Мнение / июль 2021
Импортозамещение в high-tech: 5 драйверов российских инноваций

Олег
Изумрудов

исполнительный директор Консорциума российских разработчиков систем хранения данных "РосСХД"
© ComNews
05.07.2021

Импортозамещение в сфере технологий может быть более успешным, чем в других отраслях. Этому способствуют не только внешние факторы, но и исторически сложившаяся конъюнктура. Можно выделить пять драйверов российских инноваций.

Когда отставание становится преимуществом

В индустриях, существующих многие десятилетия, сложно что-то быстро изменить. Там сложилась наследственная инфраструктура -- привычная, понятная, еще хорошо выполняющая свои функции. Переход на современные технологии проходит болезненно, потому что связан с затратами, польза от которых не очевидна. И, наоборот, новое легко приживается там, где нет устоявшихся процессов и стандартов.

Инновации -- молодая и наименее консервативная сфера. В развитых странах она зародилась во второй половине 80-х и начале 90-х годов прошлого века. Тогда Россия технологически отставала от стран Запада, а в 2000-е и 2010-е годы была вынуждена догонять. Это привело к тому, что мы стали сразу использовать новейшие технологии, обогнав многие западные страны, "застрявшие" в позапрошлом десятилетии.

Например, мы уже привыкли платить телефоном за любые товары и услуги. А в США даже в 2021 году эта технология не распространена. Все платят картой, которую нужно вставить в терминал -- не приложить. Почему? Сегмент платежей банковскими картами развивался с 1950-х годов. И к тому моменту, когда появились новые виды карт и возможность оплаты телефоном, отрасль законсервировалась. Банки и предприятия торговли были обеспечены огромным количеством терминалов старого образца и не торопились вкладывать средства в их замену.

У нас банковские карты стали массово использоваться с начала 2000-х годов. Новые технологии развивались вместе с рынком. Бизнесу не пришлось инвестировать в замену терминалов -- они сразу покупали новейшие модели и начинали использовать технологии бесконтактных платежей. Поэтому теперь уже мы удивляемся, когда приезжаем в страны Европы или США и не можем платить телефоном, как привыкли.

В России нет длительной истории коммерческого применения технологий, поэтому все новое у нас внедряется легче. Таким образом, отставание на старте сегодня превратилось в преимущество.

Создана основа для технологического рывка

Существует миф, что Россия до сих пор технологически отсталая страна. Но это не так. За последние 20 лет совершен такой рывок, которого никто не ждал.

Например, по географии и качеству покрытия сетями 4G мы обогнали многие развитые страны. А стоимость интернета у нас значительно меньше. Здесь сработал тот же фактор, что с платежами: Россия отставала во внедрении 3G, поэтому сразу начала строить сети следующего поколения для расширения покрытия. В США были развернуты первые сети мобильной связи, в их инфраструктуру вложены большие деньги. Это сыграло негативную роль в будущем: они последними перешли на новые стандарты GSM, процесс шел долго и тяжело, и сейчас они отстают по покрытию 4G.

Ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Нью-Йорке нельзя пройти в метро, приложив к турникету телефон или отсканировав лицо. Мы можем перевести деньги по номеру телефона через систему быстрых платежей -- такого нет в странах Запада. Это все наши отечественные технологии.

В России работают все сервисы, которые есть в развитых странах, -- от заказа такси до доставки еды. Если они начинали с копирования технологий, то сейчас перешли к созданию своих, часто опережающих зарубежные.

В корпоративном секторе происходит то же самое: у нас уже есть свои высокотехнологичные продукты. Это не только программное обеспечение, программно-аппаратные комплексы и микроэлектроника. Но и облачные технологии, решения на основе искусственного интеллекта и машинного обучения, анализа больших данных.

Это основа для дальнейшего технологического рывка.

Путь "азиатских тигров"

Россия идет по пути стран Азии, которые в свое время совершили технологическое чудо. Например, в послевоенное время японская автомобильная промышленность копировала американские машины. Выйдя на рынок США, автопроизводители Японии продавали свои автомобили дешевле американских. Сначала на них не обратили внимания, это были машины для бедных. Затем выяснилось, что японские "хонды" и "тойоты" при такой цене не уступают по качеству и более надежны. В итоге они завоевали американский рынок, вышли в Европу, стали производить премиальные марки. И выбились в мировые лидеры.

Дальше пришло время корейцев. В начале 2000-х корейский автомобиль не воспринимался всерьез, а сейчас две трети машин на дорогах России -- именно из этой страны. Кроме того, появились китайцы, которые идут тем же путем: от недоверия и снисхождения к признанию. Уже есть китайские автомобили премиум-сегмента, а значит, стереотипы перестают работать. Такой же путь может пройти российский автопром или, к примеру, микроэлектроника.

Как Китай стал экономикой номер один в мире? Начал выпускать свою продукцию на заводах, которые в свое время строили у них японцы, американцы и европейцы, и экспортировать ее по всему миру. Китай прошел три этапа технологического развития: локализация, импортозамещение, экспорт. Мы находимся на втором этапе. Пример других стран показывает, что это может стать началом прорыва.

Обратный эффект санкций

Без санкций шансы на технологический прорыв были минимальны. Потому что проще продавать то, что уже сделали другие, чем производить свое.

Сейчас, благодаря санкциям, у нас создается рынок hi-tech. Формируется нормативно-правовая база импортозамещения в ИТ, даются преференции отечественным разработчикам. И здесь, как когда-то было с банковскими платежами, технологии создаются и внедряются практически с нуля.

Бизнес понимает, что импорт технологий в сегодняшних реалиях -- тупиковая модель. В любой момент доступ иностранных решений на внутренний рынок может быть закрыт. Вкладываться в импорт уже нет смысла, бизнес объединяется вокруг инженерии и создания инноваций. Делает то, о чем правительство просило давно, но без санкций эти просьбы не действовали.

Как и "азиатские тигры", мы, наконец, концентрируемся на создании продукта. В итоге санкционная война дала нам больше, чем дружба.

Ментальная "яма"

Импортозамещение в ИТ тормозит ментальный фактор. Людям, которые сегодня принимают решения, примерно от 40 до 50 лет. Их взросление пришлось на 90-е годы, когда ржавый "Жигули" олицетворял собой все, что есть в стране. Импортные товары поглотили рынок: всего этого у нас не было. Возник стереотип, что все отечественное -- плохое, а импортное -- хорошее. И он до сих пор влияет на их отношение к любым российским продуктам и технологиям. Стратегия многих руководителей этого возраста сегодня -- обойти импортозамещение любыми способами.

Но отрасль инноваций -- более молодая. Те, кому меньше 35 лет, уже не помнят 90-е и относятся к российским продуктам лояльно, и даже с гордостью. Они мотивированы создавать, внедрять инновации. Кроме того, люди из сферы hi-tech, которые бывали за границей, знакомы с мировыми технологическими трендами, следят за развитием инноваций, знают, что Россия уже не является аутсайдером в технологической сфере.

Доверие к отечественным технологиям будет расти вместе с развитием рынка и количеством кейсов. А это еще один шаг к созданию конкурентоспособных технологий, готовых к выходу на мировой рынок.