Редколонка / апрель 2022
Профицит айтишников

Яков
Шпунт

обозреватель журнала Стандарт
© ComNews
11.04.2022

Долгое время одной из главных проблем российского рынка ИТ был дефицит кадров. Нехватка специалистов составляла, по разным оценкам, от полумиллиона до миллиона человек, а количество вакансий практически все время было больше, чем соискателей. Однако сейчас ситуация меняется кардинально. Уже к концу марта вакансий в ИТ-сфере стало меньше на четверть, тогда как количество претендентов выросло на 15%.

На протяжении последних пяти лет российские работодатели активно за ИТ-кадры боролись. Кто-то переманивал специалистов из других компаний ("делал встречный оффер" на языке рекрутеров), предлагая или заметный рост заработков, или какие-то другие "плюшки". Не секрет, что для миллениалов деньги - не главное, но их могут заинтересовать бесплатный фитнес, свободный график или, в конце концов, интересные задачи. Кто-то брал сотрудников без опыта, предлагая обучение уже в процессе работы. Московские и петербургские компании с 2020 года начали все более активно привлекать работников из регионов и даже из-за рубежа, как правило, из стран СНГ. Росла привлекательность ИТ-специальностей, и в итоге уже каждый пятый российский студент обучается именно по ним. Такие данные озвучил директор фирмы "1С", а по совместительству руководитель рабочей группы по направлению "Кадры для цифровой экономики" при АНО "Цифровая экономика" и руководитель комитета АПКИТ по образованию Борис Нуралиев на открытом обсуждении третьего пакета мер поддержки ИТ-отрасли.

К концу февраля 2022 г., по данным HeadHunter, на одну вакансию ИТ-специалиста приходилось два резюме, тогда как в среднем по рынку этот показатель составляет 5,6. Но уже к концу марта ситуация начала стремительно меняться. Количество ИТ- вакансий уменьшилось на четверть, тогда как число претендентов выросло на 15%. А рост по сравнению с началом 2021 года составил 58%. В итоге количество соискателей достигло трех на одну вакансию.

При этом ситуация становится все более драматичной. Не у дел в первую очередь оказываются те, кто работал в ушедших с российского рынка иностранных компаниях. В большинстве таких компаний в России работали специалисты по продажам и внедрению, свои центры разработки имели далеко не все. Но с другой стороны, некоторые представители российских компаний заявляют, что благодаря этому массовому исходу им удалось привлечь просто уникальных специалистов. Да и хороших внедренцев, продажников или специалистов по предпродажной подготовке тоже найти было не так просто, и тут довелось, причем не раз и не два, слышать от представителей российских компаний, что в последние недели удалось найти таких сотрудников, которых раньше приходилось искать чуть ли не годами.

Не сразу, но менее востребованными становятся те, кто внедрял, настраивал, поддерживал и обслуживал продукцию покинувших российский рынок вендоров. Естественно, пришлось свернуть проекты, связанные с внедрением решений от ушедших с рынка зарубежных поставщиков. Да и в целом экономическая ситуация привела к урезанию ИТ-бюджетов, и до изменения ситуации в лучшую сторону приоритет будет отдаваться или экстренным, или точечным проектам. В результате начали сокращать штат ИТ-инсорсеры, которые были созданы внутри крупных промышленных компаний.

В изменившихся условиях корпорации начали активный пересмотр бюджетов, в том числе и на ИТ. Ряд компаний, в частности "Яндекс", в условиях усилившейся неопределенности просто прекратили прием новых сотрудников. Неслучайно на том же открытом обсуждении мер поддержки отрасли технический директор холдинга VK Владимир Габриелян назвал одной из главных задач для российских ИТ-компаний не допустить сокращений персонала, по крайней мере, - массовых.

Казалось бы, утечка айтишников за рубеж должна снизить остроту проблемы поиска работы в изменившихся условиях. Однако масштаб этого явления не столь велик. Даже по наиболее пессимистичной оценке РАЭК, уехало за рубеж не более 5-6% российских ИТ-специалистов. По данным АРПП "Отечественный софт", которые озвучила председатель правления этой ассоциации Наталья Касперская на съезде Ассоциации российских банков, из сотрудников компаний, входящих в АРПП, уехали за рубеж не более 3%, причем подавляющее большинство из тех, кто покинул страну, не уволились и продолжают работать в своих компаниях. Так что этот фактор если как-то и влияет на российский рынок труда, то незначительно. Плюс ко всему, есть целый ряд сдерживающих эмиграцию факторов. "Дорогие билеты, стоимость жилья выросла, русских никто не ждет и невозможно проводить трансграничные финансовые транзакции", - перечислил основные факторы директор РАЭК Сергей Плуготаренко на заседании профильного комитета Госдумы "Развитие ИТ-отрасли в условиях санкций".

Плюс ко всему, практика удаленной работы привела к тому, что во многих странах начали активнее привлекать специалистов из других стран. Особенно бурно данный процесс идет в США, где уже в 2020 году без работы, по данным Bureau of Labor Statistics (BLS), осталось более 100 тыс. ИТ-специалистов. При этом заработная плата российских ИТ-специалистов даже в изменившихся условиях существенно выше, чем в азиатских или восточноевропейских странах. Также у многих российских ИТ-специалистов недостаточный уровень владения английским языком. Хотя появляется спрос на ИТ-кадры в довольно неожиданных странах - в частности, в Киргизии и Узбекистане. Там на фоне постковидного восстановления наблюдается экономический рост, и бизнес активно начинает оцифровываться. Также там возник большой запрос на преподавательские кадры для подготовки будущих ИТ-специалистов.

Так что российский рынок труда в ИТ-сфере меняется. Если раньше на нем доминировал соискатель, то теперь приоритет оказывается у работодателя. Уже сейчас, по данным HeadHanter, почти половина соискателей готовы снизить свои зарплатные ожидания. Если не произойдет радикального улучшения ситуации в экономике, на что надежды мало, уже через несколько месяцев ситуация с кадрами в ИТ будет близкой к средней по рынку труда России.

Хотя, конечно, остается немало сегментов, где дефицит кадров не удастся быстро преодолеть. Например, очень востребованы специалисты по Linux-системам, особенно российским, и в целом по отечественному ПО. В сфере кибербезопасности дефицит кадров всегда был очень высок, и остается на том же уровне. И тут важнейшей задачей должно стать переобучение ИТ-кадров на более востребованные специализации, о чем надо задуматься всем. Но о подобных инициативах пока не слышно.