Новости Редколонка Точка зрения

Пн, 26.06.2017

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 59.66 EUR 66.68
26 июня 2017 года, Пн

Квадрат поиска

главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
29.10.2016

Недавно представитель крупного международного вендора спросил меня: "В каком году в России умрет телекоммуникационный рынок?" "В 2016‑м", – ​не задумываясь ответил я и, как выяснилось, подтвердил потаенную мысль собеседника.

Текущий год стал моментом истины и для российского, и для глобального рынка связи. Выручка большинства операторов начала сокращаться, а ее рост на единицы процентов преподносится как огромное достижение. Вслед за финансовыми проблемами операторов повалились продажи и у производителей. Так, Ericsson в III квартале 2016 года зафиксировал падение продаж на 14 % (а сетевого оборудования – ​на 19 %) и впервые за последние четыре года получил убыток ($20 млн). У Nokia продажи за тот же квартал упали на 12 %, а убыток составил $136 млн.

Одна из главных причин стагнации проста: на рынке фактически не осталось людей, не имеющих мобильного телефона, домашнего интернет-канала и доступа к видеоконтенту (по платной, рекламной или пиратской модели). При этом радоваться стабильным потокам абонентских платежей, как это делают коммунальщики-монополисты, связисты не могут: в каждом сегменте телекоммуникационного рынка в России действуют четыре и более конкурентов.

Конкуренция с себе подобными для операторов связи меньшее зло: ежегодно их доходы и стоимость размывают онлайновые интернет-сервисы (OTT), которые работают по бесплатной модели или предоставляют услуги по низким тарифам. Эта проблема остро стоит перед всеми операторами мира. К примеру, только пользователи Facebook Messenger и WhatsApp (последний является собственностью Facebook) ежедневно отправляют уже 60 млрд сообщений, в то время как во всех сотовых сетях на земном шаре передается лишь 20 млрд SMS в день.

Запас прочности у российских операторов связи гораздо меньше, чем у их западных коллег. Средний месячный доход с одного интернет-пользователя или сотового абонента в России составляет $5‑7, тогда как в Европе – ​€40‑45, в США – ​более $50, а в Канаде и вовсе свыше $70. Аналогичная пропорция наблюдается и в сетях платного ТВ.

Перед операторами связи встала задача поиска принципиально новых источников дохода. Одни компании пытаются найти их на стыке телекоммуникаций и финансовых сервисов, другие продолжают верить в возможность заработка на цифровом контенте, третьи стараются нащупать успешные модели в сфере подключенных устройств (IoT). Путь, гарантирующий успех, пока не отыскал никто, но изыскания явно нужно вести в сфере новой цифровой экономики. Она строится на принципиально иных правилах, чем экономика традиционная. Во-первых, благодаря коммуникационным технологиям поставщики товаров и услуг получили прямой выход на потребителя. Это, например, привело к уходу с рынка компаний, которые продавали авиабилеты, а производителям качественных товаров в регионах открыло доступ без посредников к клиентам в больших городах и за рубежом.

Во-вторых, товары стали уступать место услугам по их использованию, что породило целое понятие shared economy. Например, программа AppleCare+ позволяет вместо покупки iPhone брать его у производителя в бессрочную аренду, при этом Apple гарантирует выдачу нового телефона взамен поломанного или утраченного, а при появлении новой модели – ​бесплатный обмен на нее прежнего устройства. В городах набирает популярность краткосрочная аренда автомобиля. В Москве такие сервисы, как "Делимобиль", YouDrive и Anytime, предлагают взять машину в удобном месте и оставить ее в пункте назначения. Это увеличивает коэффициент использования: если частный автомобиль в среднем задействован менее 10 % времени, то каршеринг повышает данный показатель до 70‑75 %.

Третьей, но важнейшей особенностью новой экономики является главенствующее рыночное положение компаний, которые не обладают физическими активами. Цифровые технологии позволяют им управлять чужими активами эффективнее, чем представители традиционной экономики управляют своими. Так, сервис Airbnb, дающий возможность арендовать комнаты и квартиры по всему миру, в 2015 году обошел по рыночной стоимости холдинг Marriott, который располагает 5,7 тыс. отелей. Сервис заказа такси Uber в начале текущего года был оценен в $51 млрд, обогнав по капитализации автомобильных гигантов General Motors и Ford, хотя у компании Uber Technologies нет в собственности ни единого автомобиля. Сервисы "Яндекс.Такси", "Везет" или GetTaxi также не располагают таксопарками и повторяют успех Uber.

Работа всех новых цифровых компаний и онлайн-сервисов невозможна без сетей связи, высокоскоростной передачи данных, дата-центров, цифровых платформ, биллинговых программ, систем бизнес-аналитики и big data. Это открывает для телекоммуникационных компаний огромные перспективы развития. Операторы связи и телеком-вендоры однозначно могут сотрудничать с представителями цифровой экономики, но зачастую слабо осведомлены, как строится бизнес этих компаний и каковы их потребности в услугах и инфраструктуре.

Отчасти этому пониманию будет способствовать первая в России конференция Everything as a Service, которую группа ComNews проведет в Москве 25 ноября 2016 года.

Журнал "Стандарт" № 10 (165), октябрь 2016
Редколонка

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

Новости

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100