Новости Редколонка Точка зрения

Ср, 26.07.2017

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 59.82 EUR 69.7
26 июля 2017 года, Ср

Судьба космических миллионов

Елизавета Титаренко
корреспондент ComNews.ru
© ComNews
25.07.2016

Госкорпорация "Роскосмос" попросила власти Москвы разрешить строительство жилого комплекса на части территории ФГУП "Государственный космический научно-производственный центр им. М.В. Хруничева" (ГКНПЦ). Московские земельные участки, на которых расположены производственные корпуса предприятия, отданы ВЭБу под залог кредита на финансовое оздоровление ГКНПЦ. Но прибыль ГКНПЦ - крупному предприятию ракетно-космической промышленности, которому в 2016 году исполнилось 100 лет, - должна приносить космическая деятельность, а не аренда или продажа участков земли под строительство жилья. Тем более что коммерческие пуски ракет-носителей "Протон-М" стоят по $100 млн. Однако, судя по всему, на предприятии этих миллионов нет, раз уж ГКНПЦ вынужден заниматься недвижимостью.  

Финансовая помощь предприятию понадобилась после череды аварий ракет "Протон" в 2010-2014 годах. Они поставили предприятие в сложное материальное положение. ОАО "Объединенная ракетно-космическая корпорация" (ОРКК), подчиняющееся Роскосмосу, утвердило программу финансового оздоровления Центра Хруничева. Кроме того, предприятие взяло кредит у ВЭБа под залог земли, на которой расположен комплекс его производственных зданий.

Московские земли, которые занимает ГКНПЦ, уже не первый год привлекают девелоперов. Напомним, Центр Хруничева занимает более 140 га рядом с излучиной Москвы-реки в промзоне к северу от Филевского парка. Власти города говорят о переносе московских промышленных предприятий из центра на периферию уже несколько лет. Например, в 2013 году вице-премьер Дмитрий Рогозин упоминал возможный перенос ГКНПЦ в другое место, мотивировав это так: "При обновлении производства столько земли не нужно".

Действительно, в советское время промышленные предприятия строились с размахом и занимали большие территории. Отношение к земле было далеко не столь рачительным, как сегодня. Доля здравого смысла в том, чтобы избавиться от лишней земли и получить с этого выгоду, несомненно, есть. По данным газеты "Ведомости", в случае с ГКНПЦ речь может идти о застройке примерно 100 га, причем в промзоне рядом с Филевским парком участок в 1 га земли может стоить около $2 млн. Таким образом, потенциально ГКНПЦ имени Хруничева при продаже излишков земли может выручить около $200 млн. Напомним, ВЭБ предоставил предприятию кредит в 12,5 млрд руб., что в пересчете на доллары и составляет около $200 млн.

Однако сделки с земельными участками - не дело ракетно-космического предприятия и тем более - не дело Роскосмоса. "Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник", - как говорилось в известной басне Ивана Крылова. Здесь уместно вспомнить пример Российской академии наук (РАН). В 2013 году во время реорганизации академии было создано Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), занимающееся управлением собственностью РАН и финансированием академической науки. Таким образом, разделение функций избавило ученых от необходимости заниматься непрофильной деятельностью. Логично было бы создать "космический аналог" ФАНО - чтобы отраслевые предприятия вкладывали силы непосредственно в развитие ракетно-космической техники.

К слову, именно космос призван приносить основную прибыль Центру Хруничева. Предприятие ведет историю с 1916 года, оно было основано как автомобильный завод. Под разработку ракетно-космической техники оно было перепрофилировано в 1960-х годах. Как раз тогда в подразделении ОКБ-23 (ныне - Центр Хруничева) под руководством Владимира Челомея и была разработана ракета-носитель "Протон", которая, претерпев совсем немного изменений с того времени, активно используется для космических пусков по сей день. Наравне с "Протоном" основной продукцией ГКНПЦ являются разгонные блоки к ракетам, а также новые ракеты-носители "Ангара".

По факту "Протоны" - основной источник прибыли для ГКНПЦ. Техническая мощность предприятий Хруничева - 12 ракет в год, хотя, приложив определенные усилия, центр может выпускать до 20 ракет в год. Учитывая, что ракеты-носители - штучный товар и в мире ощущается их нехватка, "Протоны" востребованы среди операторов спутниковой связи во всем мире. Коммерческий пуск одного "Протона" на мировом рынке стоит около $100 млн, а себестоимость изготовления ракеты - $40-50 млн. Исходя из этого, можно подсчитать, что ракета-носитель, разработанная еще в Советском Союзе и не потребовавшая особых изменений за последние 40 лет, может приносить Центру Хруничева чистую прибыль в размере $500 млн в год (за коммерческие запуски 10 ракет). При таком раскладе космическому центру точно не понадобится кредит ВЭБа и девелоперский проект на территории предприятия.

"В 2002 году я говорил, что мы с "Протоном" завоюем не менее 50% рынка. Через 2-2,5 года, то есть в 2004-2005 годах, мы завоевали 60% рынка. Несмотря на то что экономическая ситуация была очень тяжелой и мы еле выживали, собственно, только коммерческие пуски нас и спасали", - говорил в июле этого года в интервью ТАСС генеральный конструктор средств выведения, заместитель генерального директора ОРКК Александр Медведев.

Однако, судя по ситуации на предприятии, упомянутых $500 млн в год у ГКНПЦ нет. Напомним, за коммерческие пуски ракет "Протон" отвечает американская "дочка" Центра Хруничева - International Launch Services Inc. (ILS), зарегистрированная в штате Делавер. Кстати, именно у нее до недавнего времени российский спутниковый оператор "Газпром космические системы" заказывал запуски спутников на "Протоне" и был вынужден платить за пуск в долларах (в феврале 2015 года ГКС договорился с ГКНПЦ об оплате пусков в рублях).

Казалось бы, иностранные деньги за вывод спутников на орбиту ракетами "Протон" должны приходить в Россию и работать на благо Центра Хруничева. Но по факту, похоже, этого не происходит.

Бесконечно выезжать на наследии мощной советской ракетно-космической школы невозможно. Потребности рынка меняются, и производители ракет-носителей вынуждены к ним приспосабливаться. Например, с появлением новых низкоорбитальных спутниковых группировок (таких, как OneWeb), насчитывающих сотни космических аппаратов, возникла рыночная потребность в ракетах легкого класса, способных за один пуск вывести десяток таких спутников. Не менее значим и критерий цены: крупнейшие мировые операторы спутниковой связи хотят сократить затраты на запуски на 25-30%. Все эти требования может удовлетворить ракета "Ангара 1.2", но пока ГКНПЦ в июле 2014 года смог запустить лишь первый тестовый образец. Центр Хруничева опоздал более чем на десятилетие: первый коммерческий пуск "Ангары" предприятие обещало совершить в конце 2003 года (об этом, в частности, сказано в годовом отчете фирмы Lockheed Martin, которой Центр Хруничева еще в июле 1999 года продал за $68 млн эксклюзивные права продвижения на мировом рынке пусков на ракете "Ангара"). При такой "расторопности" конкурировать с ракетными предприятиями из США, Франции, Японии и Китая крайне затруднительно.

Даже с "Протоном" - ракетой с полувековой летной квалификацией - у ГКНПЦ все не слава богу. Если в 2011 г. было совершено 9 коммерческих пусков этой ракеты (один неуспешный), в 2012 году - 11 пусков (один неуспешный), а в 2013 году - 10 пусков, то в 2014-м - уже 8 пусков (один неуспешный), в 2015-м - 7 пусков (один неуспешный). В 2016 году совершено пока 3 пуска. На узком и конкурентном рынке услуг запуска спутников репутация создается годами, а разрушить ее может всего несколько аварий. Если ГКНПЦ не приложит сверхусилия для того, чтобы аварии с "Протонами" и разгонными блоками "Бриз-М" прекратились, предприятие может лишиться зарубежных заказчиков - как это, по сути, уже произошло с крупнейшим отечественным производителем спутников - ИСС им. академика М.Ф.Решетнева.

Так что Центру Хруничева есть чем заняться в профильной сфере, да и ресурсы на это у него имеются (только за семь прошлогодних пусков на счетах ILS должна была скопиться прибыль в размере около $350 млн, что - с учетом просевшего курса рубля - огромный резерв для развития материнской компании). Если ракетно-космическое предприятие вместо основного бизнеса увлечется операциями с земельными участками, оно очень скоро превратится в аутсайдера мирового рынка космической техники. Пусть излишками земли ГКНПЦ управляет условное "космическое ФАНО", а само предприятие продолжает работу в ракетно-космической сфере - одной из немногих отраслей, в которых Россия имеет сильные позиции на глобальном рынке. Во всяком случае, пока еще имеет.

Редколонка

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

Новости

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100