Редколонка / июль 2019
Рейтинг шарлатанизации

главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
13.07.2019

Рейтинг цифрового развития регионов, методологию которого с опозданием на четыре месяца представил близкий к Совету Федерации фонд "Цифровое развитие" (ЦР), может еще больше запутать региональных чиновников и скорее навредить, чем помочь появлению цифровых сервисов в городах России.

Идея рейтинга возникла в августе 2018 года, на первом заседании совета по развитию цифровой экономики (СРЦЭ) при Совфеде в Гусеве Калининградской области. На втором заседании совета в декабре 2018 года в Новосибирске его председатель и вице-спикер верхней палаты парламента Андрей Турчак пообещал, что методология рейтинга будет представлена в феврале 2019 года, а сам рейтинг – ​в июне на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). По факту на ПМЭФ 2019 директор фонда ЦР Анна Никитченко рассказала про общие подходы к созданию рейтинга цифрового развития регионов. И эти подходы настораживают. Фонд изучил большинство мировых рейтингов в сфере цифровизации и ИКТ, придя к выводу, что "ни один из них не охватывает все аспекты цифровизации" и "все они носят общий характер" (оценивая, например, уровень образования). По словам Анны Никитченко, концепция создаваемого фондом рейтинга заключается в "комплексной многомерной оценке цифровизации с точки зрения удовлетворенности потребителей, готовности региона к цифровизации и развития цифровизации в регионе в динамике". Само слово "цифровизация" сбивает с толку, ведь означает оно перевод в цифровой формат. Рейтинг с таким критерием должен учитывать количество региональных услуг, переведенных в цифровой вид, или количество рабочих мест чиновников, оснащенных компьютерами, или объем данных местных госструктур, перенесенных с бумажных носителей на электронные. Но фонд ЦР видит иные показатели. Фонд намерен ранжировать регионы в двумерном пространстве, откладывая по оси абсцисс "степень готовности цифровой инфраструктуры", а по оси ординат – ​"уровень удовлетворенности процессом и результатами цифровизации". Рассчитывать эти крайне размытые и тенденциозные показатели предлагается на основе опросов населения, бизнес-структур, органов власти и используя статистические данные. Страшно подумать, что ответят россияне на вопрос об удовлетворенности процессом цифровизации.

Администрация Норильска уже наступила на эти грабли, задав четырем тысячам жителей вопрос "нужен ли вам "умный" город?" (результат был предсказуемо отрицательным). Но даже если задавать людям более приземленные вопросы, пересчет их ответов в уровень удовлетворенности отдает шарлатанством. Однако фонд ЦР это не смущает – ​он даже предлагает интегрировать результаты в ключевые показатели эффективности высшим должностным лицам регионов. Как рассказала Анна Никитченко, рейтинг будет учитывать около 60 показателей, включая соответствие спроса и потребностей в цифровых компетенциях, информированность потребителей о процессе цифровизации, использование лучших практик цифровизации, наличие цифровых сервисов в рамках каждого процесса. Более субъективные показатели придумать трудно – ​их можно гибко подгонять под любые задачи, выводя в лидеры нужные регионы. Не говоря уже о том, что при самых объективных показателях сравнивать по ним регионы – ​равносильно замеру средней температуры по больнице: большинство цифровых сервисов и возможностей формируется в границах городов, и даже в одном субъекте Федерации могут быть города-лидеры и города, застрявшие в аналоговом прошлом. Анна Никитченко сообщила, что для ведения рейтинга ее фонд сформирует межведомственную рабочую группу, в которую войдет Совфед, администрация президента РФ, аналитический центр при правительстве РФ, Минкомсвязи и представители регионов. Создается ощущение мощного административного ресурса, стоящего за этим фондом, но на деле это не так. В декабре 2018 года в Новосибирске Андрей Турчак представил фонд ЦР как "бэк-офис" СРЦЭ.

Правда, зарегистрирован он был в марте 2019 года и юридического отношения к Совету Федерации не имеет: фонд учредили Ассоциация разработчиков и производителей электроники (АРПЭ), за которой стоит холдинг GS, и Ассоциация человеческого капитала, чьими учредителями в апреле 2018 года стали Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) и Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР). Едва ли названные Анной Никитченко госструктуры готовы построиться под знамена ФРИИ, ВОИР и GS. Еще толком ничего не сделав с обещанным рейтингом, фонд ЦР провозгласил, что затем хочет создать ИТ-систему, основанную на искусственном интеллекте (явно желая быть в струе, обозначенной первым лицом государства на совещании по развитию этой технологии 30 мая текущего года). Очевидно, что органам власти нужно опасаться шарлатанов от рейтингования, тем более что таких инструментов уже предостаточно. Например, Ассоциация инновационных регионов России (АИРР) ежегодно публикует рейтинг инновационных регионов страны, который с 2014 года является базовым для Минэкономразвития и Минпромторга при оценке инновационности субъекта Федерации. С 2015 года в России действует ГОСТ Р ИСО 37120‑2015 "Устойчивое развитие сообщества", идентичный международному стандарту ISO 37120:2014. Причем в нем зафиксированы результирующие и измеримые показатели – ​например, доля потерь воды или количество патентов на 100 тыс. человек в год.

Журнал "Стандарт" №6 (196) июнь 2019