Новости / август 2018
Telegram оставит номер не всем

Кристина Жукова
Анна Занина
Роман Рожков
29.08.2018

Мнения о том, как новая политика конфиденциальности Telegram повлияет на его работу и перспективы разблокировки в России, пока расходятся. Роскомнадзор воспринял введение мессенджером возможности по решению суда передавать IP-адреса и номера телефонов террористов спецслужбам как шаг навстречу российскому законодательству. Основатель Telegram Павел Дуров настаивает, что инициатива в принципе не касается РФ и связана с европейским регламентом защиты персональных данных. Это значит, что российские спецслужбы как минимум смогут получать информацию, работая совместно с иностранными властями, отмечают эксперты.

Изменение политики конфиденциальности мессенджера Telegram вряд ли напрямую затронет его взаимоотношения с российскими властями, полагают опрошенные "Ъ" эксперты. В документе Telegram указал, что готов по решению суда передавать IP-адреса и номера телефонов террористов соответствующим службам, что основатель мессенджера Павел Дуров связал с изменениями в европейском регулировании. С мая 2018 года в Евросоюзе действуют новые правила обработки персональных данных — GDPR (General Data Protection Regulation), которые расширяют права пользователей в сфере контроля за персональными данными.

В соответствии с GDPR, компании, в том числе и российские, должны рассматривать обращения европейских судов и правоохранительных органов. Поэтому рассчитывать на помощь новой нормы в правилах Telegram российским спецслужбам все же будет можно, но только если они подвигнут европейских коллег на совместное расследование и получат санкцию суда европейской страны, что маловероятно, отмечает основатель и технический директор DeviceLock DLP Ашот Оганесян. При этом Telegram работает в странах, исполняющих требования международных договоров в сфере борьбы с терроризмом на уровне ООН, добавляет партнер "НАФКО-Консультанты" Ирина Мостовая, а значит, если действия мессенджера в той или иной степени будут препятствовать борьбе с террористической угрозой, то у него могут начаться проблемы не только в России, и соблюдение требований GDPR тут не поможет.

Прямые обращения от российских спецслужб рассматриваться не будут, поскольку "Telegram в России находится вне закона, ежедневно блокируются сотни IP-адресов в попытках пресечь доступ к сервису", подчеркнул сам Павел Дуров. Кроме того, в России от мессенджера требуют не номер и IP-адрес террористов по решению суда, а принципиально иное — доступ к сообщениям всех пользователей, уточнил он. При этом в заявлении господина Дурова прямо не говорится, готов ли мессенджер реагировать на решения российских судов, если они будут касаться номера и IP-адреса. Кроме того, в политике Telegram не уточняется, в какой форме должно быть выражено решение суда о предоставлении данных.

В России суд может выносить постановления о разрешении в получении определенной информации, составляющей охраняемую законом тайну, не только в рамках уже возбужденных уголовных дел по запросу следователя, но и до возбуждения дела по запросу оперативников, напоминает председатель коллегии адвокатов "Солдаткин, Зеленая и партнеры" Дмитрий Солдаткин. При этом такие запросы отклоняются судом, если они направлены в отношении неопределенного круга лиц, "то есть нельзя обязать предоставить данные обо всех Ивановых Иванах Ивановичах, должна быть конкретика, позволяющая идентифицировать лицо", уточняет он. Но даже информация об IP-адресе и номере телефона может оказаться полезной спецслужбам: с помощью первого можно установить конкретное устройство, с которого велась переписка, а с помощью второго — выяснить примерное местонахождение через запрос оператору сотовой связи, который предоставит информацию о базовых станциях, добавляет юрист.

Глава Роскомнадзора Александр Жаров тем временем "поприветствовал" изменения политики Telegram, расценив их как "первый после долгого молчания" ответ на "требования российского антитеррористического законодательства" (цитата "РИА Новости"). В пресс-службе Роскомнадзора, впрочем, напомнили "Ъ", что возобновление доступа к мессенджеру, блокируемому в России с 16 апреля, возможно, только если тот предоставит ФСБ информацию, необходимую для декодирования сообщений.