Точка зрения / март 2021
Мы должны свыкнуться с мыслью, что каждую секунду оставляем цифровые следы

Виталий
Фридлянд

генеральный директор Fujitsu в России и СНГ
© ComNews
09.03.2021

Вопрос о том, живем ли мы в эпоху революций – это философский вопрос. Будучи студентом, я изучал философию Гегеля с его законами диалектики. Большинство из нас их хорошо знают, но все же напомню. Это закон перехода количественных изменений в качественные, закон отрицания отрицания, закон единства и борьбы противоположностей. Жизнь показывает, что они применимы к любой области, в том числе, и к IT-индустрии. По моему мнению, IT-отрасль во многом революционна, настолько она подвержена мгновенным изменениям, проникающим во все сферы нашей жизни. Из всей диалектики, в индустрии высоких технологий особенно показательно преломляется закон отрицания отрицания, поскольку, несмотря на то, что отрасль достаточна молода, изменения здесь происходят не только гораздо быстрее, чем это было, например, в машиностроении, когда-то самой передовой отрасли, но они, как правило, каждый раз меняют еще и сам подход; это не просто замена паровых двигателей на двигатели внутреннего сгорания. Сейчас в IT-индустрии мы видим такие решения, о которых еще 5-6 лет назад и рассуждать было бы странно. Большинство из них направлены на то, чтобы быть конкурентными в гонке за высокопроизводительные вычисления. На рынок приходят процессоры, выполняющие роль суперкомпьютеров, например, графические процессоры NVIDIA Tesla, позволяющие существенно увеличить производительность решения вычислительных задач в различных областях, включая обработку видео и изображений, биологию и химию, моделирование динамики жидкостей, сейсмических исследованиях и многих других… Расширяется выбор процессоров на рынке в рамках платформы х86, я имею в виду технологический прорыв процессоров AMD… К 2015 году был выпущен суперкомпьютер "К", совместное детище Fujitsu и RIKEN, предназначенный для интенсивной обработки данных, которая отличается от обычной высокоскоростной обработки. Это стало новым словом в технике, связанной с кибербезопасностью, с моделированием нейронных реакций человеческого мозга… Сейчас такие словосочетания стали уже привычными, но еще пять лет назад это было безусловным прорывом. Мировая конкуренция в нашей индустрии направлена не просто на то, чтобы мгновенно и качественно обрабатывать данные, но и на то, чтобы упаковывать, адаптировать эти продукты под требования любой отрасли, на которую сейчас делаются глобальные ставки – от космоса до медицины и фармацевтики… И скорости развития оборудования непрерывно возрастают. Только у нас за пять лет сменилось пять поколений высокоскоротных серверов. PRIMERGY M6, который вышел в прошлом году – это уже шестое поколение…. Рассуждая о том, как скоро все меняется, ожидаю тот день, когда в мире появятся устройства, основанные на совершенно иных физических принципах, например, квантовые компьютеры…

Если проанализировать изменения, которые прокладывают нам сейчас дорогу к будущему, не с технической, а с рыночной и экономической точки зрения, то их можно разделить на несколько групп. Первая, это диверсификация IT-рынка, которая началась в первое десятилетие нового века и продолжается по сей день. Она привела к тому, что в IT-индустрии появились сегменты, технологически очень далекие друг от друга. Для понимания приведу аналогию. Например, в рамках пищевой индустрии существуют разные виды производства: молочное, мясное, производство сыра, виноделие… Но технолог молочной продукции так же мало знает о виноделии, как и обычный дилетант, и наоборот. Несмотря на то, что они работают в одной индустрии. Развитие новых IT-сегментов породило в ней похожий феномен, и как следствие, потребовало новых специалистов, и это второй тренд, который я хочу выделить.

В конце второго десятилетия в IT-индустрии появился запрос на профессионалов, которые умеют транслировать знания между сегментами отрасли и унифицировать их в рамках общего понятийного аппарата. Кроме того, специалисты новой формации должны быть одновременно и "пограничниками", и "переводчиками" с языка IT на язык управления бизнесом и обратно. Разумеется, с приходом новых специальностей никто не потеснит такие базовые профессии, как инженер-кодировщик, инженер-тестировщик и так далее. Но они уже интегрируются в общий комплексный подход. Есть такой замечательный термин, его часто использует Microsoft, "EDGE" (граница, край, кромка), который дал имя браузеру, фактически вытеснившему Internet Explorer. Он как нельзя более точно характеризует текущую задачу IT-индустрии – работа на границе между потребностями разных сфер бизнеса, производства и частной жизни и тем, как эти потребности реализуются.

Соответственно, одним из прорывных трендов, который стремительно набирает обороты, можно назвать тотальную цифровизацию производства и бизнеса. Это значительно отличается от той конфигурации IT-сопровождения, которая еще пару десятков лет назад применялась к таким ресурсоемким областям, как космическая, оборонная, атомная промышленность. Кроме того, сейчас существенно расширился круг востребованности. Достаточно обратить внимание на разнообразные алгоритмы, позволяющие, например, управлять товародвижением в глобальных торговых сетях, или алгоритмы в управлении производством, от проектировки до доставки изделия заказчику, полностью исключающие "бумажную" работу, и гарантирующие абсолютную транспарентность всех процессов. Нецифровизированных сегментов рынка практически не осталось. Соответственно, на новую ступень поднялось качество оборудования и программное обеспечение, базирующееся на основании архитектурного подхода и синергии процессов. Ведь в конечном счете, IT – это управление данными, их использование, формирование критериев их поиска и поиск в точном соответствии с ними, и, наконец, их высокоскоростная обработка. Например, поколение серверов уже не может считаться новейшим, если максимальный объем оперативной памяти у них ниже 15 ТБ, а ядер меньше 100. С нашими показателями, мы пока держим рекорд производительности по версии SAP и VMware за 2020 год, с PRIMERGY RX4770 M6, но фоне цифровизации бизнес-процессов сейчас начал возникать новый феномен, конкуренция продукции внутри компании… И конечно, скорость устаревания технологий – это отдельная большая тема.

Можно аккуратно предположить, что где-то с 2015 года IT стало восприниматься, как комплексное явление, в отличие от того, что было раньше: железо – отдельно, программное обеспечение – отдельно, массив данных – отдельно, middleware (связующее программное обеспечение) – отдельно. Сейчас, если смотреть изнутри отрасли, а я, как человек, большую часть своей жизни посвятивший IT, смотрю изнутри, на мой взгляд, выделение каких-то специфических трендов без учета комплексности, чем иной раз грешат специалисты, выглядит сильно притянутым за уши. Например, в конце первого десятилетия все побежали в clouds ("облака"), потом – в Big Data…

Какое развитие нас ожидает в ближайшее время? Диверсификация, комплексность, конвертация знаний по сегментам отрасли и в разные сектора бизнеса и производства, появление новых профессионалов, программного обеспечения и серверов нового поколения, способных рекордно быстро работать с большим объемом данных. К перечисленному надо добавить еще одно. Мы давно заметили, что даже самый короткий blackout воспринимается нами, как катастрофа, но мы не всегда замечаем, что и отключение интернета стало восприниматься также. Глядя на это, мы, тем не менее, не всегда понимаем, какое большое влияние оказывает цифровизация на нашу жизнь, и какой длинный, но одновременно скоростной путь прошла IT-индустрия. Например, исследовательско-конструкторское подразделение Fujitsu, возглавляемое гуру японской IT-индустрии Тошио Икеда, вошедшим в компьютерную историю под никнеймом "Мистер компьютер", разработало первый компьютер FACOM100 в 1954 году. В него была заложена двоичная система исчисления, но он делал уже и нормальные вычисления. Сейчас это воспринимается, как факт из глубины веков, когда никто и предположить не мог, что вычислительная техника так плотно войдет в повседневную жизнь простого человека.

Прорыв 2017-19 годов, когда IT-знания активно осваивались молодым, а затем и более зрелым поколением, уже перестал быть прорывом. Быстрый переход от прорыва в рутинное использование IT- сервисов – это пятый и последний тренд, который к нам пришел, и который будет развиваться и дальше. Сейчас уже никого не удивляют возможности удаленного образования, цифровизация социальной сферы – от Госуслуг до банальной записи к врачу, взрыв коммуникативности за счет появления различных мессенджеров и конференций. Теперь уже трудно представить, зачем лететь в Екатеринбург, чтобы обсудить проект, когда это можно сделать в Teams и других сервисах, обеспечивающих хорошее качество связи и информационную безопасность. Корпоративный мир становится более терпимым к "complaint service".

Вследствие этого, полагаю, что какие-то сервисы будет быстро отмирать, например, фиксированная городская телефонная связь, разного рода службы, связанные с бумажной работой, например, МФЦ. А какие-то добавляться в нашу жизнь. Полагаю, потребуется не более пяти лет, чтобы все бумажные сервисы стали полностью электронными. Цифровизация стремительно ворвалась в нашу жизнь. Многие процессы меняются, не успев стать чем-то привычным. Мы должны свыкнуться с мыслью, что каждую секунду оставляем цифровые следы.

Фридлянд Виталий Анатольевич, генеральный директор Fujitsu в России и СНГ

Родился 10 марта 1956 г. в Москве. Окончил Московский лесотехнический институт, факультет электроники и системотехники. Профессор, д.т.н. Более 40 лет работает в крупных НИИ, ИТ и технологических компаниях на различных руководящих должностях в области систем управления ядерными энергетическими установками, в сфере разработок, продаж, маркетинга и управления операциями зарубежных ИТ вендоров. Занимал ключевые позиции в компаниях Digital Equipment, Foxboro Technologies, 3Com, EMC. C 2004 г. возглавляет компанию Fujitsu в России и странах СНГ.

Автор научных работ и публикаций в ведущих российских и зарубежных СМИ и научно-технических изданиях.

Член Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий.