Новости / октябрь 2019
Закон "о цифровых правах" в действии

© ComNews
02.10.2019

Вступил в силу закон "О внесении изменений в ч.1, ч.2 и ст.1124 ч.3 Гражданского кодекса РФ". Закон закрепляет нормы для регулирования оборота цифровых прав и обеспечивает судебную защиту прав граждан и юридических лиц, возникающих в отношениях цифровой экономики.

Изменения вступили в силу 1 октября.

Законом закрепляется определение "цифровое право" (юридический аналог термина "токен"), определяется его участие в обороте как объекта гражданских прав.

Под цифровыми правами предлагается понимать особые "обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу".

"Законом введены в ГК РФ несколько базовых положений о новых цифровых объектах экономических отношений. Фактически эти новые объекты создаются и используются и в России, и за рубежом, но российским законодательством напрямую до сих пор не регламентировались, поэтому лица, приобретающие такие объекты, а также их кредиторы и наследники могли оказаться без правовой защиты", - отметил председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Он сказал, что данный закон является основополагающим для регулирования отношений в рамках цифровой экономики. "Это новая сфера для российского права, поэтому важно закрепить основные положения в Гражданском кодексе. Конкретные правила оборота цифровых объектов устанавливаются в специальных законах. Закон обеспечивает правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, для предоставления защиты гражданам и организациям по таким сделкам", - сообщил он.

Для облегчения совершения сделок с цифровыми правами законом совершенствуются правила гражданского законодательства о форме сделок, в том числе договоров.

Устанавливается, что дистанционное выражение лицом своей воли с помощью электронных или других технических средств (смартфонов, компьютеров) будет приравнено к простой письменной форме сделки. В результате сделки, совершаемые путем отправки СМС или путем заполнения формы в сети интернет, будут считаться заключенными и действительными. Также получат признание электронные доверенности. Исключение - для завещаний, которые не могут быть составлены с использованием электронных средств.

Закон вносит определенность в сферу использования "самоисполняемых сделок" (смарт-контрактов), а также легализации и обработки Big Data.

Смарт-контракты распространены в банковской сфере и электронной торговле. В результате лицо, покупающее тот или иной виртуальный объект, получит его автоматически при наступлении указанных в соглашении обстоятельств. У продавца будет списано цифровое право, а у покупателя - деньги.

Для работы с большими данными в ГК РФ вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации. Такой договор предусматривает защиту от получения информации третьими лицами.

Законопроект прошел третье чтение в марте этого года (см. новость ComNews от 14 марта 2019 г.).

Представитель пресс-службы Tele2 Дарья Колесникова сказала, что компании особенно интересен закон в той части, которая касается выражения лицом своей воли с помощью электронно-технических средств. "Прежде всего, обнадеживают новые условия соблюдения письменной формы сделки и выполнения требования о наличии подписи. Если понимать закон как возможность считать действительными сделки, подтвержденные путем SMS или заполнения онлайн-форм, то мера безусловно позитивна для операторской деятельности. Это будет способствовать появлению цифровых сервисов, развитию электронной коммерции и, вероятно, расширит возможности для дистанционного подключения клиентов", - пояснила она.

Представитель ИТ-компании КРОК сказал, что новые изменения в Гражданский кодекс РФ о цифровых правах пока существенно не повлияют на граждан и компании. "Предложенные инициативы определяют только общее понятие "цифровых прав", создают базу для регулирования отношений, которые возникают или могут возникнуть в цифровой экономике. Это может стать основой для развития регулирования цифровых финансовых активов, привлечения инвестиций через цифровые площадки и других аспектов рынка. Закон также определил, что если сделка осуществлена электронными или иными техническими способами связи, то считается, что сделка совершена в письменной форме, а значит, будет подлежать защите в суде. Тем не менее суды уже не первый год признают ряд действий по заключению и исполнению договора в электронной форме надлежащими. В нашей работе есть ряд примеров, когда переписку по электронной форме суды приравнивали к заключению договора. Также указанные нововведения касаются, например, лицензионных (пользовательских) соглашений. Они являются договорами присоединения, и к акцепту которых на практике приравнивалось нажатие определенных клавиш ("ОК", "согласен" и т.п.) или фактическое использование цифрового сервиса или программы для ЭВМ. Это актуально при условии, что информационная система, в которой реализуются цифровые права, предполагает способ достоверно определить лицо, заключившее сделку. Теперь законодатель оформил практику в закон, что улучшит защиту прав компаний и граждан, которые будут оформлять сделки электронным способом. Отметим, что ранее информация не являлась объектом гражданских прав в соответствии со ст.128 ГК РФ. При этом поправки не содержат норм о регулировании криптовалют. Это означает, что позиция законодателя в отношении цифровых денежных средств пока осталась неопределенной", - прокомментировал представитель компании КРОК.

Руководитель правового комитета РАКИБ Елена Гультяева сказала, что закон лишь предусматривает ввод в гражданский оборот нового объекта - цифровые права. "При этом он содержит отсылки к специальному законодательству, которое разрабатывается уже длительное время. В частности, в законе о цифровых правах граждан указано, что цифровые права могут возникнуть только в информационной системе, соответствующей специальному закону. Таким специальным законом будет закон о цифровых финансовых активах, принятия которого давно ждут все участники криптоиндустрии. Именно в нем будет прописана и регламентирована основная специфика деятельности. Критично необходимой для отрасли является достижение определенности относительно криптовалют: легализовать их, запретить или обойти вниманием - профильные ведомства должны дать на эти вопросы четкий ответ, исходя из которого будет вестись дальнейшая работа. Пока этого ответа, к сожалению, получить не удается. Таким образом, само по себе принятие поправок в ГК можно приветствовать как шаг в правильном направлении. Но принципиально его вступление в силу ситуацию в индустрии не меняет до появления ФЗ о ЦФА", - рассказала Елена Гультяева корреспонденту ComNews.

Генеральный директор компании "ОрдерКом" Дмитрий Галушко отметил, что закон расширяет способы подписания любой (кроме оговоренных в законе, например завещания) сделки: с помощью ЭЦП, технологии блокчейн, иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе (например ЭВМ) в неизменном виде содержание сделки. "При этом сделка считается подписанной, если возможно достоверно определить подписанта. Становится удобно, не выходя из дома, одним кликом мышки подписывать миллионы сделок в том числе договоров", - добавил он.

Управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo Алексей Сулин сказал, что новый закон неформально называют "закон о цифровых правах", хотя сфера его действия значительно шире. "По замыслу законодателя под цифровыми правами должны пониматься токены, которые уже давно живут своей жизнью. Однако вполне вероятно, что в дальнейшем понятие цифровых прав может в той или иной мере измениться. Как бы то ни было, сейчас мы имеем лишь общее представление. Конкретизация последует в будущих законах. Другим не менее важным вопросом является возможность заключения смарт-контрактов. Нельзя сказать, что смарт-контракты были запрещены - например, вендинговый аппарат по сути представляет собой машину, работающую на основе смарт-контракта, - но другое дело, когда об этом прямо написано в законе. Еще одним нововведением послужила новая норма о больших данных. Закон теперь прямо разрешает покупать и продавать данные. Правда, при написании этой нормы забыли оговорить, что заключение договора об оказании услуг по предоставлению информации должно сопровождаться соблюдением других законов, в частности законодательства о персональных данных. Кроме того, законодатель наконец обратил внимание на то, что письменные договоры уже давно не заключаются на бумаге при совершении сделок в интернете. Понятие "письменная форма" теперь включает не только бумажное воплощение, но и электронное", - рассказал корреспонденту ComNews Андрей Сулин.

На взгляд адвоката Александра Титова, регулирование сейчас представлено в самом общем виде. "Законодатель говорит о том, что государство готово признавать и охранять в том числе через систему судебной власти те права, которые граждане приобретут в определенной условно цифровой среде. Но должны быть определены условия функционирования этих систем, а сама деятельность систем публична в том необходимом объеме, чтобы каждый ее пользователь мог легко доказать наличие у него соответствующих прав и идентифицировать тех, кто обязался перед ним. Не думаю, что сейчас возникнут судебные споры, вытекающие из реализации цифровых прав, но в перспективе, конечно, суды чаще будут сталкиваться со спорами, вытекающими из действий и сделок пользователей информационных систем", - считает Александр Титов. 

В понимании владельца "Катков и партнеры", члена совета ТПП РФ по ИС Павла Каткова основная идея цифровых прав - стимулирование безбумажного (цифрового) оборота и правоотношений. Граждане и юридические лица должны получить возможность заключать и исполнять сделки без бумажной волокиты. Однако, так как правоприменение - вещь костная, для этого потребовался специальный закон.

Конечно, судебных споров станет больше, ведь будет заключаться больше сделок. Тем не менее позитивная сторона вопроса в том, что увеличение числа сделок - это увеличение гражданского оборота, деловой активности и в конечном счете ВВП. Думаю, этой целью и руководствовался законодатель. Что касается рисков, то они тоже будут. Например, если раньше для заключения сделки гражданину нужно было приехать в офис и подписать договор, то сейчас будет достаточно онлайн-действий. Между тем это (вероятность рисков) не должно останавливать прогресс - скорее нужно подумать о цифровом правовом образовании населения, повышении знаний людей в этой области", - сказал Павел Катков.