Точка зрения / январь 2020
Свобода в облаке

Василий Ваганов
вице-президент Veeam Software по Восточной Европе, России, СНГ и странам Ближнего Востока ‌‌
13.01.2020

В 2019 году выручка Veeam достигла отметки $1 млрд, что позволило компании войти в топ‑30 международных софтверных разработчиков. Также руководство Veeam объявило о переходе на новый этап развития бизнеса. О том, какую роль играют в стратегии компании гибридные облачные среды, а также о том, как меняется рынок резервного копирования, редактору "Стандарта" ‌‌‌Ксении Прудниковой рассказал вице-президент Veeam Software по Восточной Европе, России, СНГ и странам Ближнего Востока ‌‌Василий Ваганов.

Весной этого года сооснователь и исполнительный вице-президент Veeam по продажам и маркетингу Ратмир Тимашев объявил о том, что компания планирует занять лидирующие позиции в области управления данными в гибридных облачных средах, реализовав так называемый Veeam Act 2. Расскажите подробнее, как сформировалась такая стратегия Veeam?

Хочу отметить, что мы ежегодно корректируем бизнес-стратегию и стараемся делиться с рынком своим видением стоящих перед нами актуальных задач. Прежде чем говорить непосредственно про Veeam Act 2, хотелось бы рассказать о том, как возник такой подход и что стоит за ­этими актами.

Проанализировав рынок, мы поняли, что каждые 12‑15 лет происходит технологический сдвиг, который ­меняет парадигму ведения бизнеса в целом и построения ИТ‑инфра­структу­ры в частности. Так, примерно 14 лет назад компания VMware предложила решение для виртуализации, которое быстро обрело популярность.

А в 2006 году мы вышли на рынок с предложением резервного копирования для виртуальной инфраструктуры VMware. В те годы наш слоган звучал так: #1 Back-up for VMware ("Резервное копирование №1 для VMware"). Благодаря слаженной работе всех членов команды Veeam, включая разработчиков и маркетологов, наш продукт стал доминирующим в сегменте резервного копирования для дата-центров, функционирующих на основе технологий виртуализации. Со временем к базовому продукту VMware добавились платформы Hyper-V и Nutanix, физические среды.

За этот период мы добились впечатляющих ­результатов: годовая выручка компании достигла отметки в $1 млрд, количество заказчиков во всем мире превышает 365 тыс. Создана развитая экосистема лояльных партнеров и клиентов. Все, что происходило с нами на данном этапе, относится к первому акту развития бизнеса Veeam, где определяющую роль играла виртуализация.

Какие стратегические задачи стоят перед компанией на новом витке развития?

Сейчас пришло время следующего технологического сдвига, связанного с гибридными облаками. И это не просто наше предположение. Мы провели опрос, результаты которого показали, что 73 % заказчиков Veeam из корпоративного сегмента включают гибридное облако в стратегию развития своей ИТ-инфраструктуры. Это подразумевает, что компании будут использовать как собственные ИТ-ресурсы, так и облачные, в том числе сервисы гипермасштабируемых сред AWS, Google Cloud и Micro­soft Azure. Таким образом, инфраструктура наших заказчиков становится многокомпонентной и распределенной.

Выявив этот тренд достаточно давно, мы заложили гибридное облако в основу второго акта стратегии развития Veeam. Свою главную задачу мы видим в том, чтобы подготовить инфраструктуру клиентов к будущим технологическим изменениям. Достаточно вспомнить, что еще 10 лет назад участники рынка только начинали говорить об облаках и облачных вычислениях, понятия гибридного облака не существовало. Сегодня трудно предсказать, какие изменения произойдут через 10‑15 лет. Но в наших силах уже сейчас подготовить фундаментальную платформу, которая будет отвечать будущим технологическим вызовам. И в этом уникальность нашей компании, другие игроки рынка резервного копирования продолжают придерживаться традиционных подходов. Теперь наш слоган звучит как: Backup for what's next ("Готовность к тому, что будет дальше"). При этом под платформой мы понимаем не просто backup-решение, а целую экосистему, неотъемлемыми компонентами которой являются как инструменты резервного копирования, так и управления данными в различных средах. Мы намерены быть и оставаться надежным поставщиком backup-решений, которые обеспечивают эффективное управление данными в облаке. И для этого у нас есть все необходимое: мощная экосистема партнеров и заказчиков, а также участников технологических альянсов; платформа, совместимая с физическими и виртуальными средами, в том числе и с внешними облаками.

Важно, что наши стратегические планы и задачи подкреплены линейкой выпускаемых продуктов, среди которых хотелось бы отметить класс Veeam Cloud Mobility, позволяющий интегрировать наши решения в локальные и облачные хранилища, а также инфраструктуру поставщиков управляемых услуг. Также недавно вышла четвертая версия решения Veeam Backup для Microsoft Office 365. По итогам трех кварталов текущего года этот продукт показал рост на 113 % по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. ­Решение Veeam Backup для Microsoft Office 365 уже внедрено ­более чем в 84 тыс. организаций и обслуживает свыше 9 млн пользователей. При этом хочу отметить, что в странах Европы и Ближнего Востока использование Microsoft Office 365 стало по-настоящему массовым. В России темпы роста количества инсталляций данного продукта пока ниже, по ряду организационных причин. Но наши российские клиенты подтверждают, что включили использование этого и других облачных продуктов в свою ИТ-стратегию.

Важно, что и на первом и на последующих этапах развития бизнеса продукты Veeam сохраняют свои ­главные характеристики: простота использования, надежность и гибкость. И эти качества распространяются на все среды их применения. Актуальность именно этих характеристик подтверждают не только наши внутренние разработчики, но и заказчики, для которых эти показатели являются определяющими при выборе продукта. Да, совокупная стоимость владения или срок возврата инвестиций тоже важны, но те, кто непосредственно работает с решениями Veeam, ставят во главу угла три вышеперечисленных фактора.

Какие возможности и преимущества перехода в гибридные облака видят заказчики Veeam, что является для них сдерживающим фактором на этом пути?

Важно понимать, что у внешнего облака есть свои плюсы и минусы. К очевидным преимуществам относится возможность развертывания новых сервисов: использование облачной инфраструктуры позволяет делать это быстро и недорого. Но это характерно для компаний, владеющих небольшой ИТ-инфраструктурой, или же относится к начальным этапам таких проектов. При достижении определенного уровня зрелости сервисов, их поддержка в облаке становится дорогой, и компания вынуждена переносить их в свою инфраструктуру.

Другим сдерживающим фактором является боязнь заказчиков попасть в зависимость к одному провайдеру, есть даже такое понятие, как Cloud lock-in. Многие компании не без основания убеждены, что мигрировать в облако достаточно просто, а вернуться из него – ​сложнее. Поэтому они не торопятся переносить в облако по-настоящему важные сервисы, боясь потерять гибкость. Наконец, актуальным продолжает оставаться вопрос безопасности. Облачные сервис-провайдеры предоставляют заказчикам инфраструктуру, но за сохранность данных в ней они не отвечают. Да, услуга резервного копирования в облаке доступна, но стоит дополнительных денег.

Veeam как поставщик решения для управления ­данными в гибридных инфраструктурах видит свою стратегическую задачу в том, чтобы обеспечить заказчику гибкость при работе в гибридной среде, чтобы компании могли быстро и бесшовно перемещать нагрузки между собственными ресурсами и внешними облаками, в том числе публичными. У компаний всегда должна быть возможность быстро вернуть нагрузку назад в собственную инфраструктуру или же в моменты пиковых нагрузок перенести часть функций из собственной инфраструктуры в облако и т. д. В этом мы и видим свою роль.

Можно ли утверждать, что Veeam позиционирует себя в качестве посредника между индустрией хранения данных и управления ими?

Я бы сказал, что мы не посредник, а полноценный участник этой экосистемы. Сегодня не следует отделять хранение и резервное копирование данных от управления ими в гибридных средах.

Исходя из вашего опыта, стратегии управления данными появляются у заказчиков как часть общей стратегии цифровизации или эти сценарии прорабатываются отдельно? Имеет ли смысл увязывать эти стратегии между собой?

