Закрыть и перейти на сайт ComNews.RU
Новости Редколонка Точка зрения

Вс, 18.08.2019

Полная версия сайта   

 Поиск
USD 66 EUR 73.22
18 августа 2019 года, Вс

Краудфандинг узаконили

© ComNews
25.07.2019

Государственная Дума РФ приняла в третьем чтении закон, регулирующий отношения по привлечению инвестиций юридическими лицами или ИП с помощью инвестиционных платформ, а также определяющий правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга). Как считают в экспертном сообществе, принятие законопроекта в текущем виде будет иметь негативные последствия для российских краудфандинговых платформ, поскольку документ требует от них регистрации в еще не существующем реестре операторов инвестиционных платформ Банка России.

Закон, принятый Госдумой, разработан рядом депутатов, в частности председателем Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолием Аксаковым.

Законом дается определение краудфандинга, устанавливаются требования к инвестиционной платформе, ее оператору и участникам, описывается процесс инвестирования посредством инвестиционной платформы, в том числе особенности инвестирования денежных средств в эмиссионные ценные бумаги, размещаемые с использованием инвестиционной платформы, а также устанавливаются требования к раскрытию и предоставлению информации. 

Операторами инвестиционной платформы, согласно закону, могут являться российские хозяйственные общества при условии их включения Банком России в реестр операторов инвестиционных платформ. При этом закон запрещает совмещать деятельность оператора инвестиционной платформы по организации краудфандинга с деятельностью банка либо иной деятельностью некредитной финансовой организации, за исключением деятельности организатора торговли, брокера, управляющего, депозитария или регистратора. Закон также предусматривает определенные требования к минимальному размеру собственных средств оператора инвестиционной платформы, которые сопоставимы с установленными в настоящее время минимальными требованиями для профессиональных участников рынка ценных бумаг, то есть 3 млн рублей.

Помимо того, закон предусматривает установление к руководству и участникам оператора инвестиционной платформы требований, соответствующих уже закрепленным в Федеральном законе "О рынке ценных бумаг" по отношению к профессиональным участникам рынка ценных бумаг. Также документ предусматривает определенные требования, направленные на предотвращение возникновения и управление конфликтом интересов при функционировании инвестиционной платформы.

Вместе с тем закон предусматривает несколько ограничительных механизмов в процессе инвестирования, направленных на защиту инвесторов. Что касается раскрытия информации, законом устанавливаются требования, призванные предоставить инвесторам и иным заинтересованным лицам доступ к сведениям как об операторе инвестиционной платформы и его деятельности, так и по каждому инвестиционному проекту, в который привлекаются инвестиции посредством инвестиционной платформы. При этом указанная информация, раскрываемая на сайте оператора информационной платформы, должна быть ясной и доступной для понимания лицами, не являющимися квалифицированными инвесторами.

Закон также предлагает использовать наряду с традиционными формами, закрепляющими правоотношения между инвесторами и лицами, привлекающими инвестиции, такую новую форму, как приобретение токенов инвестиционного проекта, обозначающих определенные имущественные права, которые записываются на имя инвесторов в распределенной базе данных. Для заключения и исполнения договоров между инвесторами и лицами, привлекающими инвестиции, законопроект позволяет использовать смарт-контракты. При этом определение "токенов" и "смарт-контракта" законом предполагается дать в отдельном федеральном законе.

Как указывается в пояснительной записке к закону, документ следует в русле подходов к регулированию краудфандинга, выработанных опытом развитых правопорядков, выражающихся, прежде всего, в том, что регулируются только те виды краудфандинга, которые связаны с получением инвестором финансового результата на вложенные инвестиции, и не регулируются виды, связанные с безвозмездной передачей средств.

Говоря с корреспондентом ComNews о принятом законе, аналитик компании Zichain Арсений Бессмертных отметил, что документ вызывает множество вопросов даже на концептуальном уровне. "При определении предмета регулирования закона авторы определяют краудфандинг как "отношения по привлечению инвестиций юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями". Отдельно указывается, что сфера его действия "не распространяется на отношения, связанные с пожертвованиями имущества". Краудфандинг - это поддержка проектов со стороны их конечной аудитории. Бэкеры проекта осуществляют его финансовую поддержку на безвозмездной основе или за определенные награды - как правило, приоритетный доступ к разрабатываемому товару, услуге или художественному произведению", - указал Арсений Бессмертных.

Он также добавил, что правила большинства краудфандинговых платформ вроде Kickstarter однозначно указывают на то, что ими нельзя пользоваться для привлечения инвестиций в акционерный капитал. "Для этого существуют проекты в области краудинвестинга (equity crowdfunding), которые являются лишь относительно небольшой нишей в индустрии краудфандинга. Мне не известно ни об одном крупном российском проекте в этой области. Назвав закон "О краудфандинге", его создатели при этом исключили из сферы его регулирования 99% краудфандинговых проектов", - указал Арсений Бессмертных.

При этом он отметил, что важнейшей целью любого регулирования в области краудфандинга должна быть защита потребителей, осуществляющих финансовую поддержку проектов. "Принятый закон вместо этого содержит положения, предоставляющие Банку России право ограничить максимальный объем средств, который может быть инвестирован через краудфандинговые платформы лицами, не являющимися квалифицированными инвесторами и ИП. Это беспрецедентное по своему характеру ограничение прав граждан - ни один класс финансовых активов на сегодняшний день не имеет подобного "максимального порога" для инвестирования. Кроме того, контроль за соблюдением этого требования возлагается на операторов краудфандинговых платформ - не очень понятно, как они смогут его осуществлять на практике", - заметил Арсений Бессмертных.

Помимо того, он обратил внимание, что закон также затрагивает и рынок криптовалют, относя к краудфандингу приобретение "токенов инвестиционных проектов". "Судя по всему, речь идёт о регулировании так называемых security tokens. В этом заключается главный недостаток закона - он стремится создать отдельную систему регулирования для альтернативных способов привлечения инвестиций, хотя более разумным было бы просто определить те условия, при которых на подобные правоотношения будет распространяться законодательство о ценных бумагах. Например, в США на выпуск секьюрити-токенов распространяются общие правила эмиссии ценных бумаг. Аналогичный подход используется и для краудфандинговых кампаний, направленных на сбор более $1 млн", - отметил Арсений Бессмертных.

Принятие закона, по его мнению, будет иметь негативные последствия для российских краудфандинговых платформ, поскольку требует от них регистрации в пока не существующем реестре операторов инвестиционных платформ Банка России. "Без этого они не смогут использовать в рекламе и на своих сайтах слово "краудфандинг" и производные от него. Поскольку понимание этого термина у авторов закона отличается от общепринятого, это может создать проблемы при имплементации данного нормативного акта. На рынок криптовалют закон в текущей редакции не повлияет никак, поскольку не дает определений используемым терминам "токен" и "смарт-контракт" - авторы исходят из того, что данные определения будут даны в специальном законе о криптовалютах", - указал Арсений Бессмертных.

Преподаватель департамента финансовых рынков и банков Финансового университета при правительстве РФ Илья Бутурлин в разговоре с корреспондентом ComNews заметил, что закон в нынешней редакции требует существенных доработок. "В первую очередь они касаются защиты прав инвесторов, должны быть четко определены требования к раскрытию информации краудфандинговыми проектами. Инвесторы должны обладать достоверной информацией о собственниках и бенефициарах проекта, привлекающего деньги, юридических документах проекта, долговых обязательствах и иных существенных фактах, влияющих на финансовое состояние проекта. Ничем не ограничивается доходность, предлагаемая инвесторам, мы можем стать свидетелями большого количества фирм-однодневок, взявших на себя многомиллионные обязательства перед инвесторами", - указал Илья Бутурлин.

При этом он добавил, что законодатель также не предусмотрел в законе возможность использования эскроу-счетов для платформ. "Инвестиции хранятся на специальных счетах до момента готовности проекта. Проект будет осуществлять деятельность за счет собственных средств или кредитных. Если проект не будет реализован - деньги с эскроу-счета будут возвращены инвестору. Такая система применяется самой популярной краудфандинговой платформой в Юго-Восточной Азии - сингапурской Coassets.Com. Хотя это эффективный инструмент, зарекомендовавший себя во всем мире", - заметил Илья Бутурлин.

