Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Пн, 23.07.2018

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 63.49 EUR 73.93
23 июля 2018 года, Пн

Один на один с цифровой экономикой

главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
27.08.2017
Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия.

В программе "Цифровая экономика", которую глава правительства РФ Дмитрий Медведев утвердил 28 июля 2017 года (распоряжением №1632‑р), государство взяло на себя ответственность за два из трех уровней: за информационную инфраструктуру и создание среды, которая включает регулирование, подготовку кадров и обеспечение инфобезопасности. Верхний уровень – ​рынки и отрасли экономики, где осуществляется взаимодействие поставщиков и потребителей товаров, работ и услуг, – ​государство оставило на попечительство бизнеса.

Государство полно решимости начать работу: в частности, 28 августа правительство РФ постановлением №1030 "О системе управления реализацией программы "Цифровая экономика РФ" создало проектный офис этой программы (его функции будет выполнять АНО "Аналитический центр при правительстве РФ"). Если бизнес хочет, чтобы государство сделало как лучше, а не как всегда, каждая отрасль российской экономики должна срочно и детально сформулировать требования в его адрес. Особенно активными нужно быть участникам промышленных отраслей, с территориально распределенными производственными мощностями, и прежде всего – ​нефтегазовой отрасли, крупнейшей вертикали экономики РФ.

Согласно букве госпрограммы, главная характеристика цифровой экономики – ​то, что данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства. О превращении данных в цифровой актив и возможностях их монетизации нефтегазовые компании говорят уже не первый год. Именно данные являются основой технологий Интернета вещей (IoT), интерес к которым в России и мире крайне высок. На рынке существует добрый десяток технологий IoT, и многие отраслевые компании уже применяют их в коммерческом режиме. Однако в России большинство крупных компаний – ​это структуры с государственным участием, и даже при готовности рискнуть они просто не могут себе позволить внедрение нестандартизованных технологий. Поэтому первым сигналом со стороны нефтегазовой отрасли РФ (как, впрочем, и других крупных промышленных вертикалей) в адрес государства должен стать призыв к созданию национального стандарта IoT: либо с чистого листа, либо (что гораздо разумнее) признав таковым одну или несколько действующих технологий.

Очевидно, что для работы сенсоров и датчиков IoT необходима цифровая телекоммуникационная инфраструктура. Из программы "Цифровая экономика" следует, что создание такой инфраструктуры государство взяло на себя, но без подсказки со стороны бизнеса она может не соответствовать потребностям корпораций. Исторически сети связи строились, исходя из ареалов проживания людей, ведь именно они были абонентами. Различные датчики будут устанавливаться не только в густонаселенных городах, но и там, где на квадратный километр – ​один человек, три медведя и семеро волков: к примеру, на магистральном трубопроводе или удаленном заполярном месторождении. В подавляющем большинстве таких мест наземная телеком-инфраструктура отсутствует, поэтому очевидно, что создание сетей пятого поколения (5G), которые проектируются прежде всего для подключения устройств, а не людей, должно учитывать прогнозы по плотности датчиков и сенсоров на территории страны. Текст госпрограммы "Цифровая экономика" пока содержит иной подход: в ее плановых показателях зафиксировано, что к 2024 году устойчивое покрытие 5G должно быть обеспечено во всех крупных городах (с населением 1 млн человек и более). Если нефтегазовый или другой промышленный бизнес экстренно не подаст сигнал государству, то сети 5G появятся лишь в городах-миллионниках, а идеи "умных месторождений" и "цифровых заводов" в удаленных регионах так и останутся светлой мечтой.

Согласно программе, государство будет развивать сквозные цифровые технологии, которые могут быть востребованы во всех сферах бизнеса и госуправления. Пока к таковым отнесены большие данные, нейротехнологии и искусственный интеллект, системы распределенного реестра, квантовые технологии, новые производственные технологии, промышленный Интернет вещей, компоненты робототехники и сенсорика, технологии беспроводной связи, виртуальной и дополненной реальностей. Очевидно, что это очень общие формулировки: к примеру, понятие "большие данные" может относиться к системам бизнес-аналитики или хранения, к неструктурированным или структурированным данным. И опять же, если бизнес не сформулирует четко требования ко всем перечисленным сквозным технологиям (а возможно, при этом добавит другие, не менее важные), то государство может сотворить что-нибудь малопригодное, неэффективное или дорогое.

Для того чтобы достичь заявленные в программе "Цифровая экономика" благие цели – ​повысить конкурентоспособность страны и качество жизни граждан, обеспечить экономический рост и национальный суверенитет, – ​представителям бизнеса (как на уровне ИТ-блоков, так и на уровне руководителей корпораций) нужно спешно начинать серию встреч высокого уровня и создание рабочих групп по формулированию требований к цифровой инфраструктуре, инновационным технологиям, нормативным актам, системе подготовки кадров. Если упустить время сейчас, потом каждая отрасль и компания останется один на один с цифровой экономикой, или, скорее, с представлением о том, что это такое.

Журнал "Стандарт" №07-08 (174-175) июль-август 2017
Редколонка
Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия.

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия.
РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости