимся у компании оборудованием с помощью нового контроллера SDN, предназначенного для программирования сети. Таким образом, благодаря использованию SDN срок развертывания новой услуги сокращается с нескольких месяцев до нескольких дней или минут. С точки зрения монетизации оператор может получить деньги сразу после того, как абонент заказал услугу, и не ждать два месяца.

- Вы являетесь со-председателем рабочей группы RTGWG IETF. Какие вопросы, решаемые IETF в настоящее время, вы считаете наиболее важными для индустрии в целом и для Ericsson в частности?

- IETF – это организация, которая создала интернет. Без стандартизации протокола маршрутизации, стандартизации языка и общения друг с другом (я говорю сейчас о маршрутизации, несмотря на существование многих других элементов, таких как SDN и т.д.), и без IETF, сегодня не было бы интернета.
Что касается маршрутизации, специалисты в этой сфере должны общаться друг с другом. Все протоколы определяет IETF. В области маршрутизации у нас есть рабочая группа почти для каждого протокола, и все они определяют работу протокола. Такие вендоры, как Ericsson, Juniper, Cisco работают сообща, общаются друг с другом, и каждый понимает, чего хотят остальные. В этом есть некоторый элемент политики, но в конечном итоге решения принимаются людьми. Всякий раз, когда обсуждается вопрос о выпуске нового RFC, в его обсуждении принимает участие вся группа, считаются все голоса за и против, и до прояснения всех вопросов новый RFC не выходит.

В сфере маршрутизации мы дорабатываем технологии Fast Re-Route, в частности, над этим работает моя группа. Главным образом нас интересует вопрос обеспечения быстрой перемаршрутизации. Также больше значение имеют вопросы, связанные с межсегментной маршрутизацией. В этой сфере предпринимаются значительные усилия. Мы стандартизируем протоколы маршрутизации, OAM и технологию быстрой перемаршрутизации. На данный момент рабочие группы рассматривают 15 проектов.

Ericsson также интересны и другие темы, которыми сейчас занимается IETF, в том числе обсуждение нового стандарта связи RTC. Наша компания принимает очень активное участие в работе рабочих групп, обсуждающих виртуализацию и формирование цепочки сервисов, например NVO3 и SFC. Мы обсуждаем соединение дата-центров и обеспечение функционала совместного использования сервисов в дата-центрах. Эти вопросы относительно новые, они обсуждаются последние два года. От итогов обсуждений будет зависеть будущее сетевых дата-центров.

- Ericsson уделяет большое внимание LTE и, в частности, LTE Advanced. Ваша компания постоянно сообщает о том, какие высокие скорости передачи данных достигаются в Австралии с использованием агрегации несущих. Для России это все пока красивая сказка, однако интересно, какие перспективы у LTE и LTE Advanced на российском рынке?

- Интересно, что в Австралии LTE используется не только как технология, на базе которой предоставляются услуги абонентам, но и в качестве транзитной сети. Учитывая большую территорию страны, использовать оптоволокно действительно дорого и нерентабельно. Поэтому в Австралии мы развернули огромную транзитную сеть, основанную на технологиях MPLS и LTE. Это инновационный проект, равных которому нет нигде в мире.
Что касается российского рынка, то Россия – это один из ключевых рынков для Ericsson. Наша компания работает в России больше 130 лет и инвестирует в это рынок большие средства. Интерес объясняется тем, что российский рынок еще далек от насыщения в отличие от европейского и американского. Здесь до сих пор существует здоровая конкуренция, и мы имеем возможность влиять на развитие рынка. Российский рынок гораздо более открыт к появлению новых технологий, чем зрелые рынки Западной Европы и США. Мы ожидаем, что LTE станет более распространенной технологией в России, несмотря на то, что она не так популярна здесь, как в Европе. В России есть масса перспектив и возможностей для создания новой сети лучшего качества.

Что касается TD-LTE, это интересная технология. Мы развернули сеть на основе этой технологии в Японии. Интересный вопрос заключается в том, нужно ли переходить с 3G на TD-LTE, или следует сначала перейти на LTE, а потом на LTE Advanced. Некоторые провайдеры решают подождать и перескочить на более продвинутую высокоскоростную версию технологии. Во многих случаях они забывают про транзит, поэтому сначала создают сеть, а потом сталкиваются с проблемой пропуска большого объема трафика. Для передачи трафика приложений высокого качества, необходима соответствующая сетевая инфраструктура. Наша цель – объяснить операторам необходимость использовать современные решения на всех уровнях – как на беспроводном, так и на уровне транзитной сети. Мы также работаем над предоставлением комплексной технологии MPLS.

- Когда говорят про LTE, чаще всего упоминают передачу данных, но не менее интересна и передача голоса в сетях LTE. Скажите, пожалуйста, каковы на ваш взгляд реальные сроки перехода в России с GSM, как основной технологии для передачи голоса, на VoLTE, и как это отразится на качестве связи?

- Мы уже приступили к внедрению VoLTE. Важно отметить, что в VoLTE применяются особые требования транзитной сети и времени синхронизации. Если оператор не способен синхронизировать свою базовую станцию своевременно, система VoLTE выйдет из строя. Мобильная часть технологии на данный момент хорошо изучена, а вот сетевая инфраструктура все еще дорабатывается. Между тем, перед миграцией необходимо учитывать не только характеристики сотовой сети, но и всей сети в целом. Думаю, российский рынок начнет переходить на VoLTE через два или три года.

Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости