Редколонка / апрель 2022
Перспектива деградации и монополизации

Юлия
Мельникова

корреспондент, заместитель выпускающего редактора ComNews.ru
© ComNews
18.04.2022

Из-за полного ухода с российского рынка компаний Nokia и Ericsson, а также приостановки поставок со стороны Huawei, будущее мобильной связи в РФ оказалось под вопросом. Станет ли четвертое поколение сотовых сетей последним, пропустит ли Россия 5G, перейдя сразу к развертыванию 6G, или мобильной связи в России может не остаться в привычном нам виде - зависит от того, сколько продлится военная "спецоперация" на Украине и как долго продержатся западные санкции.

На прошлой неделе финский производитель телекоммуникационного оборудования Nokia объявил, что уходит с российского рынка. "За последние недели мы приостановили поставки, остановили новый бизнес и переносим нашу ограниченную научно-исследовательскую деятельность за пределы России", - говорится в сообщении компании. В 2018 году на Петербургском международном экономическом форуме Nokia и "Ростелеком" объявляли о создании совместного предприятия "РТК-Сетевые технологии" для разработки софта и оборудования для сетей связи. Nokia собиралась вложить в компанию до 10 млрд рублей в течение 2019-2022 годов, а также передать права на интеллектуальную собственность и исходные коды некоторых видов своего телеком-оборудования.

Также на прошедшей неделе шведский производитель телекоммуникационного оборудования Ericsson объявил о приостановке бизнеса в России на неопределенное время. Ericsson и Nokia были крупнейшими европейскими поставщиками оборудования для сетей мобильной связи в России. Доля Nokia на российском рынке инфраструктуры мобильной связи оценивалась примерно в 25%, Ericsson - около 30%. В последние годы их присутствие снижалось под напором Huawei, который контролирует 35-40% российского рынка оборудования для сотовых сетей.

Но и китайский поставщик занял выжидательную позицию и с конца марта не заключает новые контракты на поставку сетевого оборудования российским операторам связи. Мало того, представитель одного из российских операторов "большой четверки" сообщил, что его инженеры столкнулись с блокировкой аккаунтов в конфигураторе базовых станций (БС) со стороны Huawei. Скорее всего, Huawei раздумывает, стоит ли рисковать с поставками в Россию, тем самым попав под вторичные западные санкции, ведь один только европейский рынок для Huawei куда важнее российского: население ЕС превышает российское втрое, а ВВП на душу населения в странах Евросоюза составляет в среднем $40-60 тыс. в год (в РФ этот показатель до начала "спецоперации" не достигал $30 тыс.). В конце марта власти США угрожали Huawei новыми санкциями из-за продолжения отношений с российскими клиентами и поставки им оборудования операторского класса (а также потребительской электроники) без одобрения американских регуляторов. По данным Forbes, Huawei в апреле отправил сотрудников российского офиса в отпуск на месяц.

С учетом ухода с российского рынка Ericsson и Nokia, а также непонятной ситуации с Huawei (равно как и вторым вендором из Китая - ZTE Corp.), возникает логичный вопрос - что будет с поддержанием сетей LTE и развитием 5G в России.

Для развертывания сетей 5G в РФ и так до сих пор нет частот, а теперь не станет и импортного оборудования. Правда, в последние 2-3 года российские сотовые компании приобретали базовые станции LTE с функцией 5G-Ready, но для ее активации требуется лицензия от производителя и, скорее всего, дополнительное программное обеспечение - а в условиях санкций получить ни то, ни другое не удастся. Выходит, что мобильные компании в России зря платили производителям премию в 15-20% от стоимости LTE-оборудования за его готовность к 5G: теперь его впору маркировать 5G-Unready.

Вывод напрашивается сам собой - пятое поколение сетей мобильной связи Россия, похоже, пропустит. Если санкции после российской "спецоперации" на Украине продлятся три-пять лет, то можно говорить про появление сетей 5G и апгрейд существующей инфраструктуры в 2025-2027 годах. К тому времени в передовых странах Запада и Востока уже появятся технологии 6G, а возможно, - и первые сети этого поколения. Хотя может быть, для России это к лучшему. С одной стороны, операторы прекратят выпрашивать у регулятора частоты для сетей пятого поколения, а с другой - после 2025 года они смогут переключить фокус внимания на 6G, тем более что пока 5G не показывает в мире прорыва. В телеком-отрасли бытует наблюдение, что поколения мобильной связи с нечетными номерами (аналоговые сети первого поколения, 3G и 5G) выходили неудачными: следуя этой логике, нужно делать ставку на "четное" шестое поколение.

Если про 5G все относительно очевидно, то судьба 4G в России оставляет множество вопросов. Как поддерживать сеть, как расширять ее охват (включая, например, автомагистрали), где брать запчасти (ЗИП) и оборудование на замену старому и вышедшему из строя.

Пока сети 4G работают, но ЗИПа на складах операторов хорошо если хватит до конца года. С новыми базовыми станциями LTE все намного хуже: российские сотовые операторы предпочитали не замораживать большие финансовые ресурсы в их закупках (представитель одного из игроков вообще рассказал, что руководство расценивало большой объем БС на корпоративных складах как проявление коррупции). По разным оценкам, складских запасов БС у "большой четверки" хватит на 2-3 месяца, после чего стройка встанет.

Представители "большой четверки" на вопросы журналистов о том, что же делать, также говорят о перспективе двух-трех месяцев. "Пока все под контролем, как по части обслуживания сети, так и по части ее развития в ближайшие месяцы", - сообщил представитель одного из них. По мере выхода оборудования из строя ситуация изменится. И у операторов будет несколько вариантов: либо забирать БС из регионов с низкой плотностью населения и переносить в более густонаселенные районы, либо использовать бывшие в употреблении и демонтированные БС, ввозя их из других стран. Еще вариант - серые каналы ввоза оборудования от Nokia, Ericsson, Huawei и ZTE (если все они прекратят поставки), но такой импорт невозможен без согласия производителя: активировать любую функцию или даже карту можно только через его сайт. В отличие от рынка компьютеров и серверов, в сотовом сегменте не существует noname-производителей, поэтому операторам придется договариваться с кем-то из четверки вендоров (или с Samsung, который все разработки 5G сфокусировал на американский рынок). Проблема для сотовых компаний усугубляется еще и тем, что полной стандартизации на уровне инфраструктуры не произошло, и базовые станции, к примеру, от Ericsson не будут работать в сети, развернутой на оборудовании Huawei.

Выходит, что в долгосрочной перспективе вариант один - делать отечественное оборудование. Но надежд на российских производителей мало. Лидирующий инновационный центр по технологиям 5G на базе Сколтеха, скорее всего, к конце 2022 г. выдаст дизайн базовой станции 5G с архитектурой Open RAN, но невозможно поверить, что в стране найдется производитель, который сможет выпускать их серийно, десятками и сотнями тысяч, да еще и с должным уровнем качества. Не говоря уже о том, что новые западные санкции отрезали Россию от поставок зарубежных микросхем и возможности размещать заказы на чипы национальной разработки на тайваньской фабрике TSMC.

15 апреля НИИ Радио сообщил, что протестировал первую российскую базовую станцию LTE, работающую в диапазоне 2,3-2,4 ГГц. Производители станции - сам институт и Лаборатория инфокоммуникационных сетей. Однако, каким спецификациям 3GPP соответствует это оборудование, и соответствует ли - неизвестно. Кроме того, тестирование единичной базовой станции не гарантирует ее серийного производства. Прототипы БС пятого поколения, действующие в полосах частот 450 МГц, 3,3-4,2 ГГц, 3,3-3,8 ГГц и 4,4-5 ГГц, демонстрировал и Ростех.

Велика вероятность того, что сети мобильной связи в России будут деградировать. Недавно Минцифры обязало операторов "большой четверки" организовать связь в пунктах с населением 1000 человек и вдоль федеральных трасс в обмен на продление разрешений на использование частот для 4G. Госконтракт в сфере сотовой связи реализует и "Ростелеком": в 2022 г. эта компания, устраняя "цифровое неравенство", должна установить базовые станции LTE в 2000 населенных пунктах с количеством жителей от 100 до 500 человек. Судя по всему, эти и другие программы в запланированные сроки выполнены не будут, и даты их выполнения поплывут "вправо".

Стоит ли российским операторам связи ждать возвращения на рынок зарубежных вендоров, и сколько существующие сети смогут протянуть на имеющихся (старых и закупленных б/у базовых станциях) - непонятно. Кроме того, основные "мозги" сотовой сети - в программной части, которая требует патчей и обновлений, но теперь их явно не будет (во всяком случае, от Ericsson и Nokia).

В последние годы Россия по праву гордилась охватом, качеством покрытия и тарифами в сотовых сетях, находясь по этим показателями на первых строчках в мире. Но если спецоперация или санкции продлятся несколько лет, то мобильных сетей в России может просто не остаться в привычном нам виде. Может быть, в безвыходной ситуации спустя несколько лет Россия все же наладит выпуск базовых станций и иного оборудования для мобильных сетей (пусть более дорогого, менее качественного и в объемах, создающих дефицит), и тогда мы увидим сценарий монополизации рынка.

В ситуации дефицита оборудования на и без того пересыщенном рынке услуг сотовой связи России могут в ускоренном режиме начаться поглощения и укрупнение игроков. В других отраслях государство уже показало, что хочет видеть малое количество участников рынка (и желательно - с госучастием). Поэтому монополизация может возникнуть не только на рынке оборудования для мобильных сетей, но и в сегменте сотовых услуг. А любая монополия, по законам рынка, ведет к повышению цен и тарифов.