Точка зрения / сентябрь 2017
Неизбежное регулирование

Герман Клименко: "Мы находимся в начальной стадии выбора общего подхода к регулированию Интернета, когда требуется, как и в других сферах общественных отношений, выработать взаимоприемлемую для государства и для граждан позицию"
18.09.2017

В России появляется все больше законодательных инициатив, направленных на расширение государственного регулирования Интернета. Они касаются как усиления госконтроля за техническими и содержательными аспектами Сети, так и ужесточения требований к идентификации пользователей. Свою точку зрения на целесообразность и основные задачи регулирования отношений в Интернете в интервью корреспонденту "Стандарта" Игорю Агапову высказал советник президента РФ по проблемам Интернета, председатель правления Института развития Интернета (ИРИ) Герман Клименко.

- Какое регулирование, по вашей оценке, является наиболее актуальным для российского Интернета?

- В сфере регулирования Интернета я бы выделил два основных направления: обеспечение безопасности и устойчивости функционирования государственных структур и критически важных предприятий и защита интересов массового пользователя, то есть граждан страны. С первым направлением дела обстоят более определенно. Ни для кого не секрет, что военные структуры, а также подразделения других силовых ведомств и, например, атомной промышленности давно живут в изолированном сегменте Сети, сообщение которого с общей инфраструктурой Интернета технически невозможно. И никого эта ситуация не смущает, она воспринимается обществом как закономерная. Сейчас находится в стадии реализации российский государственный сегмент Интернета под названием RSNet, находящийся под контролем Службы специальной связи и информации Федеральной службы охраны (ФСО) России. В этом сегменте все государственные чиновники будут находиться за своеобразным файрволом, обеспечивающим безопасность. До конца 2017 года проект должен быть введен в эксплуатацию. Уже сейчас к защищенному сегменту Сети для госструктур подключен, например, портал kremlin.ru, а также органы государственной власти пяти субъектов РФ. Так что с регулированием Интернета в интересах государства все более или менее понятно, и с технической точки зрения эти меры вопросов не вызывают.

Другое дело – ​регулирование взаимоотношений в Интернете массовых пользователей. Понятно, что здесь широкое поле для злоупотреблений возможностями Сети, которые могут нанести серьезный вред огромному количеству людей. К тому же попытки ввести те ли иные ограничения в этой сфере вызывают бурную общественную реакцию, так что ситуация с этим вопросом неоднозначная. Поэтому пути и методы регулирования Интернета в отношении массового пользователя являются дискуссионными, а единой позиции в обществе по данному вопросу нет. Фактически в области регулирования Интернета, касающегося большинства граждан страны, мы в России занимаем некую промежуточную позицию между китайским и западным подходами. Как известно, в Китае узаконен принцип, если можно так выразиться, премодерации: там можно получить доступ в Сеть как таковую и к тем или иным ее ресурсам только с одобрения соответствующих властей. В США и Европе действует принцип постмодерации: государством установлены правила поведения в Интернете, за нарушение которых могут быть применены весьма жесткие санкции. Следует признать, что в России нет однозначного подхода к регулированию Интернета. В нашей практике сочетаются оба этих принципа, и нельзя сказать, что используются они во всех случаях последовательно. В частности, у нас установлены, на первый взгляд, жесткие требования по ограничению доступа к различным категориям информации, однако на деле ответственные за их исполнение структуры ведут себя вполне вегетариански, не проявляя особой суровости к нарушителям или проявляя ее как-то выборочно. По моему мнению, мы находимся в начальной стадии выработки общего подхода к регулированию Интернета, когда требуется, как и в других сферах общественных отношений, выработать взаимоприемлемую для государства и для граждан позицию. Любые государственные нормы являются, так или иначе, результатом переговоров между государством и обществом. У нас такие переговоры о регулировании Интернета идут постоянно, в том числе путем выдвижения различных законодательных инициатив. Часть из них вызывает большой негативный резонанс и затем отвергается, часть принимается с той или иной коррекцией, зависящей, опять же, от реакции граждан и профессиональных сообществ. Этот путь мы будем проходить, наверное, постоянно.

- Каковы цели регулирования Интернета на национальном уровне и какими факторами определяется необходимость такого регулирования?

- С регулированием Интернета в государственном сегменте, как я уже сказал, все весьма определенно: целью его является обеспечение безопасности государства. Что касается регулирования Интернета в отношении массового пользователя, то его цели, как мне кажется, те же, что и у регулирования других аспектов жизни общества: установление общих и обязательных правил поведения. И здесь факторы, которые обусловливают необходимость введения законодательных правил, сходны с факторами, требующими нормативного регулирования жизни общества в целом. Например, государство устанавливает правила распространения алкоголя, табака, лекарств. И независимо от того, хороши или плохи конкретные нормы в данных сегментах, само по себе такое регулирование необходимо, так как устанавливает правила, способствующие обеспечению безопасной жизни. Пока гражданин не выходит за пределы квартиры, он волен вести себя, как ему угодно или почти как угодно – ​в широких пределах, потому что в этом случае его действия и их последствия касаются прежде всего его самого. Но, выходя из квартиры, любой человек должен придерживаться принятых обществом правил. То же касается и Интернета: как только пользование им становится не частным, а общественным явлением, это явление должно регулироваться с целью обеспечения безопасности и других интересов всех граждан.

- Часто говорят о том, что технические средства регулирования Интернета, в частности ограничение доступа к информации, идентификацию пользователей и тому подобное, применять бессмысленно, так как они не могут обеспечить достижения поставленных целей. Как осуществлять техническое регулирование Интернета на национальном уровне, исходя из его архитектуры и особенностей функционирования?

- Разумеется, технические методы регулирования Интернета не могут быть эффективными на 100 %. Но это вовсе не означает, что их не нужно использовать. Конечно, полностью заблокировать доступ к той или иной информации в Сети невозможно. Однако имеющиеся технические средства позволяют заблокировать доступ к ней в 90‑95 % случаев. И это делает их применение оправданным, так как обеспечивается блокировка целевых ресурсов для подавляющего большинства обращений к ним. Поэтому называть технические средства регулирования Интернета неэффективными неправильно. Действительно, никто ведь не призывает перестать бороться с преступностью или коррупцией юридическими методами на том основании, что полностью искоренить эти явления таким путем не удается и вряд ли когда удастся. Другое дело, что порой появляются заведомо неэффективные решения технического регулирования, вроде "вечного" блокирования ресурсов в Сети. Но эти решения говорят лишь о безграмотности их авторов, а не о бесполезности технических мер вообще.

- Может ли саморегулирование интернет-сообщества заменить государственное регулирование? Если да, то в какой мере и по каким направлениям?

- Любое саморегулирование предполагает добровольное установление заинтересованным сообществом каких-то обязательных для всех его участников рамок поведения. Причем придерживаться этих рамок все должны, опираясь на осознание их необходимости. В качестве примера можно взять добровольное соблюдение всеми водителями транспортных средств правил поведения на дороге, которые бы их сообщество выработало самостоятельно, без участия государства. Вот тогда безопасность дорожного движения была бы предметом саморегулирования. Но, честно говоря, я такую ситуацию представить себе не могу. Что касается Сети, то часто можно слышать утверждения представителей интернет-отрасли, что саморегулирование более эффективно, потому что сообщество лучше, чем чиновники, понимает особенности Интернета и установленные им правила были бы лучше государственных. Но что-то пока таких саморегулируемых правил не видно, и представители власти резонно возражают, что раз их нет, то представителям власти приходится заниматься этими вопросами. Поэтому вряд ли саморегулирование в Интернете может заменить государственное регулирование. Тем более что следует иметь в виду разнообразие интересов участников интернет-рынка. Например, одна крупная российская интернет-компания всегда выступает за максимальную свободу функционирования Сети. Однако она же в последнее время активно развивает различные коммерческие продукты, и у нее появляется интерес к сохранению прав на них, а следовательно, к применению установленных государством мер борьбы с незаконным использованием того или иного контента, включая блокировку ресурсов, нарушающих эти правила. Интернет в целом очень разноплановая сфера. И я с трудом представляю себе, как все многочисленные участники этого рынка со своими очень разнообразными интересами могут договориться между собой о каких-либо общих правилах поведения. Поэтому считаю саморегулирование как способ достижения тех целей управления Интернетом, о которых я говорил выше, совершенно невозможным.