Редколонка / июль 2022
Сквозняк в технологиях

Денис
Шишулин

выпускающий редактор ComNews.ru
© ComNews
25.07.2022

На минувшей неделе из состояния "кота Шрёдингера" вновь вынырнули сквозные технологии, о которых "вспомнил" глава государства. Причем вспомнил Владимир Путин о них совсем не в лестном для ответственных лиц ключе. На высшем уровне было признано, что направление это если не полностью провалено, то близко к тому. Однако и решение вопроса, которое найдено президентом РФ, едва ли приведет к тому, что направление, на которое уже пять лет тратят силы и средства, сможет качественно измениться и совершить рывок.

18 июля Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам вновь завел речь о сквозных технологиях. Этому знаменательному "возвращению" предшествовала череда событий, длящаяся с лета 2017 года. Термин "сквозные цифровые технологии" впервые введен в изначальной версии программы "Цифровая экономика РФ", утвержденной распоряжением правительства 28 июля 2017 года. В том документе зафиксировано девять сквозных технологий - большие данные, нейротехнологии и искусственный интеллект, системы распределенного реестра, квантовые технологии, новые производственные технологии, промышленный интернет, компоненты робототехники и сенсорика, технологии беспроводной связи, технологии виртуальной и дополненной реальности.

Впоследствии этот список корректировался. Например, в мае 2019 года президиум АНО "Цифровая экономика" сократил перечень сквозных технологий до шести, выбросив большие данные, промышленный интернет, компоненты робототехники и сенсорику.

Затем термин "сквозные технологии" перекочевал в федеральный проект "Цифровые технологии", ставший одним из элементов программы "Цифровая экономика". Паспорт этого проекта утвержден 4 июня 2019 года, и его первой целью заявлено "Создание сквозных цифровых технологий преимущественно на основе отечественных разработок". Словосочетание "сквозные технологии" встречается в тексте федпроекта "Цифровые технологии" 44 раза.

В 2021 году российское правительство трансформировало понятие "сквозные технологии" в "высокотехнологичные направления" (ВТН)/"высокотехнологичные области" (ВТО) - причем различия в этих понятиях не было. Однако уже весной текущего года стало известно, что правительство поручило Минцифры к 1 июня 2022 года разработать новый подход к сквозным технологиям.

https://www.comnews.ru/content/220291/2022-05-19/2022-w20/skvoznye-tekh…

Приведенная выше ретроспектива показывает эффективность развития темы "сквозные технологии". По сути, на протяжении пяти лет (если считать с момента первого упоминания) мощное движение в этом направлении сводилось к тому, что эти самые сквозные технологии появлялись, определялись, корректировались, переносились из одной программы в другую, переименовывались и снова выплывали из забытья. Неудивительно, что при таком подходе за пять лет достигнуты "грандиозные" результаты, о которых и сообщил Владимир Путин на минувшей неделе.

"Пять из 13 направлений не реализуются, по остальным реализация не достигнута у не менее чем 20% целевых показателей, и, конечно, в 2022 году эти показатели не будут достигнуты, - заявил Владимир Путин. - Скромные результаты продемонстрированы по направлениям, за которые ответственен "Ростех". Я знаю, там сейчас коллеги будут говорить "финансирования не хватает", еще что-то, но я просто констатирую сам факт, что происходит, - в том числе по проектам создания сетей пятого поколения, развитию производства оборудования для широкого внедрения интернета вещей, а проект по развитию микроэлектронной отрасли пришлось полностью перезагружать в прошлом году".

По сути, Владимир Путин признал, что работа по сквозным технологиям сделана как минимум не всеми и не до конца (если не сказать провалена полностью).

Это подтверждается и словами вице-премьера Андрея Белоусова, который на том же заседании говорил о результатах реализации технологических соглашений с компаниями-лидерами. В 2019 году правительство РФ выступило с предложением дать ряду крупных российских компаний полномочия по разработке и принятию подробных дорожных карт, предполагающих развитие высокотехнологичных направлений (тех самых сквозных технологий).

https://www.comnews.ru/content/119913/2019-05-31/lideram-biznesa-razdad…

В итоге, по словам Андрея Белоусова, за три года действия соглашений картина сложилась "достаточно пестрая и неоднозначная". Андрей Белоусов отметил, что по целому ряду направлений имеются значимые результаты в виде созданных технологий, доведенных до уровня промышленных образцов, производства новой продукции, а по отдельным из них Россия достигла паритета или занимает лидирующее положение по отношению к ведущим странам мира. К ним относится ряд технологий искусственного интеллекта, особенно в части алгоритмов, компании-лидеры - Сбербанк и РФПИ; технологии новых материалов - "Росатом"; квантовые вычисления - "Росатом"; квантовые коммуникации - РЖД; коммуникационные интернет-технологии - "Ростелеком"; генетические технологии - "Роснефть". При этом Андрей Белоусов обратил внимание, что успехи во внедрении технологий прямо пропорциональны объему ресурсов, которые компания-лидер инвестирует в развитие технологий. "В 2020-2021 годах в развитие соответствующих сквозных технологий, по данным Минэкономразвития и самих компаний, Сбербанк вложил 20 млрд руб., "Росатом" - 14 млрд, РФПИ - 3,5 млрд, РЖД - более 2 млрд. В то же время "Ростех", отвечающий за шесть направлений, вложил всего 1,1 млрд руб., а "Россети" - вообще ничего", - заявил Андрей Белоусов.

Если одни компании вкладывают достаточно сил и средств в эти самые сквозные технологии, а другие не вкладывают вообще ничего - результат придется мерять по последним, поскольку сквозные технологии как минимум взаимоувязаны и не могут эффективно развиваться друг без друга. Невозможно, например, выводить на максимальный уровень развития тот же искусственный интеллект без достаточного уровня развития технологий больших данных, беспроводной связи, виртуальной и дополненной реальности и так далее.

Проблема, однако, видится глубже, чем просто неравномерное освоение сквозных технологий и чехарда с нормативной базой, регулирующей их. Заключается она в изначально спорном выборе подхода к реализации проекта "сквозные технологии". Определив перечень направлений, государство пошло по пути закрепления за каждым из них компании-лидера, причем эти лидеры - сплошь из числа либо госкорпораций, либо компаний, имеющих значительное госучастие. А это свело работу по направлениям до уровня компетенций, имеющихся в каждой отдельной (пускай и большой) структуре. И там, где этот уровень был относительно высок или руководство засучив рукава принялось всерьез за дело, удалось добиться хоть каких-то результатов. Там же, где все было ровно наоборот, и результат получился соответствующий.

Но и работу тех, кто "дал результат", по факту нельзя назвать всеобъемлющей или по крайней мере вобравшей в себя все лучшее, что есть, во вверенном направлении. Как уже говорилось - сам подход с назначением конкретной компании ответственной за целое технологическое направление (включающее не одну и не две конкретных технологии) - накладывает ограничения.

Увидеть, проанализировать, собрать и эффективно скомпилировать все наработки и ноу-хау по определенному технологическому направлению можно только при условии, когда потоки информации пересекаются без ограничений между игроками рынка и аккумулируются на определенной нейтральной площадке, которой не нужно "давать план", она не преследует финансовых целей, а значит, нет риска, что при проработке технологических решений она будет в угоду вышеназванным причинам "задвигать" одни технологии и отдавать приоритет другим.

Кроме того, есть и иной аспект, влияющий на ситуацию. Как бы ни была хороша и компетентна компания в своей области сквозных технологий, у нее есть специфика деятельности, которая в любом случае накладывает отпечаток на то, как конкретная технология применяется. Иными словами, например, в конечном своем выражении (как готовое решение) интернет вещей для компаний топливно-энергетической сферы и для компаний из сферы ЖКХ пускай и не разительно, но отличается. И если этот интернет вещей создавала компания из сферы ЖКХ, то не факт, что он в полной мере будет подходить для ТЭК. Еще важнее то, что выделение разрозненных сквозных технологий в самостоятельные параллельные направления - концепция, тупиковость которой стала понятна еще несколько лет назад. Многие из них связаны друг с другом, а понятие "искусственный интеллект" аккумулирует едва ли не все прочие сквозные технологии.

Владимир Путин на минувшей неделе сказал, как нужно решить обнаруженную проблему с буксующими сквозными технологиями. Президент предложил закрепить за каждым направлением сквозных технологий ответственного вице-премьера и возложил распределение соответствующих функций и дальнейший общий контроль на председателя правительства Михаила Мишустина. "Считаю целесообразным за каждым направлением закрепить ответственного в ранге вице-премьера. У нас Андрей Рэмович [Белоусов] отвечает за все, за всю эту "поляну", но мне представляется целесообразным, чтобы под его руководством - и просил бы председателя правительства [М. Мишустина] потом контролировать все, что происходит, - наметили "грядку" для каждого заместителя председателя правительства. Я просил бы председателя [правительства] взять реализацию высокотехнологичных направлений на особый контроль так, как это уже произошло по проекту развития микроэлектроники. Здесь первые шаги сделаны, надеюсь, что работа пойдет более интенсивно в ближайшем будущем", - сказал президент РФ.

Спустя два дня это было озвучено уже как прямое указание подчиненным самим Михаилом Мишустиным. "За каждым высокотехнологичным направлением по инициативе главы государства будут закреплены ответственные из числа моих заместителей. Они станут курировать ситуацию в конкретных отраслях. Координировать эту работу в целом будет Андрей Рэмович Белоусов", - сказал он.

Примечательно, что премьер-министр, говоря о сквозных технологиях, отметил, что эту работу "следует перезапустить с учетом реальных потребностей экономики в нынешней ситуации", что также косвенно намекает на то, что до сего момента далеко не все было сделано правильно, ведь перезапускать обычно нужно то, что "не взлетело".

Однако и решение вопроса, которое найдено президентом РФ, едва ли приведет к тому, что направление, на которое уже пять лет тратят силы и средства, сможет качественно измениться и совершить рывок. Менять структуру контроля, не поменяв при этом концептуального подхода, не имеет смысла. Едва ли государственные компании, которые пять лет не справлялись с вверенными им сквозными технологиями, получив новых кураторов, "рванут вперед". Инновации вообще редко рождаются внутри крупных корпораций - особенно государственных. Неслучайно даже частные западные ИТ-корпорации постоянно скупают стартапы. Но вместо того, чтобы отстранить госкомпании, показавшие полную неспособность развивать новейшие цифровые технологии, государство решило еще больше усложнить административную структуру управления этими проектами. Но оттого, что к тому же "Ростеху", провалившему сразу несколько сквозных технологий, будет прикреплен наставник в лице вице-премьера, ситуация не изменится.

Огосударствление экономики, которое набирало в России обороты в последние 8-10 лет, и в мирное время приносило гораздо больше вреда, чем пользы. После звездопада зарубежных санкций, начавшегося в конце февраля этого года, выяснилось, что государственная экономика еще и очень уязвима. Если Россия действительно хочет добиться технологических прорывов, а не жонглировать бравурными словосочетаниями типа "цифровой прорыв", "сильные идеи" или "мост в будущее", ставку нужно делать на частный бизнес. Компании, которые рискуют своими, а не казенными деньгами, смогут профессионально разложить технологический паззл на элементы, привлечь лучшие силы и дать осязаемый результат.