Редколонка / ноябрь 2020
Хуавеезамещение

Юлия
Мельникова

корреспондент ComNews.ru
© ComNews
09.11.2020

Политическое выдавливание оборудования Huawei и ZTE с рынков западных стран поставит их в ситуацию, схожую с той, в которой оказалась Россия с политикой импортозамещения. Из-за искусственного ограничения конкуренции не только РФ, но и страны Запада рискуют столкнуться с завышенными ценами, худшим качеством ИТ-решений, а также с приклеенными шильдиками Made in Europe на китайском оборудовании и отставанием в сроках развертывания сетей 5G.

Во времена массового развертывания сетей стандарта GSM по всему миру в конце 1990-х - начале 2000-х годов сетевое оборудование для них поставлял целый десяток компаний: Alcatel, Italtel, Siemens, Nortel, Motorola, Lucent Technologies, Nokia, Ericsson, Huawei, ZTE. Сетевую инфраструктуру для альтернативного стандарта CDMA производили Qualcomm и Samsung (а также часть GSM-вендоров). С появлением стандартов третьего и четвертого поколения ряды производителей стали редеть. В результате поглощений, укрупнений и уходов с рынка некоторых вендоров в секторе производства оборудования для мобильных сетей осталось всего четыре компании: две европейские (Nokia, Ericsson) и две китайские (Huawei, ZTE).

Власти США ведут активную политику выдавливания китайских производителей оборудования для сотовых сетей не только с домашнего рынка, но и из стран, которые прислушиваются к дяде Сэму. В 2018-м - начале 2019-го они начали прессовать ZTE, а затем и Huawei, в явном виде выдавливая их из Соединенных Штатов, а также из стран-союзниц. В частности, американцы обвинили Huawei в нарушении режима санкций против Ирана и в наличии в его оборудовании "задних дверей", якобы позволяющих Китаю шпионить за западными гражданами, бизнесом и чиновниками. Примеру США последовали и другие страны. Вначале правительство Австралии запретило национальным операторам закупать оборудование 5G у Huawei и ZTE. Не отстала и Великобритания: согласно решению британского правительства, с января 2021 года местные компании не смогут закупать и устанавливать 5G-оборудование Huawei. К 2027 году операторы должны полностью перейти на инфраструктуру 5G других брендов. Это решение опубликовано 14 июля 2020 года на сайте правительства Соединенного Королевства. Недавно Швеция анонсировала аукционы на частоты для сетей 5G (c 10 ноября, в диапазонах 3,5 ГГц и 2,3 ГГц), при этом в условиях торгов указано, что победители не имеют права использовать в беспроводной части оборудование Huawei и ZTE.

Американские дипломаты продолжают навещать европейские страны с настоятельными рекомендациями отказаться от китайского оборудования. В Италии данные меры уже возымели действие: после сентябрьского визита госсекретаря США в октябре 2020 года итальянское правительство наложило вето за закупку 5G-оборудования Huawei, которую намеревался совершить оператор Fastweb. Еще летом один из крупнейших итальянских операторов TIM (Telecom Italia Mobile) исключил Huawei из тендера на покупку оборудования для ядра 5G. Как стало известно ComNews, в Польшу тоже недавно приезжал представитель американской администрации и настоятельно советовал избегать покупки сотового оборудования у Huawei и ZTE (но польские власти пока не приняли решения о запрете на китайские беспроводные технологии).

Похоже, что Россия, хотя и по иным причинам, тоже будет вынуждена отказаться от китайского оборудования 5G: на волне политики импортозамещения российские государственные органы прикладывают все силы, чтобы законодательно закрепить обязательство операторов строить сети 5G исключительно на отечественном оборудовании.

Huawei является лидером глобального рынка телеком-оборудования: по данным исследовательской фирмы Dell'Oro Group, по итогам I квартала 2020 года доля Huawei составила 31%, а следом с более чем двукратным отрывом идут Nokia (14%), Ericsson (14%), ZTE (11%) и Cisco (6%). В 2019 году структура и порядок в мировом топ-5 производителей оборудования связи были такими же, а доли игроков немного отличались: Huawei - 28%, Nokia - 16%, Ericsson - 14%, ZTE - 9%, Cisco - 7%. Если геополитическая ситуация будет и дальше развиваться подобным образом, Huawei и ZTE придется подвинуться, а Nokia и Ericsson срочно расширять производственные мощности.

Для западных стран Ericsson и Nokia волей случая могут стать вендорами-монополистами в сфере 5G со всеми вытекающими последствиями для операторов связи и для них самих.

Во-первых, монополия всегда ведет к повышению цен и снижению качества продукции. Ericsson и Nokia могут объяснить повышение стоимости, например, вынужденным и экстренным расширением производства или покупкой патентов на ключевые технологии у того же Huawei. Как подсчитало исследовательское агентство GreyB, по итогам 2019 года у Huawei было больше всех патентов на технологии, связанные с 5G (без малого 13,5 тыс.). При этом на Huawei приходится и самая большая доля патентов на ключевые технологии для 5G (standard-essential patents, или SEP) - около 19%. Следом по доле SEP идет Samsung (15%), LG (14%), Nokia и Qualcomm (по 12%), Ericsson (9%). Так что Nokia и Ericsson придется платить роялти Huawei за использование патентов, что отразится на стоимости конечного оборудования. А учитывая, что монополия ограничит конкуренцию - можно сэкономить на качестве (в частности, заменяя чужие патентованные технологии наспех созданными своими).

Но главный вопрос - справятся ли Ericsson и Nokia c поставками 5G-оборудования на рынки, закрывшиеся для вендоров из Китая? Учитывая необходимость использования для сетей 5G более высоких частотных диапазонов, чем для всех предыдущих поколений сотовой связи, операторам потребуется огромное количество базовых станций. Ericsson и Nokia должны будут срочно наращивать производственные мощности, а учитывая их не самое лучшее финансовое положение в моменте, это становится нетривиальной задачей. Возможно, будущим монополистам на западном рынке понравится опыт российского импортозамещения. Несколько российских производителей железа и софта уже были пойманы за шильдик: при отклеивании бирки "Сделано в России" на свет являлась надпись Huawei. Huawei, вероятно, не придется сокращать заводские мощности: весьма вероятно, что на них по OEM-модели будут производить оборудование для Ericsson и Nokia, чтобы те могли удовлетворить спрос на "антикитайское" оборудование.

Еще одной проблемой может стать перенос сроков развертывания сетей 5G в странах-"хуавеезаместителях". Российский пример показывает большую вероятность срабатывания такого риска: на минувшей неделе Минцифра предложила перенести срок перехода владельцев объектов критической информационной инфраструктуры (КИИ) на использование российского софта с 2021-го на 2024 год, а на российское аппаратное обеспечение - с 2022-го на 2025 год. Сдвиг сроков вправо даже не на 12 месяцев, а сразу на три года наглядно иллюстрирует пропасть между мечтами об импортозамещении и реальностью.

Очевидно, что при упорном следовании политике импортозамещения Россия отстанет от всего мира по срокам развертывания сетей 5G. Проблема даже не в нерешенном вопросе с выделением частотного ресурса: если российский регулятор окончательно закрепит норму строительства сетей 5G исключительно на отечественном оборудовании, это отодвигает их развертывание минимум на четыре года из-за отсутствия такового.

Кроме того, "хуавеезамещение" может вызвать протест различных общественных институтов и цеховых объединений внутри западных стран. Например, перенос срока перевода объектов КИИ на российское ПО и железо лоббировала Ассоциация банков России. Российская Ассоциация участников рынка интернета вещей (АИВ) просит перенести сроки вступления в силу решения ГКРЧ по исключительному использованию отечественных базовых станций в IoT-сетях с 1 декабря 2020 года на год вперед.

О внедрении 5G в России на высоком уровне заговорили три года назад. В начале 2018 года российское правительство согласовало план мероприятий по направлению "Информационная инфраструктура" (в рамках нацпрограммы "Цифровая экономика РФ"), который предполагал в том числе развитие сетей 5G во всех городах-миллионниках. Спустя почти три года - воз и ныне там: зафиксированные в нацпрограмме сроки появления в стране сетей 5G неуклонно ползут вправо. Страны, рискнувшие ввести политику "хуавеезамещения", имеют все шансы повторить этот путь.

И тогда мир поделится на два лагеря: одни страны будут строить сети 5G на базе новейших технологий, выбирая лучшее по цене и качеству оборудование, а другие искусственно ограничат конкуренцию, а как следствие - развитие беспроводной инфраструктуры пятого поколения, и затормозят всю национальную экономику. Хотя возможна и договоренность между западными и восточными вендорами по принципу Сухаревской конвенции из книги "Золотой теленок". В конце концов, в Евросоюз входит всего 28 государств, а с учетом США, Канады и Австралии клуб "хуавеененавистников" составит чуть более 30 стран. Общее количество только признанных государств на Земном шаре - 197. Западные вендоры могут взять "на обслуживание" тридцатку друзей США, а восточные - оставшиеся 160+ стран.