Редколонка / январь 2015
Что дышло

Леонид Коник, главный редактор изданий группы компаний ComNews
главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
31.01.2015

Государственные и близкие к власти структуры, производящие неэфирные телеканалы, умудрились обойти действующий с 1 января 2015 года законодательный запрет на размещение рекламы, лишний раз доказав, что закон в России равен для всех, но для избранных – ​равнее.

В последний день 2014 года сразу 40 телевизионных каналов под шумок получили от Роскомнадзора лицензии на вещание в универсальной среде, в том числе и на 34‑м частотном канале (34 ТВК) в московском эфире. Среди счастливчиков – ​14 каналов, которые производят структуры ВГТРК, 12 каналов "Газпром-Медиа Холдинга", пять – ​Первого канала, пять – ​"Ростелекома" (их создает ООО "НКС-Медиа") и по одному – ​холдинга News Media Арама Габрелянова, ТНТ, подконтрольного властям столицы ОАО "Москва Медиа" и ОАО "Европейская вещательная компания", транслирующего канал Euronews (16 % его акций принадлежит ВГТРК).

До 14 января 2015 года на 34 ТВК в Москве ФГУП "РТРС" вело трансляцию первого мультиплекса в устаревшем стандарте DVB-T. Этот проект стартовал в сентябре 2010 года, однако уже в 2012 году в России было решено вести цифровое эфирное вещание в стандарте DVB-T2. В марте 2012 года РТРС начала трансляцию первого мультиплекса в DVB-T2 в столице на 30 ТВК, а в конце того же месяца попыталась отключить передатчик DVB-T. К удивлению РТРС, москвичи начали жаловаться чиновникам и требовать возврата вещания в DVB-T, уверяя, что купили приемное оборудование именно этого стандарта. Поэтому РТРС была вынуждена пойти на параллельное вещание первого мультиплекса в Москве в стандартах DVB-T и DVB-T2. С 15 января этого года РТРС прекратила трансляцию в DVB-T, и 34 ТВК освободился для новых лицензиатов. В мультиплекс умещается 10 каналов, поэтому для того, чтобы впихнуть в него 40 лицензиатов, регулятору пришлось пустить их "внарезку". К примеру, один слот на 34 ТВК отдан Первому каналу (точнее, его дочернему ЗАО "Первый канал. Всемирная сеть"), который транслирует в нем все свои пять каналов по следующему расписанию: с 8:30 до 1:30 (то есть 17 часов в стуки) в эфире идет канал "Музыка Первого", с 1:30 до 2:30 – ​"Дом кино", с 2:30 до 4:30 – ​"Время: далекое и близкое", с 4:30 до 6:30 – ​"Телекафе", а с 6:30 до 8:30 – ​канал "Бобер".

Другой пример: каждый из 11 каналов, которые производит ООО "ТПО "Ред Медиа" (с июня 2014 года его через ООО "Продюсерский центр "Плюс" и "НТВ-Плюс" контролирует "Газпром-Медиа Холдинг"), получил по два часа московского эфира в сутки. Только три канала добились права вещать в Москве в "цифре" круглосуточно: "Наш футбол" "Газпром-Медиа Холдинга", "Спорт 1" (ВГТРК) и Lifenews Габрелянова.

Казалось бы, какой смысл четырем десяткам каналов вещать в московском эфире по ротационной схеме, которая явно не повысит рейтинги большинства из них? Но дело явно не в рейтингах, цель попадания на 34 ТВК абсолютно иная.

Принятый Госдумой 4 июля 2014 года и вступивший в силу с 1 января года текущего закон №270‑ФЗ "О внесении изменений в статью 14 закона "О рекламе" запретил "распространение рекламы в телепрограммах, телепередачах по телеканалам, доступ к которым осуществляется исключительно на платной основе и (или) с применением декодирующих технических устройств". Народные избранники, не желая вникать в сложность и многообразие взаимоотношений телеканалов и вещателей, рассудили, что все каналы, доступные в сетях кабельного, спутникового ТВ или IPTV, являются платными. Объяснить чиновникам, что многие каналы приплачивают вещателям за право попадания в пакет (а вовсе не наоборот), представители контентной индустрии так и не смогли. Загнанные в угол контент-производители стали искать лазейки в непродуманном законе и быстро выяснили, что наличие эфирной лицензии хотя бы в одном регионе страны автоматически выводит канал из категории платных.

Поэтому с середины 2014 года в России начались активная скупка региональных телекомпаний с эфирными лицензиями и попытки получения эфирных частот. Но в июле ГКРЧ ввела мораторий на присвоение новых эфирных ТВ-частот для городов с населением меньше 100 тыс. человек (в более крупных городах они распределялись только по конкурсу).

Однако, как выяснилось 31 декабря, конкурс и прочие правила писаны не для всех. По данным Роскомнадзора, в России действует около 1400 электронных СМИ, "которые могут быть отнесены к категории "уникальных платных телеканалов", не распространяющихся в эфире и составляющих зону применения принятого закона. Из них около 300 являются федеральными". При явной помощи государства 40 из 1400 каналов выскочили из-под пресса федерального закона №270, а остальные 1360 остались в дураках. Наверняка этим делом заинтересуется Федеральная антимонопольная служба, но к моменту вынесения ею самого справедливого решения может оказаться, что все частные производители нишевых каналов уже вымерли.

Фраза "Закон суров, но это закон" с древних времен выражает один из основных принципов демократии. И страшно, если он вдруг превратится в противоположность, описываемую известной пословицей "Закон что дышло: куда повернешь – ​туда и вышло".

Журнал "Стандарт" № 1 (144), январь 2015