Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Вс, 15.09.2019

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 64.47 EUR 71.53
15 сентября 2019 года, Вс
Алексей Сулин, управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo

Законы о роботах: текущее состояние и тренды

Алексей Сулин,
управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo
30.03.2017
Алексей Сулин, управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo
Алексей Сулин, управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo

Регулирование робототехники - тема, которая все чаще стала мелькать на страницах мировых информационных ресурсов. На сегодняшний день в мире нет единых подходов к этой проблеме, поэтому новости появляются самые разнообразные. В середине февраля прошла очередная волна сообщений на данную тему.

Так, Билл Гейтс поделился своими соображениями о том, что роботов необходимо обложить дополнительным налогом с целью поддержать работников, уволенных по причине роботизации рынка, и, что самое интересное, чтобы замедлить процесс автоматизации экономики.

В России к этому вопросу подошли с другой стороны. Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин сообщил о создании комиссии по разработке законопроекта о робототехнике. Целью этой инициативы является стимулирование развития отрасли.

Еще раньше, в декабре 2016 года председатель совета директоров Mail.Ru Group и основатель Grishin Robotics Дмитрий Гришин представил на суд общественности проект внесения изменений в Гражданский кодекс РФ в части развития робототехники.

На текущий момент ни в ЕС, ни в США нет специального законодательства о регулировании робототехники. Пока это только зарождающийся процесс.

В США попытки урегулировать деятельность роботов предпринимаются на уровне судебной практики в течение последних нескольких десятилетий. Необходимо отметить, что высокая роль судов в регулировании общественных отношений характерна для стран с англосаксонской системой права. Однако единый подход к пониманию и регулированию робототехники так и не сложился.

В последнее время в США за дело взялась исполнительная власть. Специальный орган, ответственный за политику в сфере науки и технологий (US Office of Science and Technology Policy), выпустил опросный лист, в котором предложил всем заинтересованным лицам высказаться и ответить на вопросы, касающиеся искусственного интеллекта. Результаты опроса будут использованы при подготовке законопроекта.

Европейский союз продвинулся в этом вопросе немного дальше. Созданная для подготовки рекомендаций рабочая группа при Европейском парламенте в мае 2016 года выпустила многостраничный отчет по ситуации с регулированием роботов. Речь в основном идет о постановке проблем и формулировании вопросов. В поле зрения попали такие темы, как безопасность, стандартизация, интеллектуальная собственность, базы данных и ответственность за действия роботов.

Парламентская рабочая группа присвоила роботам статус электронных личностей (electronic persons), впрочем, не раскрывая при этом содержание статуса.

Однако особо стоит отметить попытку внести ясность, предпринятую отечественными экспертами под руководством Дмитрия Гришина. Правда, предложение о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ носит характер общественной инициативы и официальным законопроектом не является. Несмотря на спорность ряда положений, необходимо отметить четкость и завершенность позиции в противовес результатам, достигнутым иностранными коллегами.

Проблема с законодательным регулированием связана со сложностью самого объекта регулирования. Строго говоря, это новая сущность, которую нужно ввести в правопорядок, не повредив остальные институты и не ошибившись с идентификацией этой самой сущности. Причем интеграция новой сущности затрагивает множество областей, а специфика такой интеграции зависит от того, в каком качестве роботы будут выступать в отношениях с людьми и между собой.

Говоря о сложности введения нового понятия, нужно начать с того, что в самом общем виде право, как система правил поведения, делится на две части: публичное право и частное право.

В первом случае речь идет о регуляторных нормах (разрешить, запретить, предписать). Это уголовное, административное, земельное, градостроительное право и т.д., где отношения строятся на базе доминирования государственной власти и подчиненности ему всех остальных субъектов. Сюда же относится отраслевое законодательство, содержащее правила поведения в определенной области - например, в той же робототехнике.

