Редколонка / сентябрь 2015
Высшее благо

Леонид Коник, главный редактор изданий группы компаний ComNews
главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
26.09.2015

Номер, который вы держите в руках, специальный: он посвящен 20‑летию рынка услуг непосредственного спутникового телевещания (СНТВ) в России.
Сектор СНТВ оказался на отечественном рынке связи и вещания уникальным островком частного предпринимательства. Это особенно удивительно потому, что телевидение в нашей стране – ​больше, чем просто передача телевизионной картинки на расстояние (как поэт в России – ​больше, чем поэт). Еще в 1960‑х годах телевидение служило носителем государственной идеологии – ​с учетом гигантских размеров страны это был самый надежный и массовый канал доставки выверенной информации из столицы (диссидент сказал бы "промывания мозгов"). В новой России эта значимость не утрачена, а в последние годы даже усилилась. И то, что государство долгое время вообще не присутствовало на рынке СНТВ, может объясняться лишь неверием государственных мужей в массовость этой услуги.

Два десятка лет назад холдинг "Медиа-Мост" олигарха Владимира Гусинского, уже основавшего тогда частный телеканал НТВ, затеял создание сети спутникового телевидения, полностью независимой от государственной вещательной инфраструктуры. С этой целью в октябре 1995 года "Медиа-Мост" учредил ЗАО "Бонум 1". Слово bonum на латыни означает "благо" (существует латинская идиома summum bonum – ​"высшее благо"). В сентябре 1996 года это благо пролилось на россиян с небес: с двух аналоговых спутников "Галс" начала вещание новая дочерняя компания "Медиа-Моста" – ​"НТВ-Плюс" (всю техническую часть проекта обеспечивал "Бонум 1").Гусинский пошел дальше, решив создать даже собственный спутник. В октябре 1997 года ЗАО "Бонум 1" заказало его американской фирме Hughes Space & Communications, причем – ​о ужас! – ​с запуском на американской ракете Delta. В ноябре 1998 года спутник, также названный "Бонум-1", был выведен на орбиту (в позицию 36° в. д.), и с февраля 1999 года "НТВ-Плюс" начал в цифровом формате транслировать целый пакет телеканалов, уже не только собственного производства, но и сторонних.

Именно в 1999 году в России начались гонения на Владимира Гусинского, и он покинул страну. В последующие несколько лет холдинг "Медиа-Мост" был разобран по кирпичику. В частности, "НТВ-Плюс" оказался в руках холдинга "Газпром-Медиа", а спутник "Бонум-1" с прилагавшейся наземной инфраструктурой – ​у ФГУП "Космическая связь". Но и тогда "Газпром-Медиа" не видел в "НТВ-Плюс" идеологического оружия и в 2002 году намеревался его продать.

Второй и третий участники российского рынка СНТВ – ​"Орион Экспресс" (в то время "Звездные врата" и StarGate-TV) и "Национальная спутниковая компания" ("Триколор ТВ") – ​также возникли исключительно по частной предпринимательской инициативе. Государство видело в них угрозы не больше, чем в десятках провайдеров, предлагавших услугу одностороннего спутникового интернет-доступа через зарубежные и российские космические аппараты.

Все стало меняться, когда счет абонентов спутникового ТВ пошел на миллионы. Этому поспособствовал "Триколор ТВ", исходная бизнес-модель которого гласила: "Заплати один раз и смотри всю жизнь" (абоненту нужно было всего лишь купить ресивер и параболическую антенну). Объяснялась она просто: рядом с "Триколором" стояла корпорация "Дженерал Сателайт", которая ввозила и производила приемное оборудование еще для сети "НТВ-Плюс", поэтому, зарабатывая на аппаратуре, услугу можно было отгружать бесплатно.

В какой-то момент растущая государственная вертикаль пересеклась с кривой роста абонентской базы операторов СНТВ. Государство явным образом стали волновать миллионы россиян, которые бесконтрольно смотрят через спутник все, что хотят. Не в последнюю очередь следствием этого волнения стала продажа в апреле 2013 года 24,9 % "Триколора" дочерней структуре госбанка ВТБ – ​"ВТБ Капитал". В 2008 году 100 % долей в ООО "Орион Экспресс" достались "Фондсервисбанку": пусть он и был частным, деньги в нем хранил Роскосмос, так что этот совладелец тоже мог рассматриваться как "государево око". Что касается "НТВ-Плюс", хотя до конца 2014 года он и плелся в хвосте с абонбазой, которая никак не могла достигнуть 1 млн, холдинг "Газпром-Медиа" больше не заикался о продаже этого оператора.

Показательна и история четвертого игрока российского рынка СНТВ – ​ООО "ДалГеоКом", которое начало предоставление услуг спутникового вещания в феврале 2009 года под маркой "Радуга ТВ". Этот оператор имел все шансы стать примером перспективности и прозрачности рынка: в феврале 2010 года 50 % в проекте "Радуга ТВ" приобрела шведская медиакомпания Modern Times Group AB. Но в 2014 году государство не оставило от "Радуги ТВ" камня на камне: придравшись к отсутствию вещательной лицензии и упорно не желая ее выдать, Роскомнадзор довел компанию до банкротства. Дефицитный орбитально-частотный ресурс, который "Радуга ТВ" арендовала на спутнике ABS-2, достался новичку рынка СНТВ – ​сотовой компании МТС.

Так что в ближайшие годы можно ожидать усиления позиций государства на рынке СНТВ. Следующие 20 лет, похоже, будут для этого сектора иными.

Журнал "Стандарт" № 9 (152), сентябрь 2015