Формально можно связать общий план цифровизации со стратегией управления данными. По нашему опыту, могу сказать, что большее значение компании придают планированию непрерывности бизнеса, которое появилось задолго до цифровой трансформации. Чем сильнее зависимость бизнеса от данных, тем более формализованы подходы к про­цеду­рам управления и аварийного восстановления.

При этом, можно сказать, что с наступлением эпохи цифровизации значимость и ценность данных существенно возросла. Это подтверждается и нашими исследованиями в области оценки стоимости доступности данных для ­бизнеса. ­Со­глас­но нашему последнему исследованию Cloud Data Mana­ge­ment 2019, российским организациям ­потеря данных из‑за ­простоев критически важных приложений обходится, в ­среднем, в $80 тыс. в час. Среднемировой показатель находится на уров­не свыше $102 тыс. в час. При этом для 10,7 % российских компаний эта цифра составляет $150 тыс. в час или более. В среднем, простои приложений и сервисов обходятся российским организациям в $19,8 млн в год, что несколько ниже средне­мирового показателя в $20,1 млн.

"Мы намерены быть и оставаться надежным поставщиком backup-решений, которые обеспечивают эффективное управление данными в облаке"

Еще одним интересным результатом нашего исследования является то, как респонденты отвечали на вопрос, какова приемлемая для бизнеса продолжительность простоя приложений. 52 % опрошенных ответили, что для критичных приложений – ​это менее часа, и такую же продолжительность простоя 37 % считает допустимой для некритичных приложений. Это подтверждается и другими данными. Начиная с 2016 года, потери от простоя некритичных приложений превышают стоимость недоступности критичных. Так, еще 10 лет назад корпоративную почту никто не относил к критичным для бизнеса приложениям. Сегодня ситуация изменилась кардинально, что косвенно подтверждает и массовый переход бизнеса на Micro­soft Office 365. Разделять данные по степени их ценности и важности стало сложно даже в частной жизни. Люди хотят хранить все.

Работа с данными стала определять способы ведения бизнеса, а обеспечение доступности данных стало ключевой задачей ИТ-служб. В то же время при текущих темпах роста объема данных у компаний просто не остается времени на то, чтобы отделять данные первичной важности от остальных. Поэтому мы советуем делать резервные копии для всего.

Как и под воздействием каких факторов меняется ландшафт резервного копирования? Согласно прогнозу Veeam на 2020 год – ​успешное и быстрое резервное копирование уступит место успешному и быстрому восстановлению данных.

Мой коллега, руководитель группы системных инженеров Veeam, Россия и СНГ Виталий Савченко, еще в 2012 году сказал, что backup – ​это не история про копирование данных, это в равной степени относится и к их восстановлению. При этом очевидно, что если данные не скопировать, восстанавливать будет нечего.
Также хочу привести прогноз Gartner, согласно которому уже к 2021 году 50 % организаций заменят существующие решения для резервного копирования. Это вызвано тем, что те системы, которые компании используют в данный момент, не отвечают требованиям современного бизнеса.

Еще одним фактором является и появление гибридных облаков. Эта среда открывает возможности копировать данные в облако, восстанавливать их, перемещать между разными облаками. Наличие функциональности, позволяющей гибко работать с гибридными облаками, кардинально меняет ландшафт резервного копирования.

В этом году Veeam в третий раз становится лидером магического квадранта Gartner в категории решений для резервного копирования и восстановления данных в дата-центрах. За счет чего вы отстраиваетесь от конкурентов?

Нашими сильными сторонами являются видение и способность к реализации, которая подразумевает не только следование текущим планам ведения бизнеса и внедрение существующих продуктов. Если посмотреть на отчеты Gartner прошлых лет, традиционные разработчики backup-решений занимали в них ведущие позиции, но устоявшиеся подходы к ведению бизнеса больше не работают.

У нас хорошее позиционирование и качественный ­продукт, поддерживающий функции копирования во всех средах. Но есть еще и такой показатель, как индекс лояльности существующих клиентов (Net Promoter Score, NPS), и он у нас один из самых высоких в нашем сегменте. Если в прошлом году NPS составлял 73, что в 3,5 раза превышает средний по отрасли, то в текущем году этот показатель – ​75. Отдельно хочу отметить, что наш NPS не самый высокий среди ИТ-компаний. Но мы видим, что у тех, кто занимает первые строчки в рейтингах, количество клиентов весьма ограничено. Поддерживать лояльность 500 заказчиков гораздо легче, чем 365 тыс. А вот среди компаний с сопоставимым количеством клиентов мы безусловные лидеры.

Изменилось и то, как компании конкурируют между ­собой. Если раньше конкуренция шла на уровне конкретных продуктов и решений и планов по их развитию, то сейчас уместнее говорить о противостоянии "будущего против будущего". Поясню, стратегия нашего R&D-подразделения заключается в том, чтобы обещать меньше, а делать больше. И нам это удается.

Ранее в 2019 году мы представили возможности управления данными в облаке в рамках Veeam Availability Suite 9.5 update 4, включая удобную миграцию данных в облако, мобильность данных между облаками. Анонс Veeam Availability Suite v10 ожидается в начале 2020 года.

Важным анонсом этого года стало появление универсальной лицензии Veeam (Veeam Universal License, VUL). Какие преимущества дает заказчикам VUL?

Появление VUL также продиктовано гибридным облаком. Мы предложили рынку новый подход к лицензированию – ​гибкий и универсальный. Если наши продукты поддерживают гибкую и эластичную гибридную облачную среду, в которой заказчик перемещается в соответствии со своими текущими потребностями, то и лицензирование должно быть именно таким.

Неважно, в каком типе инфраструктуры ­существует виртуальная машина, если она перемещается, скажем, из Hyper-V в среду VMware или в облако, лицензия "следует" за всеми этими перемещениями. Без такой системы лицензирования невозможно обеспечить полную гибкость гибридного облака.

Рынок с энтузиазмом воспринял наш новый подход, количество подписчиков в III квартале этого года выросло на 108 % в сравнении с прошлогодним периодом.

Какие еще технологические тренды, на ваш взгляд, станут определяющими для развития глобальной цифровой экономики и бизнеса Veeam в ближайшей перспективе?

На уровне корпорации мы выделяем четыре основных инновации: искусственный интеллект, машинное обучение, Ин­тер­нет вещей и периферийные/мобильные устройства. Их применение определяет текущий этап цифровизации как в бизнес-среде, так и в повседневной жизни людей. При этом мы видим, что распространение данных технологий ведет к появлению все большего количества данных, что, несомненно, скажется на том, как будет меняться качество нашей жизни в ближайшие годы.

Что касается развития бизнеса Veeam, то для нас определяющим является развитие интеграции с внешними облаками. Этот тренд не очевиден для обывателя, который видит в основном смартфон и может получать через него услуги и сервисы, но без инфраструктуры, в том числе облачной гибридной, все это работать не будет.

Поделитесь, пожалуйста, текущими показателями Veeam по региону, за который вы отвечаете.

Могу сказать, что темпы роста бизнеса Veeam в России продолжают опережать общемировые. Это хороший показатель, учитывая, что рост глобальной выручки по итогам III квартала 2019 года составил 24 % в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

В России растет доля проектов, связанных с переходом заказчиков в гибридное облако. Но в то же время ключевыми для нас продолжают оставаться проекты крупных компаний, которые владеют развитыми ИТ-инфраструктурами, требующими масштабного продуктового покрытия.

Еще одним актуальным для Veeam российским ­трендом является изменение структуры рынка облачных сервис-провайдеров, который начал укрупняться. Тут ­уместно привести сравнение с тем, что происходило в ­отрасли сотовой связи, где количество игроков за двадцать лет сократилось с нескольких десятков до четырех. Полагаю, что в перспективе в стране останется три-четыре крупных облачных провайдера, возможно, продолжат существование несколько нишевых игроков. И упорядочивание рынка – ​это хорошо, если смотреть с точки зрения качества и доступности сервисов. Возвращаясь к примеру сотовых операторов, можно вспомнить, что мобильная связь в России одна из самых доступных в мире. Появление нескольких крупных облачных игроков также может привести к распространению профессиональных подходов к ведению бизнеса, выработке отраслевых требований и правил, что, в свою очередь, привлечет в облачную структуру больше клиентов и, соответственно, повысит доходность данного сегмента.