Новости / декабрь 1999
Американская секретная сделка — ловушка для российских преобразований

Когда несколько лет тому назад американская компания Global TeleSystems (GTS) стремилась обосноваться на новом перспективном российском рынке телекоммуникаций, она заключила секретную сделку с руководством ОАО «Московская городская телефонная сеть».


В рамках данного соглашения GTS выплатила по меньшей мере $65 млн (наличными и в ценных бумагах) компании, которую высшие руководители МГТС создали на Багамских островах, чтобы не привлекать внимание общественности и избежать налогообложения.

Взамен GTS приобрела контроль над российской телекоммуникационной компанией ТСМ («Телефонная связь Москвы» или TeleСommunications of Moscow), зарабатывающей миллионы долларов в год путем предоставления услуг 150 000 московским клиентам. В результате каждый из восьми россиян, принявших участие в этой сделке, получил приблизительно по $9 млн долларов наличными и в ценных бумагах.


Российское правительство обвинило функционеров МГТС в мошенничестве и уклонении от налогов и начало против них расследование. Расследование предприняли и правоохранительные органы тех стран, где московские связисты спрятали свои доходы. Однако, по словам GTS, быстрорастущей компании со штаб-квартирой в г. МакЛин (штат Вирджиния), в ходе сделки ни российские, ни американские законы нарушены не были.

Данная сделка является хорошей иллюстрацией того, как иногда западные дельцы могут подорвать усилия правительств Западных стран, направленные на содействие экономическим преобразованиям в России. Она поднимает вопросы морального и юридического порядка и проливает свет на методы, которыми отдельные американские бизнесмены действуют в России.


По словам Джонатана Вайнера, до недавнего времени занимавшего пост заместителя госсекретаря США и внимательно следившего за скандалом с отмыванием денег, даже если сделка была законной, то возникают вопросы этического характера.

Деловые и политические лидеры Запада постоянно учили россиян, что для привлечения иностранных инвестиций необходимо принять законы, защищающие права акционеров, и улучшить сбор налогов. Однако, согласно данным МВД России и западных правоохранительных органов, заключенная GTS сделка привела к тому, что МГТС обманным путем лишилась более чем $200 млн — такова стоимость телефонных линий и предполагаемой прибыли. Среди акционеров МГТС — российское правительство и ряд инвесторов в США, где ее ценные бумаги тоже выставляются на продажу. В США подобные сделки могли бы повлечь за собой судебные иски со стороны акционеров. Другое дело — в России.


Представитель одного американского инвестиционного банка в Москве считает сделку GTS лишь вершиной айсберга — только одним примером того, как западные компании ведут дела в России. Большинство сделок подобного рода являются строго охраняемыми корпоративными секретами.

Детали сделки между GTS и МГТС были выявлены из документов, которые GTS сдала в американские государственные органы и информации по верхушке МГТС, собранной следователями в США, России и Европе. В частности, благодаря сделке, GTS получила отличные возможности, возникавшие в новой России, такие как приватизация МГТС в 1994 г. GTS начала работы в бывшем Советском Союзе еще вначале 80–х годов, когда сама компания базировалась в Калифорнии и называлась San Francisco/Moscow Teleport. Она сменила имя на GTS в 1995 г. и двумя годами позже выставила на бирже свои акции (цена предложения была $200 млн). А совсем недавно GTS выделила свой российский бизнес в новое подразделение — Golden Telecom и для начала продала 34% его акций на бирже.


С самого начала функционирования GTS наиболее значительную поддержку ей оказывал международный финансист Джордж Сорос, который активно занимался коммерческой и филантропической деятельностью в бывшем СССР. Два года назад Сорос и его дочерние компании приобрели 26% акций GTS, хотя он никогда не играл никакой роли в управлении компании. В настоящее время доля Сороса в GTS составляет 7,7% — об этом сообщил его представитель.

По словам этого представителя, Сорос не знал о сделке между GTS и инсайдерами МГТС до тех пор, пока ему об этом не задал вопрос корреспондент газеты New York Times.


К осуществлению данной сделки GTS и функционеры МГТС привлекли три компании — зарегистрированную в России «Инвест–Проджект», зарегистрированную в Великобритании GTS–Vox и Swinton Ltd., зарегистрированную на Багамских островах.

По словам следователей, «Инвест–Проджект» и Swinton Ltd. принадлежат восьми акционерам, включая пятерых представителей высшего руководства МГТС — генерального директора Владимира Лагутина и заместителей директора Саида Алимбекова, Виктора Панова, Семена Рабовского и Сабирьяна Шамбазова.


Никто из этих лиц и никто из руководства МГТС не захотел комментировать подробности сделки. Американский адвокат фирмы Swinton Ltd. Джекоб Лауфер назвал ее законной. С подобным заявлением выступил и адвокат GTS Гриер Раклин.

Первый шаг сделала МГТС, предоставив компании «Инвест–Проджект» контракт на телефонное подключение 150 000 московских абонентов. Сколько заплатили за это функционеры МГТС неизвестно, однако следователи и информированные источники предполагают, что речь идет о сумме около $8 млн. Пять дней спустя функционеры МГТС и GTS договорились продать 95% акций «Инвест–Проджект» компании GTS–Vox.


Следующим шагом стала продажа компанией Swinton Ltd. 53% акций GTS–Vox компании GTS. За это GTS заплатила ценными бумагами на сумму около $26 млн. В результате каждый из представителей руководства российской телефонной компании получил по $3,25 млн в ценных бумагах.

Создание телефонных линий приносило большой доход, поскольку, помимо ежемесячных счетов, клиентам приходилось платить по $500 за подключение. Доходы компании ТСМ («Телефонная связь Москвы») — это новое наименование «Инвест–Проджект» — выросли с нуля в 1995 году до $16,5 млн в 1996, $29 млн в 1997 и $21,5 млн за первую половину 1998 года. Их этих доходов функционеры МГТС и GTS сами выплатили более $7 млн в качестве дивидендов.


Наконец в прошлом году GTS приобрел оставшуюся часть акций Swinton Ltd. в компании ТСМ за $40 млн наличными. Это принесло приблизительно $5 млн каждому функционеру МГТС, а в целом их доход от сделки составил около $9 млн. Затем функционеры МГТС стали вывозить деньги за рубеж, что и привлекло внимание правоохранительных органов.