Точка зрения / декабрь 2015
Борьба за независимость

Эдуард Сагалаев, президент НАТ
07.12.2015

Национальная ассоциация телерадиовещателей (НАТ) отметила 20‑летие. В интервью главному редактору "Стандарта" Леониду Конику президент НАТ Эдуард Сагалаев вспомнил, какие события привели к появлению ассоциации, а также поделился взглядами на российский ТВ‑рынок и прогнозами его развития.

- В 2015 году Национальная ассоциация телерадиовещателей отметила 20‑летие. Какие события привели к ее появлению?

- Инициатором выступил Яков Лондон из Новосибирска (в 1992‑1999 годах – ​совладелец и вице-президент новосибирской телекомпании НТН, – ​прим. "Стандарта"), который в 1991 году собрал нескольких руководителей региональных независимых телерадиокомпаний и пригласил меня на это собрание, просто поучаствовать. Я тогда работал на Первом канале, был генеральным директором Всесоюзной государственной телерадиокомпании (с декабря 1991 года – ​телекомпания "Останкино"). На собрании было принято решение создать Международную ассоциацию радио и телевидения (МАРТ). Ее учредили ассоциация "Телеинформ России" (преемник Союза кабельного и эфирного телевидения СССP, созданного в 1990 году первыми негосударственными вещательными студиями, – ​прим. "Стандарта"), АО "Гермес" при столичном НПО "Радио", ПТО "Гортелекабель" (Мурманск), Городская редакция сетей кабельного телевидения (Донецк), "ТВ-Старт" (Киев) и Orbita Service AS (Таллин).

Прямо на учредительном собрании Яков Лондон неожиданно для меня предложил мне стать президентом МАРТ, хотя я был тогда почти что государственным служащим. Я согласился, так как уже тогда проявлял интерес к независимому телевидению: в июле 1992 года создал и возглавил Московскую независимую вещательную корпорацию (МНВК), известную как "ТВ-6 Москва".

МАРТ объединила первопроходцев в создании независимого телевидения. Опыта телевизионного бизнеса ни у кого не было, и проблемы, с которыми мы тогда сталкивались, с высоты сегодняшнего дня кажутся смешными, а подчас драматическими. Добрая половина участников МАРТ занимались пиратством, искренне не понимая, почему они не могут вставить VHS-кассету и показать какой-нибудь фильм в своей сети.

Четыре года спустя процесс создания независимого телевидения в России принял цивилизованные формы, в нем выкристаллизовались определенные тенденции. К тому же компании из бывших республик Советского Союза, выступившие соучредителями МАРТ, потеряли интерес к совместной работе с российскими коллегами. Все это привело к идее преобразования МАРТ в НАТ.

- Кто создавал НАТ?

- Учредительный съезд состоялся 31 августа 1995 года в Москве, причем тогда объединение назвали Национальной ассоциацией телевещателей (тема радио добавилась позднее). Учредителями выступили общероссийские телекомпании МНВК, ОРТ, НТВ, "2×2" и региональные: "Восток-ТВ" (Владивосток), "Четвертый канал" (Екатеринбург), "АС Байкал ТВ" (Иркутск), "Красноярское информационное телевидение" и "Афонтово" (Красноярск), "Тюменское региональное телевидение и радио", "Волга" (Нижний Новгород), "Ариг Ус" (Улан-Удэ), "Южный Регион Холдинг" (Ростов-на-Дону), ТВ-2 (Томск).Помню, у нас были очень горячие дискуссии, стоит ли принимать в ассоциацию государственные компании – ​филиалы ГТРК или телекомпании, принадлежащие региональным властям. Многие инициаторы создания НАТ утверждали, что мы должны защищать интересы только независимых коммерческих компаний. Но я сумел убедить их в том, что надо оправдывать звание национальной ассоциации, а не просто организовать объединение участников рынка коммерческого телевидения.

Конечно, на стыке интересов государственных и коммерческих вещателей возникало немало сложных ситуаций. Например, в те годы остро ставился вопрос об ограничении рекламы на государственном телевидении – ​я разделял эту идею, хотя и понимал, что лобби госкомпаний слишком сильно.

Я всегда считал, что моя главная задача – ​защищать независимых вещателей. Нередко улаживал конфликты между коммерческими вещателями и государственными структурами или губернаторами, это было в Калининграде, в Туле, в Томске. Последний такой пример, к сожалению, негативный: закрытие в 2015 году томской компании ТВ-2.

- Как вы оцениваете позиции независимых телевещателей в России через 20 лет после создания НАТ?

- Сегмент независимого коммерческого телевидения сжимается, как шагреневая кожа. Возможность работать на принципах свободы информации и независимой журналистики, к сожалению, уходит в прошлое. Я надеюсь, что не навсегда, но сегодня мы видим довольно грустную картину, как региональные компании вынужденно восхваляют местную власть. Другого варианта выживания для них практически нет, пример ТВ-2 это наглядно показал. Но потенциал остается, возможности журналистов, редакторов, продюсеров, режиссеров, которые работают на российском телевидении, огромны. Когда время немного поменяется, появятся и другие герои на экране, не только Киселев и Мамонтов (они делают свое дело профессионально, но хочется слышать и другие точки зрения, видеть на экране лица с другим ощущением жизни).

- Вы никогда не были, говоря старым языком, освобожденным главой НАТ. Как вам удавалось совмещать две позиции?

- Да, став в 1995 году президентом НАТ, я совмещал эту работу с должностью президента МНВК, а в 1995‑1996 годах еще и вел на нашем канале ТВ-6 авторскую программу "В мире людей". В феврале 1996 года я возглавил ВГТРК и объявил, что хочу покинуть кресло президента НАТ, потому что как председатель ВГТРК, естественно, прежде всего буду думать об интересах этой государственной компании. Однако коллеги по НАТ убедили меня в отсутствии альтернативного кандидата, и я сохранил позицию в НАТ. И вот с этим "нет альтернативы" я живу уже 20 лет.

У меня были и другие попытки уйти из НАТ. Я очень люблю Индию, сделал несколько документальных фильмов об этой стране и собирался туда уехать. Предложил несколько кандидатур на пост главы НАТ, но Эрнст и Добродеев (руководители Первого канала и ВГТРК соответственно, – ​прим. "Стандарта") сказали мне: "Эдуард Михайлович, если вы уйдете, мы выйдем из НАТ". Я не преувеличиваю свою значимость, просто в этом заключается большая проблема для меня: так и не могу никого предложить, поэтому остаюсь бессменным президентом НАТ.

Я стараюсь отстаивать интересы региональных вещателей – ​не только как глава НАТ, но и как член Правительственной комиссии по развитию телерадиовещания. Мы много работаем с РТРС, и весь процесс цифровизации эфирного вещания в России проходит при активном участии НАТ. Мы уже несколько лет пытаемся пробить запуск третьего мультиплекса, который позволит вещать не на целый регион, а в пределах одного города или даже муниципалитета. Нерационально, чтобы в каждой деревне работало региональное телевидение, там достаточно 20 федеральных каналов, доставку которых обеспечивает государство. А дальше должна быть запущена окупаемая модель цифрового телевидения – ​ее как раз и обеспечивает локальное мультиплексирование.

- Удастся ли пробить третий мультиплекс в принципе и сможет ли он стать региональным, ведь есть идея наполнить его HD-контентом?

- Шансы 50 на 50. Я не исключаю, что в третьем мультиплексе будет один-два HD-канала. Это, наоборот, облегчит задачу регионалам: им придется заполнять не все 10 слотов, а три или четыре. Если же он целиком окажется заполнен HD, мы будем ставить вопрос о четвертом мультиплексе. Все равно мы не успокоимся, пока не пробьем место для региональных вещателей в цифровом эфире. Хотя актуальность этого вопроса быстро снижается, потому что появляются новые способы доставки контента: интенсивно развиваются кабельное и спутниковое ТВ, интернет-вещание.

- Многочисленные региональные компании, которые входят в НАТ, по-прежнему проявляют заинтересованность в региональном мультиплексе?

- Да. Другое дело, что этот рынок подвержен изменениям. Например, в стране два десятилетия действовало сетевое вещание. ТВ-6 тоже был сетью, практически все федеральные каналы были сетями, кроме Первого канала и "России". Это давало взаимную выгоду: вещатель на месте оплачивал сигнал и собирал рекламу, а взамен давал федеральному каналу аудиторию. Но сетевое вещание доживает последние дни. ТВЦ уже полностью отказался от региональных партнеров, НТВ отказывается, ТНТ почти отказалось. Когда заработает второй мультиплекс, они окончательно выйдут из этой большой игры.