Во втором случае мы говорим о гражданском праве, которое регулирует имущественные и личные неимущественные отношения в условиях гражданского оборота, в котором его участники выступают по отношению друг к другу на основе равенства и автономии воли. Другими словами, это отношения между равными субъектами, где государство имеет такой же вес, как и остальные участники оборота.

Это важное отступление для того, чтобы понять, в каких плоскостях лежит регулирование робототехники.

Сфера публичного права очень важна применительно к вопросам регламентации роботов. Это прежде всего касается безопасности. Например, на сегодняшний день крайне остро стоит вопрос о беспилотных автомобилях и летательных аппаратах. Потребуется безупречный уровень безопасности, чтобы регуляторы в разных странах дали зеленый свет для эксплуатации таких устройств. Эта проблема является частным случаем глобальной проблемы регулирования роботов.

Вместе с тем самые сложные вызовы лежат в сфере установления правил, касающихся роботов, в гражданском обороте. Экспертному сообществу и законодателям придется ответить на вопрос, что же такое робот в гражданских правоотношениях. Какое место должен занимать робот? Это субъект или объект права?

Например, объектами гражданского права являются денежные средства, движимое и недвижимое имущество, ценные бумаги, результаты интеллектуальной деятельности и т.д. Субъекты - это граждане и юридические лица, государство и муниципальные образования.

Строго говоря, вопрос нужно сформулировать так: робот - это объект, по поводу которого совершаются сделки, или активный субъект, являющийся участником оборота, или нечто третье?

Если сообщество экспертов и законодатели придут к выводу, что робот может выступать исключительно в качестве объекта, фактически его роль может приравняться к имуществу либо занять близкое к нему место. В этом случае изменения, которые претерпят законы в разных странах, назвать революционными можно с очень большой натяжкой.

Список объектов гражданских прав пополнится еще одним наименованием, и этим проблема по большей части исчерпается. Роботы будут помещены в перечень объектов правового регулирования, подобно, например, домашним животным (именно в качестве имущества выступают домашние животные в соответствии с Гражданским кодексом РФ).

Конечно, эта простота носит условный характер, ведь каждый объект гражданских прав имеет свои особенности. Ценные бумаги, недвижимое имущество, объекты интеллектуальной собственности и т.д., каждый отдельно имеет свои особенности в правовом регулировании. Однако по большому счету переворота в мышлении такая идентификация роботов не произведет.

Другое дело, если роботов отнесут к субъектам права. Субъекты обладают правоспособностью, то есть они могут иметь права и обязанности, а в определенных случаях - должны нести ответственность.

Отечественные эксперты, предложившие поправки в Гражданский кодекс РФ, заняли в этом вопросе двойственную позицию. Провозглашенная точка зрения такая: роботы по своей сути укладываются в доктрину юридического лица, поэтому именно нормы о юридических лицах должны распространяться на роботов. Юридические лица, как упоминалось выше, являются субъектами гражданских правоотношений.

В подтверждение этой позиции проект закона содержит положения о правах, обязанностях и ответственности роботов, а также о том, что роботы могут от своего имени выступать в судах в качестве истцов или ответчиков. Собственники роботов отвечают за их действия только в пределах переданного роботам имущества (подобно уставному капиталу юридического лица).

Вместе с тем авторы проекта в отдельных случаях предлагают считать роботов имуществом и распространяют на них действующие правовые нормы об имуществе. Кроме того, в тексте документа прямо указывается, что в случае, если робот причинил вред и это связано с природой робота как имущества, его собственник несет ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности.

Конечно, проект, подготовленный российскими специалистами, содержит пробелы и противоречия. Кроме того, нет четкой позиции по основному вопросу, связанному со статусом роботов как участников (или объектов) гражданского оборота. Однако это вполне естественно, учитывая сложность и новизну поставленной задачи. Ведь никто в мире еще не делал ничего подобного.

Главное, что российским экспертам удалось поднять тему регулирования робототехники на новый уровень и заложить основы для будущих обсуждений, которых будет еще великое множество. В этом можно не сомневаться.

Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости