Точка зрения / декабрь 2019
Облагать ли ВОЛС налогом на имущество?

Наталья Коваленко,  партнер и руководитель телекоммуникационной группы "Пепеляев Групп"
Наталья
Коваленко

партнер и руководитель телекоммуникационной группы "Пепеляев Групп"
09.12.2019

Для решения вопроса об уплате либо неуплате налога на имущество с волоконно-оптической линии связи (ВОЛС) или ее отдельных объектов, необходимо определить, являются ли эти объекты движимым или недвижимым имуществом.

Движимое имущество, принятое на учет c 1 января 2013 года в качестве основных средств, было освобождено от уплаты налога на имущество до 1 января 2019 года. После этой даты движимое имущество вообще перестало быть объектом налога на имущество, а значит, и облагаться этим налогом. В результате возникли налоговые споры о квалификации имущества в качестве движимого/недвижимого. Налогоплательщики пытаются доказать, что имущество, которое они традиционно считали движимым, не перестало таковым являться с момента появления налоговых преференций. Споры о квалификации коснулись трубопроводов, линий электропередачи, тепловых электростанций, производственного оборудования, смонтированного на фундаменте внутри цехов, заборов, асфальтированных площадок, световых конструкций на зданиях, и прочих объектов.

Операторы связи не остались в стороне от вопроса о квалификации профильных для своего бизнеса объектов, который приобрел актуальность в свете текущих судебных споров об уплате налога на имущество. Отрасль связи во многом регулируется специальными нормами. Вопрос о том, считать ли движимым/недвижимым имуществом линейно-кабельные сооружения (ЛКС), был урегулирован постановлением правительства РФ от 11.02.2005 №68. В этом нормативно-правовом акте зафиксировано, что ЛКС представляют собой совокупность разнородных недвижимых вещей, технологически образующих единое целое, соединенных являющимся движимым имуществом физическими цепями (кабелями), и кадастровый учет и государственная регистрация могут быть осуществлены как для единого недвижимого комплекса. Также ЛКС признается объект недвижимости, созданный или приспособленный для размещения кабеля связи, функционально и технологически не взаимосвязанный и не образующий единое целое с другими сооружениями связи.

Прямо в качестве объектов недвижимости в постановлении названы кабельная канализация, наземные и подземные сооружения специализированных необслуживаемых регенерационных и усилительных пунктов, кабельные переходы через водные преграды, закрытые подземные переходы (проколы, микротоннели, коллекторы).

Суды, поддержавшие пере­квалификацию имущества из движимого в недвижимое, вслед за налоговыми органами исходили из того, что любые технологически связанные между собой объекты являются недвижимостью или единым недвижимым комплексом (например, дело ООО "ЛУКОЙЛ-Волго­град­нефте­пере­работка" №А40‑176218/2017 в отношении трубопроводов и газоходов). Исходя из правоприменительной практики, несложно предположить, что аналогичная логика о технологической связанности объектов может быть применена налоговыми органами и к ВОЛС.

Некоторый "просвет" в этом вопросе для налогоплательщиков возник после принятия Верховным Судом РФ определения от 12.07.2019 по делу ЗАО "Лесо­завод 25" №А05‑879/2018 в отношении оборудования линии по производству древесных гранул. При квалификации имущества суд предложил оценивать такие параметры, как самостоятельное предназначение и возможность самостоятельного использования объекта, а не только его связанность со зданием цеха и другими объектами производства, а также наличие общего фундамента. Еще одним критерием для оценки стало отнесение объектов в соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов к самостоятельной группе основных средств. Расходы на демонтаж оборудования, по мнению суда, автоматически не презюмируют несоразмерный ущерб. Верховный Суд РФ направил дело на новое рассмотрение, и хотя итоговое решение можно прогнозировать, полной уверенности в повороте практики в пользу налогоплательщиков нет.

Иллюстрацией этого служит решение Арбитражного суда города Москвы по делу ПАО "Орскнефтеоргсинтез" №А40‑85398/19‑20‑1574, принятое после появления позиции Верховного Суда РФ, в котором суд "возвращает" внимание к критериям, предложенным для квалификации имущества в гражданском обороте (непосредственная и опосредованная связь с землей, определение несоразмерности ущерба имуществу через расходы на его возможное перемещение).

Ранее вопрос о квалификации ВОЛС в качестве движимого/недвижимого имущества возникал только в судебных спорах о регистрации права собственности с Росреестром. Единственный налоговый спор, завершившийся в 2019 году постановлением суда кассационной инстанции не в пользу налогоплательщика, касался признания ВОЛС недвижимым имуществом только в силу того, что налогоплательщик не отразил в учете объекты незавершенного строительства и не уплатил с них налог на имущество. Какие-либо аргументы об основаниях признания ВОЛС недвижимым имуществом в судебных актах по делу А32‑38832/2018 отсутствуют.

Экспертный совет Федеральной налоговой службы России также не оставляет без внимания "операторские объекты" (и не только ВОЛС), в связи с чем в настоящее время перед налоговыми органами и операторами стоит задача в выработке единого подхода и критериев классификации "связного" имущества.