Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Ср, 19.09.2018

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 67.75 EUR 79.17
19 сентября 2018 года, Ср

Факторы риска CDO

Влада Сюткина
корреспондент ComNews.ru
© ComNews
09.07.2018

В ряде российских министерств в этому году появятся должности заместителей министра по цифровому развитию. Такой пост - аналог должности директора по цифровизации (Chief Digital Officer, CDO), которая появляется в коммерческих компаниях. Предполагается, что заместители министра по цифровому развитию должны обладать тремя ключевыми компетенциями - управленческими, цифровыми и отраслевыми. Для того чтобы новые CDO послужили во благо, структуры, ответственные за эту идею, должны заранее продумать все до мелочей.

Известно, что появление заместителей министра по цифровому развитию предполагается в таких министерствах, как Минстрой, Минздрав, Минобразования, Минэнерго и Минтранс. Источник, знакомый с ситуацией, уточнил корреспонденту ComNews, что должности цифровых управленцев появятся в министерствах уже в июле-августе 2018 года. По его словам, в данный момент этот вопрос находится в стадии обсуждения.

Таким образом, до прихода новых заместителей министров остается не так много времени. А событие это весьма значимое в силу масштабности и уровня реализации. Появление CDO в рангах замминистра может привести как к положительным, так и к отрицательным последствиям для цифровой трансформации в России.

Цифровая трансформация - новое явление само по себе, и появление такой должности, как CDO, пока скорее экзотика, нежели общепринятый стандарт. Даже бизнес до сих пор не определился с единым видением роли и полномочий CDO. Есть даже те, кто негативно относится к появлению должности CDO: это наглядно показала дискуссия, возникшая между представителями бизнеса на конференции ЦИПР-2018 в Иннополисе. Что говорить о министерствах, в которых, в силу различных причин, все процессы происходят медленнее в сравнении с тем, что происходит в бизнесе.

Появление CDO в министерствах требует наладить целый ряд управленческих процессов, одним из таких является вопрос выстраивания схемы подчинения новых заместителей министров и их полномочий. Так, пока остается неясным, будут ли вместе с появлением CDO в министерствах переподчинены им некоторые департаменты - чтобы процессы цифровой трансформации согласовывались единолично и единственным лицом в этом процессе выступал как раз заместитель министра по цифровому развитию. В том случае, если такое переподчинение не успеют произвести, получится ситуация, когда цифровую трансформацию, которой занимаются определенные департаменты, будет очень сложно вести в едином русле.

Кроме того, возникает вопрос подчинения самих CDO в министерствах. Поскольку они будут отвечать за цифровую трансформацию, то логичным видится, что их деятельность должно курировать Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, которое активно продвигает себя в качестве основного министерства, занимающегося цифровой экономикой. Но если CDO появляется, скажем, в Минстрое или Минздраве, то у него есть и непосредственное руководство - профильный министр. В вопросе о том, кому должен подчиняться CDO, должна быть однозначная ясность, а иначе мы рискуем получить ситуацию, когда CDO в министерствах будут исполнять роль "слуги двух господ", а из этого, как правило ничего, хорошего не получается.

Другая причина, которая может повлечь за собой неблагоприятный исход скорого назначения CDO в министерствах, заключается в том, что появляются они в условиях, когда многие процессы ведутся, как говорится, по старинке (и не только в госорганах, но и во многих коммерческих компаниях) и не каждое министерство (и не каждый бизнес) готово в силу своего уклада и других факторов к цифровой трансформации. Ведь очевидно, что для достижения результата в любой области руководителю/менеджеру требуется соответствующий объект для взаимодействия. Появятся в министерствах CDO, а российским компаниям, кроме разве что крупного бизнеса, будет не до цифровой трансформации. Какого результата в области цифровой трансформации в таком случае сможет добиться новый управленец?

Отметим также, что, в отличие от бизнеса, где такие руководители появляются вследствие прямой необходимости в них, появление CDO в министерствах - указ сверху. Конечно, в случае отдельных министерств может произойти счастливое совпадение - окажется, что новый замминистра и впрямь нужен. Но в остальных министерствах его появление может повлечь за собой искусственное встраивание нового руководителя в существующую структуру. Неопределенное поле деятельности нового замминистра может вызвать конфронтацию с другими заместителями.

Негативные последствия появление CDO в министерствах может повлечь и в том случае, если к ним (как в свое время к ИТ-директорам в бизнесе) изначально не будет сформировано соответствующее отношение. То есть если к CDO не будут относиться серьезно - отдавая должное важности возглавляемого направления, ставя на равных и давая определенную свободу деятельности. Не хотелось бы, чтобы получился расклад, при котором CDO в министерстве "властвует, но не правит", просто являясь еще одной штатной единицей.

Есть и положительные моменты, которые способно привнести появление в министерствах CDO. Один из них - возможность за счет CDO гармонизировать процессы цифровой трансформации как внутри самих министерств, так и между министерствами. Кроме того, появление профильных замминистра даст точку входа и возможность диалога с властью для представителей тех компаний из курируемой министерством отрасли, которые осуществляют цифровую трансформацию.

Цифровая трансформация - процесс новый, и проторенных путей в нем нет ни в России, ни в мире. Поэтому на данном пути неизбежны ошибки, но части из них, таких как риск двойного подчинения министерских CDO (профильному министру и Минцифразу), можно избежать, если заранее продумать все важные детали.

Редколонка

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости