Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Пт, 17.08.2018

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 66.89 EUR 76.06
17 августа 2018 года, Пт
Денис Аникин, технический директор почтовых и облачных сервисов Mail.Ru Group

Почему Интернет вещей начнется не с холодильника, а с конвейера

Денис Аникин,
технический директор почтовых и облачных сервисов Mail.Ru Group
05.03.2018
Денис Аникин, технический директор почтовых и облачных сервисов Mail.Ru Group
Денис Аникин, технический директор почтовых и облачных сервисов Mail.Ru Group

Когда неподготовленный читатель видит термин "Интернет вещей", он впадает в ступор. Что это за Интернет такой? Зачем он нужен вещам? И почему обычного "невещевого" Интернета уже недостаточно? Я и сам задавался этими вопросами, и сейчас расскажу о выводах, к которым пришел, а заодно о настоящем и будущем Интернета вещей.

Начну издалека. Вспомним, как появился, например, телеграф: он возник в ответ на потребность, которую ранее закрывала обычная почта. Передача сообщения почтой - даже короткого и в пределах одного города - занимала в лучшем случае сутки, между городами письмо могло идти неделями. А телеграфное сообщение долетало за несколько минут, включая набор текста оператором отправки и печать оператором приема.

Открутим время на 5000 лет назад. Почты тоже нет: чтобы передать сообщение, его автор пишет письмо, находит человека, которому можно доверять и который едет в ту же сторону, где находится адресат, и просит передать. Отыщет ли этот человек адресата, передаст ли письмо - неизвестно. Но проходят столетия, появляется почта - и все упрощается: автор запечатывает письмо в конверт, кидает в почтовый ящик - и оно гарантированно приходит адресату или возвращается обратно с пометкой, что получатель не найден.

Вы уже понимаете, к чему я клоню? Почта лучше, чем оказия. Телеграф лучше, чем почта. Телефон лучше, чем телеграф. Каждая следующая технология имеет неоспоримые преимущества перед той, что возникла раньше. И все они решают одну и ту же задачу - хранить, обрабатывать и передавать информацию. Все их, даже самые архаичные, можно без зазрения совести называть информационными технологиями. Информационные технологии возникли не с появлением компьютеров: они существуют столько же, сколько существует человек.

И сервисы, созданные на основе информационных технологий, тоже существовали всегда. Например, банки издавна оперировали деньгами в безналичной форме. Только хранились записи о таких транзакциях не в ячейках памяти и не на жестких дисках, а в огромных разлинованных тетрадях. Чтобы информацию с диска можно было восстановить в случае повреждения носителя, она дублируется на другой диск - а информация из тетради дублируется в другую тетрадь. Так же, как серверы с репликами ставят в разные дата-центры, тетради с копиями хранят в разных помещениях. Сейчас транзакции совершаются автоматической банковской системой, тогда - человеком, который делал запись в тетради. Сейчас межбанковский перевод осуществляется через компьютер, а раньше - через телеграф (до этого - почтой). Сейчас банкомат выдает деньги, а раньше это делал человек, записывая транзакцию в тетрадь (кстати, это и сейчас практикуется в банках, только запись делают в компьютер).

Те, кто читал классиков, помнят, что в свое время у светских дам были специальные альбомы, в которых кавалеры оставляли записи, рисунки, стихи: сейчас эту роль выполняет страница в соцсети. Люди писали друг другу любовные записки - теперь отправляют SMS или сообщения в WhatsApp. Люди вели дневники, позже - блоги, потом стали обновлять статусы в соцсетях.

С появлением коммерческих судов билеты заказывали по почте. С появлением самолетов - по телефону.

При этом долгое время единственным сервисом, который занимался обработкой информации, являлся человек. Информационные технологии, такие как почта, телефон, телеграф, отвечали лишь за ее передачу. Когда появились арифмометры, обработкой информации стал заниматься человек, вооруженный арифмометром. Например, для подсчета сложного процента по вкладу в банке человек для каждого лицевого счета выполнял на арифмометре один и тот же алгоритм элементарных арифметических действий.

Когда появились компьютеры (ЭВМ), они полностью заменили человека для алгоритмически разрешимых задач. Это была настоящая революция. Но, поскольку компьютеры не были объединены в сеть, для передачи информации по-прежнему широко использовались почта, телефон и телеграф.

Следующую революцию совершил Интернет - общемировая информационная сеть, объединившая все компьютеры и позволившая оказывать конечному потребителю любые информационные услуги. Заказы, которые раньше делали по телефону или почте, постепенно переместились в Интернет. Телеграф отмер за ненадобностью. Телефон продолжил существовать, но скорее не для передачи информации, а как средство коммуникации - для живого общения, бизнес-переговоров. Почта осталась как средство передачи неинформационных сущностей - посылок, товаров, оригиналов документов.

Развитие сотовой сети и популярность смартфонов сделали Интернет доступным почти в любой точке планеты. Эти факторы создали предпосылку для исключения человека из информационных процессов. Телефонные операторы такси теряют работу - их заменяет Uber. Сотрудников службы поддержки замещают роботы. В промышленности на смену людям, координирующим рутинные процессы (управление складом, ремонт наземных объектов, диспетчеризация автотранспорта) массово приходят компьютерные системы.

Интернет стал объединять в сеть не только дома (через стационарные компьютеры), не только людей (через их мобильные телефоны), но и вещи. Теперь внутри каждой вещи может содержаться маленький очень простой компьютер с доступом в Интернет: она тоже будет являться частью Всемирной паутины и управляться из центров обработки данных, а также взаимодействовать с ними в ответ на различные события. Вот это и есть интернет вещей.

Раньше для управления каждой вещью был необходим человек: он был нужен, чтобы включить и выключить чайник, завести машину, определить необходимость ремонта трубы, получить информацию о температуре и давлении внутри промышленного агрегата. Теперь такая необходимость отпала. Вещь сама подключена к Интернету и управляется из центра - или, если у нее внутри достаточно умный компьютер, управляет собой сама, координируясь с центром.

Сейчас доступ в сотовую сеть (или другую grid-сеть, например LoRa) есть почти в каждом уголке мира, компьютер - почти в каждой вещи (супер-мини-компьютеры) и у каждого человека (смартфоны). А значит, Интернет есть вообще везде! Все подключено к единой сети, все вещи могут управляться удаленно и управлять сами собой. Люди освобождены от рутинной информационной работы, которую вынуждены были делать ранее. Помните фильм Terminator Genisys? SkyNet (он же Genisys) уже здесь!

Тем не менее Интернет вещей только начинает проникать в нашу жизнь. Многие вещи до сих пор не имеют доступа в Интернет, а те, что имеют, не управляются из центров обработки данных и слабо с ними взаимодействуют. Почему же прогресс буксует, если технологически все давно готово? Одна из причин в том, что вещи нужно предварительно "научить" подключиться к интернету - установить на каждую из них микрокомпьютер, зашить в него минимальную программу, научить его взаимодействовать с центрами обработки данных или облаком. Учитывая многообразие вещей (лампочки, ворота гаража, промышленные агрегаты, автомобили, чайники, стулья, скамейки, электросчетчики - список можно продолжать бесконечно), вариативность протоколов взаимодействия с ними и типов датчиков, все это требует огромной работы - а значит, должен существовать тот, кто инвестирует в оплату этой работы, увидев явную экономическую выгоду от этих инвестиций.

А как обстоит дело с экономической выгодой в "Интернете людей", то есть в обычном Интернете? Там ситуация проще: да, людей много, и все они разные, но почти любой человек "совместим" с почти любым смартфоном. И в этом ключевое отличие от Интернета вещей: каждой вещи нужен свой уникальный агент, соединяющий ее с сетью. Это может быть вшитый в нее микрочип и SIM-карта с микроантенной или просто передатчик, соединяющий ее с локальным IoT-хабом по протоколу LoRaWAN, но вид этого чипа или датчика требует интеграции с вещью (попробуйте обеспечить все лампочки всех офисов города чипами с симками - это выглядит как неподъемная задача).

Будущее Интернета вещей - это стандартизация и интернетизация. В идеале каждый рукотворный объект будет снабжаться чипом и передатчиком - например, через "чипование" прямо на заводе в момент производства. Но до этого пока далеко.

Тем не менее есть тренды, которые являются драйверами Интернета вещей. Например, для промышленного сегмента это тенденция к сокращению количества людей на производстве и уменьшению человеческого фактора. Так или иначе возникает необходимость либо заменять людей автоматикой, либо оптимизировать их деятельность, чтобы один человек мог выполнять работу за нескольких. В процессе этой оптимизации происходит последовательное исключение человека из производственной цепочки с заменой взаимодействия "человек-машина" на "машина-машина". Например, вместо того чтобы вручную снимать показания с датчиков раз в сутки и заносить их в журнал для выявления необходимости обслуживания промышленного агрегата, можно научить сам агрегат отправлять эти данные через интернет вещей на компьютер, где будет автоматически приниматься решение об обслуживании. И само обслуживание можно организовать с минимальным вовлечением людей - скажем, отправлять человека через мобильное приложение напрямую к агрегату, которому необходимо обслуживание, так же как Uber отправляет свободного водителя к пассажиру.

Этот тренд не новый: он возник еще в начале эпохи капитализма и разделения труда. Появились ткацкие станки, за ними - паровые машины, потом - автоматизированные системы управления. Распространение промышленного Интернета вещей - это очередной этап повышения эффективности и автоматизации производства.

Что касается непромышленного, бытового Интернета вещей, тут драйвером может являться желание минимизировать повседневную рутину - включение и выключение света, вызов лифта и отправку его на нужный этаж, управление автомобилем, передачу данных с электросчетчиков. Все рутинные задачи, вплоть до надевания носков по утрам, можно автоматизировать с помощью умных вещей, подключенных к Интернету, которые получают из облака сведения о ваших привычках, местоположении и даже настроении.

Этот драйвер, надо сказать, не то чтобы очень мощный. Повседневная рутина в наше время необременительна, поэтому перспектив у промышленного Интернета вещей больше, чем у бытового.

Если же говорить о факторах, сдерживающих развитие Интернета вещей в России, то, наверное, самый серьезный - недостаточная капитализация промышленности. На дорогостоящую модернизацию банально не хватает денег из-за подорожавших кредитов, сокращения притока капитала, высокого курса доллара и евро к рублю, стагнации рынка сбыта вследствие стагнации экономики. В этих условиях развиваются локальные специализированные решения, которые позволяют подключаться к имеющемуся оборудованию и обеспечивать необходимый уровень сбора информации и управляемости без модернизации. Таких решений уже немало, причем они охватывают все сектора рынка промышленного Интернета вещей: это и датчики, и IoT-хабы, и ПО для сбора данных, аналитики, или онлайн-мониторинга, и компьютерное зрение, и визуализация. Мы в Mail.Ru Group также предлагаем решения для Интернета вещей; одно из них - Tarantool IIoT, программная платформа, позволяющая собирать данные с датчиков, хранить их, обрабатывать, выдавать управляющие команды по заданным условиям, проводить онлайн-мониторинг и аналитику, а также подключать алгоритмы компьютерного зрения и машинного обучения для обработки неструктурированной информации.

В "обычном Интернете" основные бизнес-заказчики сервисов и решений - это компании, оперирующие в В2С-отраслях (онлайн-сервисы, банки, телеком). С Интернетом вещей ситуация другая: здесь бизнес больше всего интересуется применением в отраслях, оказывающих В2В-услуги, - тяжелой промышленности (включая производство), в отдельных подотраслях строительной промышленности, в сфере логистики. Именно это подтолкнуло нас к тому, чтобы сделать Tarantool IIoT решением для В2В-отраслей, в то время как обычный Tarantool ориентирован на В2С.

Очень перспективными направлениями кажутся ретейл и коммунально-городское хозяйство. В обеих сферах большую роль играет человеческий фактор (гораздо более значительную, чем в промышленности), и Интернету вещей еще только предстоит это влияние смягчить или устранить. Стандартизация IoT-устройств и протоколов как раз будет способствовать проникновению Интернета вещей в эти отрасли.

Интернет вещей будет набирать обороты в промышленной сфере, однако не исключено, что в будущем дешевые и доступные технологии, разработанные для этого сегмента, позволят практически бесплатно "обинтернечивать" предметы быта. Так что, возможно, к холодильнику, который сам заказывает еду для хозяина, нас приведет именно промышленный Интернет.

Мнения авторов рубрики "Точка зрения" могут не совпадать с позицией редакции ComNews.ru, не влияют на выбор и освещение новостей в других частях газеты
Точка зрения

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости