Мнение / июль 2019
В "Цифровой экономике" нельзя забывать про "железо"

Евгений Бахин: "Мы рискуем получить поток электронного мусора, сопоставимый по масштабам с объемом бытовых отходов"
Евгений Бахин,
директор по информационным технологиям Inventive Retail Group
© ComNews
29.07.2019

Общество до конца не представляет масштабов преобразований, которые предполагаются программой "Цифровая экономика". Сейчас создается ощущение, что все изменения будут касаться исключительно виртуальной реальности. Однако цифровая трансформация приведет к кардинальным изменениям и привычного материального мира, оценить масштабы которых пока сложно.

Например, сейчас ведется много разговоров о повсеместном внедрении искусственного интеллекта (ИИ). При этом практически не обсуждается, сколько это потребует дополнительной вычислительной мощности, насколько нужно будет увеличить генерацию электроэнергии. И совсем выпадает из поля зрения проблема утилизации устаревшего оборудования, точно после отработки срока службы электромобили или серверное оборудование будет тихо и незаметно растворяться в воздухе.

Чтобы построить цифровую экономику, создать электронное государство, запустить блокчейн масштаба страны, повсеместно внедрить голосовых помощников и отраслевые системы поддержки принятия решений необходимо развернуть гектары высокозащищенных ЦОД. Нужны будут новые электростанции и поля аккумуляторных батарей, обеспечивающих бесперебойность работы "железа". При этом владельцы дата-центров, как, впрочем, и майнеры криптовалют, прекрасно знают, сколько энергии "съедают" высокие технологии.

Резкий рост количества ЦОД – не главная проблема. Лавинообразно вырастет масса потребительских устройств. Уже и сейчас телевизор в каждой комнате, смартфон и компьютер у каждого члена семьи воспринимаются как норма. С запуском цифровой экономики устройств станет несопоставимо больше. Появится множество медицинских датчиков, систем наблюдения и контроля, расширится функционал умного дома, ЭЦП станет общеобязательными. Наверняка, появится масса новых гаджетов, о необходимости которых в нашей жизни мы сейчас даже не подозреваем. Речь идет о миллиардах единиц электронной техники.

Все это высокотехнологичное многообразие нужно не только выпустить и обслужить, но и в какой-то момент собрать у населения и переработать. Мы рискуем получить поток электронного мусора, сопоставимый по масштабам с объемом бытовых отходов. Что бывает, когда переработка мусора находится не на высоте, могут рассказать жители столицы Индонезии Джакарты, через которую протекает мусорная река Читарум.

Однако вопрос утилизации накапливающейся полупроводниковой массы в рамках обсуждения цифровой трансформации пока не поднимался. Между тем переработка электроники - трудоемкий процесс, и мусоросжигательными заводами здесь не обойтись. Необходимо создавать современные системы сбора и переработки компьютерной техники и электрических батарей.

В мире накоплено достаточно опыта по утилизации электроники. Например, компания Apple в 2016 году представила робота Liam, который промышленным способом разбирал списанные устройства компании, в 2018 году его заменил более совершенный автомат Daisy. При этом американская компания во всех странах, где работает, создает систему утилизации своей техники. У Apple действует услуга trade-in, стимулирующая пользователей обменивать устаревшую технику на новую. Легальной утилизацией на локальных рынках занимаются сертифицированные партнеры.

При этом и возможность автоматической разборки, и высокая степень переработки продукции Apple закладывается на этапе проектирования устройств. Например, для корпусов MacBook был разработан специальный алюминиевый сплав, который может быть переплавлен в новые корпуса. То есть, создавая новую технику, компания предполагает, сколько она прослужит, как будет возвращена, где будет разбираться и какие ее части будут переработаны и использованы снова.

Этот опыт необходимо использовать. Важно, чтобы на этапе проектирования систем в рамках госпрограммы предусматривалась процедура обновления оборудования и современные технологии утилизации. Без этого мы рискуем получить стихийную утилизацию и серьезные экологические проблемы, которые придется решать нашим детям.