Региональные вещатели вынуждены перестраиваться. Многие вышли из сетевого партнерства именно с расчетом на третий мультиплекс и создали каналы, которые работают 24 часа в сутки. Все были уверены, что третий мультиплекс вот-вот появится, это подтверждало и Министерство связи, но в итоге ничего не произошло. В регионах был вселенский вздох разочарования, но деваться некуда, они нашли новые ниши и продолжают существовать. Никто из них не разорился, ни один канал. Несмотря на трудные времена на рекламном рынке, который просел на 30‑50 %, региональные вещатели выживают, потому что размещают местную рекламу, которая федеральных игроков не интересует. А местных рекламодателей не интересуют федеральные вещатели. Если идея с локальным мультиплексом реализуется, будет проще. Если не реализуется, значит, будут вещать в аналоге как минимум до 2025 года.

- Вы сказали, что сетевое партнерство доживает последние дни. Но ведь сеть второго мультиплекса крайне далека от охвата всей страны: передатчики РТРС смонтировала повсеместно, однако работают лишь те, что установлены в сравнительно крупных городах.

- Да, вы совершенно правы. Ошибка государства была в попытке "нагнуть" бизнес. Дмитрий Медведев, будучи президентом, заявил, а когда стал премьер-министром, подтвердил, что нам нужно распространить 20 каналов на территории всей России. При этом он не учел того, что 10 из них – ​коммерческие каналы. Как можно заставить коммерческие компании распространяться на всей территории страны? Выполняя эту задачу, РТРС предлагает каждому каналу из второго мультиплекса платить по 1 млрд рублей в год, хотя они не видят экономического смысла вещать в деревнях и малых городах. Каналы не выходят из второго мультиплекса, но в то же время платить такие деньги не согласны, поэтому ситуация затормозилась. Думаю, может, это и к лучшему, потому что народ еще не готов к тому, чтобы смотреть цифровое телевидение. Нет приставок, нет посыла у зрителей, чтобы массово перейти на новую технологию.

- Какие главные задачи вы видите для НАТ на ближайшие годы?

- Одна из важнейших – ​развитие новых ТВ-технологий, прежде всего цифровых. Не случайно каждый год мы проводим Международный конгресс НАТ и выставку NATEXPO, где обсуждаем вопросы развития технологий. Мы участвуем в распределении частотного ресурса, в разработке перспективных стандартов, таких как Ultra HD (4K и 8K). Тесно сотрудничаем с Марком Кривошеевым – ​он гуру цифрового телевидения, мой личный старший товарищ. В 2013 году мы учредили международную премию им. Владимира Зворыкина – ​изобретателя телевидения, и ее первым лауреатом стал Марк Кривошеев.

Не менее важная задача – ​развитие контента. Региональные вещатели, выходя из сетевого партнерства, должны чем-то занять освобождающееся время в эфире. Есть компании, которые предлагают контент, но он, как правило, низкого качества. Мы не первый год думаем о создании банка контента (на базе Гостелерадиофонда, например), доступ к которому можно было бы предоставить региональным компаниям. Идея заключалась в том, чтобы собирать все лучшее, что производят сами региональные компании, и организовать обмен контентом между ними.

- Вы рассказывали о намерении НАТ создать национальный банк контента, куда бы региональные вещатели могли отдавать свой контент и брать контент коллег, в интервью "Стандарту" в 2010 году.

- Идея существует, живет, сделаны первые шаги в данном направлении, но это очень непросто. Особенно в условиях, когда снизилась покупательная способность. Мы даже зарегистрировали в 2012 году компанию, которая должна была этим заниматься, ООО "НАТ-Контент", и в 2013 году были готовы запустить проект. Однако создание банка контента требовало инвестиций, и из-за финансовой ситуации в стране мы вынужденно притормозили.

- В ноябре в Женеве прошла Всемирная конференция радиосвязи. Один из самых острых вопросов – ​разделение частот "цифрового дивиденда". Россия предлагает не отдавать этот частотный ресурс сотовым компаниям, а сохранить за вещателями. Какова роль НАТ в выработке данной позиции?

- Это позиция, за которую НАТ билась многие годы. Мы гордимся тем, что наша точка зрения возобладала. Не мы одни, конечно, этого добились, боролось в целом все вещательное сообщество, но НАТ была в первых рядах борьбы. Я надеюсь, что все так и будет, что цифровой дивиденд будет принадлежать телевидению и будут возможности для развития новых вещательных технологий. Это невозможно без наличия частот.