НовостиМнениеЦитатыДокументыПроектыКто есть кто онлайнЛучшие проекты 2018 года
»

Цифровая экономика

Алексей Кычкин: "Наибольший экономический эффект от внедрения цифровых технологий государство может получить только в тех отраслях, которые уже прошли стадии автоматизации и информатизации, например телекоммуникации, финансы и ритейл"

IoT не тот, чем кажется

Алексей Кычкин,
директор по науке INSYTE Electronics
© ComNews
23.07.2018
Алексей Кычкин: "Наибольший экономический эффект от внедрения цифровых технологий государство может получить только в тех отраслях, которые уже прошли стадии автоматизации и информатизации, например телекоммуникации, финансы и ритейл"

Цифровая экономика и Интернет вещей стали приоритетом развития страны. Государство обещает разработчикам меры поддержки и анонсирует совместные проекты. При этом сохраняется ощущение, что суть и возможности технологий Интернета вещей не до конца поняты как поставщиками, так и заказчиками.

Рынок IoT в России только формируется. Базовым способом сбора данных является беспроводной: Wi-Fi и 3G, но набирают обороты низкоэнергопотребляемые технологии LPWAN, открываются горизонты для NB-IoT.

Эксперты считают, что присутствие LPWAN-сетей более чем в 100 крупных городах России будет достигнуто уже к концу 2018 года. Среди телеком-операторов лидируют "Ростелеком", "Мегафон", "ЭР-Телеком", МТС, "Билайн", "АКАДО Телеком" и др. Они формируют рынок IoT-услуг в части передачи информации, расчетов и оплаты трафика.

Рынок IoT-устройств более разрознен. В бытовом потребительском секторе приоритет у недорогих зарубежных продуктов, например, Huawei или Xiaomi. Очень популярны медицинские браслеты, счетчики и датчики, системы освещения и контроля доступа.

Застройщики и управляющие компании работают с импортным оборудованием, но выбирают из более широкого круга поставщиков, их более 400. Среди профессиональных систем выделяются IoT-решения на базе Cisco, Samsung и LG.

В РФ разработчики IoT-устройств выходят, как правило, из стартапов при поддержке ФРИИ, "Сколково", РВК и др. Не все созданные в рамках НИОКР продукты имеют успех на рынке. По самым оптимистичным оценкам, число успешных IoT-стартапов пока не превышает 1% от общего числа IT-компаний и телеком-операторов в России.

Желаемое и действительное

Полноценная IoT-технология подразумевает наличие "умной вещи" (например, счетчика расхода воды, шлагбаума), с устройством выхода в глобальную сеть, устойчивым каналом связи, наличием платформы-агрегатора, доступного пользователю через web или мобильное приложение. Все эти компоненты должны быть выполнены в рамках существующих стандартов в области Интернета вещей.

Например, среди энергоучетных и телеметрических систем наиболее устойчивые позиции по соответствию стандартам занимают продукты СТРИЖ и IOT VEGA.

Нужно отличать сервисы IoT от сервисов управления оборудованием через контроллеры, подключенные в сеть Интернет. IoT-устройство уже снабжено внутренним контроллером и средствами сетевого общения с другими устройствами или удаленным сервером через Интернет. Таким образом, технология исключает человека: устройства сами обмениваются информацией между собой.

Программно-технические решения с IoT компактны, не требуют сложных настроек и конфигураций, стоят недорого, так как ориентированы на большой спрос. Контроллеры систем автоматизации с каналом управления через Интернет обладают высоким энергопотреблением, более дорогие и сложные в настройке.

Некоторые производители, по факту не обладающие технологией, пользуются общей популярностью IoT для более выгодной реализации своего оборудования, которое с каждым годом морально устаревает и теряет в цене. Покупатели же часто не отличают одно от другого, и один из таких покупателей – государство.

Государство и IoT

Государство создает новые механизмы для развития экономики. Сегодня это цифровизация и такие технологии, как BIM (Building Information Modelling), ГИС, большие данные, блокчейн, искусственный интеллект, IoT.

Наряду с техническими эффектами от цифровизации производств и городов (переходу к концепции  Smart Manufacture и Smart City), государство решает социальные задачи – появляются новые направления подготовки кадров и рабочие места, создаются отрасли с высокотехнологичными производствами, новые формы бизнеса.

Наибольший экономический эффект от внедрения цифровых технологий государство может получить только в тех отраслях, которые уже прошли стадии автоматизации и информатизации, например телекоммуникации, финансы и ритейл. Большой экономический потенциал применения IoT у транспорта, энергетики, строительства и ЖХК, медицины – то есть там, где  государство в полной мере определяет стратегию развития на 5-10 лет минимум.

Государство выступает катализатором развития программ по применению IoT в городской среде: мониторинг экологической ситуации, предсказание и своевременное устранение аварий, медицинская диагностика, управление доступом, коллективная безопасность и другие IoT- сервисы повышают привлекательность городов и качество жизни людей.

Немаловажную роль играют и репутационные факторы, которые государство приобретает, оцифровывая экономику: снижается количество теневых операций, становятся более прозрачная структура затрат на продукцию и ресурсы.

Точечной поддержки недостаточно

Сегодня государство активно поддерживает наиболее успешные и активные компании. Это по сути точечная, не системная институциональная поддержка. И я уже говорил, что не все отечественные разработчики, поддержанные фондами, имеют успех на рынке.

Лидирующие позиции телеком-операторов объясняются возможностью масштабного распространения технологий в короткий срок, и, как следствие, большего числа продаж IoT-услуг и товаров и более раннего возврата инвестиций.

Но стоит понимать, что господдержка, ранний рост и широкое распространение неких "точечных" IoT решений не приводит к их раннему освоению. До сих пор нет ответа на вопрос о том, как организовать работу с данными, получаемыми от всех IoT-устройств. Есть риск, что потенциал от использования IoT-инфраструктуры, предоставленной выбранными государством поставщиками, не будет реализован даже в долгосрочной перспективе, или, что более вероятно, технология быстро устареет и ее заменит что-то более современное.

Существует практика выбора поставщиков IoT на основе результатов пилотных внедрений. Это верная стратегия, но не всегда справедливая по отношению к более качественным видам IoT-продукции. Такие решения требуют значительного времени испытаний, опыта эксплуатации. А сейчас по факту все сводится к копированию и быстрому тиражированию западных технологий на китайской производственной базе.

Кооперироваться, а не догонять

На Западе развивают экономику за счет цифровизации уже более 10 лет. Нам, чтобы догнать их текущий уровень предстоит большая интенсивная работа в реальном секторе экономики.

Уже оцифрованные госуслуги, медицинские сервисы быстро закрепились в обществе. Следующий шаг – это реализация энергоучетных сервисов и обеспечение прозрачности ЖКХ.

Работа в этом направлении активно ведется, и скоро будут получены первые результаты. Цифровые BIM-технологии тоже используются, но не на всем жизненном цикле зданий, а лишь при проектировании. Нужно расширять область применения именно на эксплуатацию зданий, повышение их интеллекта, объединение зданий в единые цифровые платформы города. 

В РФ есть попытки налаживания "умных производств". Но в части создания платформ IoT и аналитики больших данных в промышленности и энергетике требуется более системная работа, переосмысление сути процессов принятия решений и логики экспертов.

Нужна открытая кооперация всех участников рынка, отечественные производители должны находиться в условиях конкуренции. Если госструктура приобретает IoT-счетчики расхода электроэнергии, то совсем необязательно привязываться к оборудованию одного поставщика - пусть будет кооперация производителей со строгим отбором продукции самого высокого качества.

Нужны и механизмы контроля качества сервисов в области цифровой экономики. Производство программного обеспечения и всей электроники необходимо налаживать в России. Это должны быть универсальные компании и контрактные производства, способные выпускать от единиц до тысяч единиц продукции в месяц. Продукция может повторять зарубежные аналоги, но при этом должна быть основана на отечественной интеллектуальной базе, а для этого требуется развитие научного потенциала, создание и грантовая поддержка ведущих коллективов ученых и специалистов, работающих для развития цифровой экономики.