Что касается последствий закона, он отметил, что, во-первых, документ привлечет новых инвесторов для краудфандинговых проектов, расскажет людям об альтернативных банковских инструментах инвестирования. "Если в России количество площадок не превышает 30 штук, то в мире их несколько тысяч, и благодаря СМИ люди узнают о них. Например, в Европе существует несколько десятков площадок, которые позволяют инвестировать в коммерческую недвижимость от 500 евро. Это уникальная возможность для рядовых инвесторов, так как без краудфандинга получать доход от коммерческой недвижимости могли только очень богатые инвесторы. Доходность по таким проектам составляет более 5% годовых в валюте, инвесторы получают право долевой собственности и защищены законодательством Европейского союза", - проинформировал Илья Бутурлин.

Он также обратил внимание на то, что инвестиции в краудфандинговые проекты позволяют инвесторам диверсифицировать риск и получать дополнительный доход, участвовать в глобальных коммерческих проектах, получать доход, выше, чем у банковского депозита, поддерживать социально значимые проекты, творческие коллективы или технический прогресс.

"Во-вторых, благодаря закону, бизнес, в условиях дефицита ликвидности, узнает об альтернативном способе привлечения финансирования. Механизм привлечения инвестиций с помощью краудфандинга более выгоден, по сравнению с классическими способами финансирования экономики в силу прозрачной и короткой по времени процедуры добавления проекта на площадку, возможности быстро рассказать о своем проекте и выйти на международный или локальный рынок без необходимости залогового обеспечения, но с наличием возможности самостоятельно установить минимальный и максимальный объем привлекаемых инвестиций", - отметил Илья Бутурлин.

Относительно объема рынка краудфандинга в России и мире он сказал следующее: "На сегодняшний день существует более 2000 краудфандинговых площадок по всему миру. Например, Kickstarter или Indiegogo - одни из самых больших и известных международных площадок, которые позволяют проектам получить финансирование, поддержку и рассказать о своей идее огромному количеству инвесторов со всего мира. Каждый проект самостоятельно устанавливает объем необходимых инвестиций, период, в течение которого он их собирает, делает описание проекта и обоснование, для чего ему необходимы деньги.  С 2008 г. проведено свыше 450 тыс. краудфандинговых компаний, из них действующими на сегодняшний день являются не более 1%".

Вместе с тем Илья Бутурлин отметил, что с каждым годом количество проектов, профинансированных с помощью краудфандинга, растет. "Самыми большими рынками являются США и Китай. Общий объем финансирования, привлеченного проектами с помощью краудфандинга, достиг $6,923 млрд в 2019 г. В России в 2018 г. объем рынка краудфандинга составил 14 млрд руб., а в 2019 г. составит 16 млрд руб. По прогнозу Банка России, через пять лет объем сделок на рынке краудфандинга вырастет до 1 трлн руб. в год", - указал Илья Бутурлин.

Генеральный директор ООО "Иволга Капитал" Андрей Хохрин, беседуя с корреспондентом ComNews, обратил внимание на то, что закон посвящен не столько краудфандингу, сколько краудинвестингу, поскольку регулирует привлечение средств исключительно на инвестиционные цели, тогда как посредством краудфандинга в основном финансируют некоммерческие проекты. "ICO в России будет разрешено осуществлять посредством оператора инвестиционной платформы, который должен получить аккредитацию в ЦБ и контролироваться им под страхом лишиться аккредитации, но тут существует законодательный казус - платформы для осуществления краудфандинга уже существуют, однако они не инвестиционные, а технологические", - заявил Андрей Хохрин.

При этом он отметил, что ни одна из этих платформ не может стать инвестиционной с точки зрения закона, согласно которому привлечение инвестиций должно производиться только безналичными денежными средствами, которые должны зачисляться на номинальный счет, открытый оператору инвестиционной платформы. "А это технически невозможно, потому что на этих платформах инвестиции можно производить с помощью криптовалют. Для урегулирования этой проблемы нужно принятие новых специальных актов. Если эти казусы будут исправлены, принятие закона должно будет помочь развитию краудфандингового финансирования стартапов в России, так как создает гарантии для инвесторов и вместе с тем вводит достаточно серьезные ограничения для обеспечения безопасности, честности и прозрачности процесса", - указал Андрей Хохрин.

По мнению аналитика ГК "Финам" Леонида Делицына, принятый закон создает базу для работы на рынке крупных игроков и в первую очередь банков. "В прежние годы лишь небольшое число проектов индустрии было создано банками - например "Поток" Альфа-Банка, - а основная масса проектов, которых насчитывают более 30, - это, по сути, стартапы. Активное продвижение краудфандинга крупными банками позволит рынку сохранить высокие темпы роста в течение трех-пяти лет", - заявил Леонид Делицын, добавив, что, согласно данным Центрального банка, объем рынка краудфандинга в прошлом году составлял от 13 млрд до 15 млрд руб. "При этом сохранялись высокие темпы прироста - около 40%. Основная доля рынка приходилась на краудлендинг, когда предприятия берут заем, менее значительная - на краудинвестинг, когда инвесторы получают долю в предприятии. Оптимистические прогнозы объема рынка краудлендинга по итогам 2019 г. составляют 22 млрд руб., а краудинвестинга, где ожидается наиболее быстрый рост, - 4,7 млрд руб. Высокие темпы прироста сохранятся и в следующем году, когда совокупный рынок может приблизиться к 40 млрд руб. Поскольку весь рынок кредитования малого и среднего бизнеса оценивают в 7 трлн руб., потенциал роста, безусловно, очень высок и допускает сохранение высоких темпов роста в течение нескольких лет", - заявил Леонид Делицын.

Аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК "Фридом Финанс" Александр Осин, говоря об объеме рынка краудфандинга в России, также сослался на данные Центрального банка: "По оценкам ЦБ РФ, за 2018 г. объем рынка краудфандинга превысил 15,2 млрд руб., увеличившись на 34%. Для справки, размер этого рынка в 2017 г. составил 11,2 млрд руб., что почти в два раза больше, чем в 2016 г. (6,2 млрд руб.), и в 7,5 раза больше, чем в 2015 г. (1,5 млрд руб.). С учетом тенденции замедления темпов роста, наблюдавшейся в последние несколько лет в этом сегменте, его текущий размер составляет приблизительно 16,5 млрд руб.", - заявил Александр Осин.

Отметим, что ряд других опрошенных ComNews экспертов в своих оценках объема рынка краудфандинга в России также ориентируются на данные ЦБ. 

Владелец юридической компании "Катков и партнеры" Павел Катков в беседе с корреспондентом ComNews обратил внимание на то, что закон призван упорядочить рынок краудфандинга в России. "Теперь платформы должны будут соотносить свою деятельность с его положениями. Если раньше ты просто создавал площадку и собирал средства, то теперь ты идешь к юристу, все делаешь по этому закону и собираешь средства. Так, например, в п.2 ст.4 перечислено, что должны включать в себя правила площадки, и они должны будут этой норме соответствовать. Кому-то это покажется избыточным регулированием. Однако нужно понимать, что речь идет о сборе средств с населения, а к этому во всем мире относятся очень строго. Ведь это, по сути, фондовый рынок, предмет регулирования ранее ФСФР, а ныне - поглотившего его в качестве мегарегулятора ЦБ РФ. Не секрет, что, например, в США, очень серьезно защищают права частных акционеров - ведь они в сумме дают колоссальные инвестиции бизнесу. И, кстати, там же фондовый регулятор зорко следит за этим рынком, хоть он и цифровой", - отметил Павел Катков.

Что касается плюсов и минусов принятого закона, то их, по мнению Павла Каткова, должна выявить практика применения документа. "Например, такой правовой институт, как договор об оказании услуг, регулируется всего лишь несколькими статьями ГК РФ, а работает десятилетиями", - заметил Павел Катков.

Управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo Алексей Сулин в беседе с корреспондентом ComNews констатировал тот факт, что краудфандинг, как способ привлечения инвестиций, уже давно требовал принятия специального закона. "Принятый закон является важным с точки зрения устранения пробелов регулирования. Однако закон содержит важный недостаток: в нем не дается четкого ответа на вопрос о действии данного закона в пространстве. Другими словами, если мы говорим о действии закона на территории Российской Федерации, мы должны понимать, что это означает применительно к интернету. Так, оператором краудфандинговой платформы может быть хозяйственное общество, созданное в соответствии с российским законодательством и включенное Банком России в реестр операторов. Лицо, привлекающее инвестиции, должно быть либо российским юридическим лицом, либо индивидуальным предпринимателем", - отметил Алексей Сулин.

При этом он добавил: "Означает ли это, что любая иностранная краудфандинговая площадка может быть заблокирована для российских пользователей, поскольку не отвечает требованиям российского закона и в то же время доступна для использования российскими пользователями интернета? Либо же соответствующий ресурс обязательно должен быть на русском языке? Или речь идет о традиционно российских доменных зонах .ru, .su и .рф? Вероятно, в подобных случаях имеется в виду доступ к тому или иному интернет-ресурсу с территории России, но тогда после вступления закона в силу любая краудфандинговая площадка мира становится автоматически нелегальной для российских пользователей, и Роскомнадзор должен заблокировать их все без исключения. Несмотря на актуальность вопроса о территории действия закона в сфере интернета, законодатель последовательно обходит эту тему стороной".

Управляющий партнер юридической компании "Зарцын и партнеры" Людмила Харитонова обратила внимание корреспондента ComNews на то, что в настоящее время краудлендинговые платформы активно работают и уже имеют положительную судебную практику. "Поэтому новый закон скорее создает препятствия для входа на рынок новых игроков и заставляет текущие проекты нести дополнительные обязанности. Теперь все операторы краудфандинговых платформ должны будут войти в реестр ЦБ, при этом оператор такой площадки становится субъектом 115-ФЗ, а значит, должен идентифицировать инвесторов и лиц, привлекающих инвестиции, а также сообщать в Росфинмониторинг о сомнительных операциях. Это само по себе заставляет площадки нести ряд организационных и финансовых обязательств. Например, провести обучение сотрудников, подключиться к системе Росфинмониторинга. Следует отметить, что идентификация - это процедура, которая для онлайн-проектов имеет ряд особенностей. Так, упрощенная идентификация возможна, только если сумма инвестиции не превышают 100 тыс. руб. Свыше этой суммы упрощенную процедуру провести нельзя. На наш взгляд, это требование излишнее - ведь инвесторы перечисляют деньги с текущих счетов, значит, их уже идентифицировал банк при открытии счета и карты", - указала Людмила Харитонова.

При этом она добавила, что законом вводится ограничение на общую сумму инвестирования одним инвестором. "Это значит, что операторы должны будут каким-то образом узнавать, сколько инвестор инвестировал за год на всех платформах. Операторам придется пересмотреть свои договорные модели и заключить договоры которые предусмотрены законом, - договоры оказания услуг по содействию в инвестировании и услуг по привлечению инвестиций с использованием инвестиционной платформы. Хотя, на наш взгляд, речь должна идти скорее о лицензионном договоре. Обращает на себя внимание и то, что, согласно закону, инвестиции, выдаваемые в форме займа, должны теперь проходить только через номинальный счет. Таким образом, операторы, которые работают по агентской схеме через расчетный счет, должны будут теперь открывать номинальные счета", - заметила Людмила Харитонова.

Что касается недоработок закона, она сказала следующее: "Остался открытым вопрос с НДФЛ. Так как заемщик является налоговым агентом, то у него возникает с этим масса проблем - ведь инвесторов много и суммы у каждого совсем маленькие чаще всего. На стадии обсуждения предлагалось отдать уплату НДФЛ инвесторам, но этот вопрос законодатели не отразили в законе".

При использовании материалов ссылка на ComNews обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ от 8 декабря 2006 г.
Эл № ФC 77-26395

РекламаПисьмо в редакциюО насAbout us
Новости