Редколонка / сентябрь 2020
Цифровая трансформация оказалась не высшей математикой

Леонид
Коник

главный редактор ComNews
© ComNews
21.09.2020

Пандемия коронавируса заставила все подразделения нефтегазовых компаний применять цифровые технологии. По прошествии короткого времени многие руководители основного бизнеса осознали, что цифровая трансформация, о которой им твердили на протяжении нескольких лет, является предметом близким и осязаемым. А главы цифровых и ИТ-блоков начали выдвигать практические идеи по изменению различных систем и бизнес-процессов с горизонтом реализации от недель до нескольких месяцев. Подход к цифровой трансформации как к сложному и многолетнему (а то и бесконечному) процессу, требующему огромных затрат и не гарантирующему успешных результатов, ушел в прошлое или, как минимум, надолго отведен на запасной путь.

Эти выводы можно сделать из состоявшегося в конце прошлой недели форума Smart Oil & Gas 2020, который 6-й год подряд проводила Информационная Группа ComNews (в этом году мероприятие впервые прошло в онлайн-формате). Официальный сайт форума: oil-gas.digital

Выступая в открывающей пленарной дискуссии форума, начальник управления информационных технологий ПАО "Сургутнефтегаз" Ринат Гимранов сказал: "Новая тенденция, которую я отмечаю, - упрощение взгляда на цифровизацию: если раньше к ней приглядывались как к чему-то неведомому (цифровые двойники, цифровой след, виртуальная реальность и проч.), то теперь она ассоциируется со Skype, Zoom, Teams. И все менеджеры стали говорить, что цифровизация - это просто". Это, конечно, упрощенный взгляд, но он позволяет вовлекать в цифровые проекты даже тех, кто противился внедрению новых технологий вплоть до недавнего времени.

Красной нитью через два дня форума Smart Oil & Gas 2020 прошла мысль о том, что для компаний недостаточно внедрить технологии и запустить информационные системы - нужно, чтобы их использовали в бизнес-процессах, чтобы менеджеры бизнес-подразделений и конечные исполнители ими владели. В частности, эту мысль лаконично сформулировал руководитель центра стратегии и развития производства ООО "Газпромнефть-Нефтесервис" Владимир Чижиков: "Формула пользователя цифровых продуктов - "Я хочу, знаю, умею и применяю". И ни один из четырех пунктов не должен выпадать". Также представители нефтегазовых компаний буквально в один голос подчеркивали, что за последние несколько лет в них было внедрено так много цифровых систем и технологий, что нужно не гнаться за запуском новых, а добиться повсеместного и эффективного применения того, что уже имеется. Соответственно, ИТ- и цифровым подразделениям нефтяных и газовых компаний разумно сфокусироваться на развитии и сопровождении уже внедренных технологий и систем. Начальник департамента ИТ, автоматизации и телекоммуникаций ПАО "Газпром нефть" Антон Думин начал свое выступление на Smart Oil & Gas 2020 именно с этого: "Форум в онлайн-формате - это респект технологиям, в том числе и отечественным".

Продвинутые CIO и CDO нефтегазовых компаний озабочены тем, как сделать умными рабочие места сотрудников, работающих удаленно. Эта задача вытекает из того, что коронавирус оказался намного серьезнее, чем какая-нибудь эпидемия гриппа, и большинство компаний решили вывести на удаленный или как минимум гибридный режим работы добрую половину сотрудников. "Проблема - в программной части создания удаленного рабочего места, чтобы сотрудник имел полноценный доступ ко всем приложениям и возможность быстрого переключения между ними. Мы планируем поработать над концепцией умного рабочего места - сейчас собираем для этого обратную связь по потребностям от коллег - из геологической службы, технологических структур, НПЗ, заправок), - и будем думать о комплексном решении", - рассказал на форуме Smart Oil & Gas 2020 директор департамента цифровых технологий и инноваций сербской нефтяной компании Naftna Industrija Srbije a.d. (NIS) Николай Залевский.

В том же направлении движется и "Зарубежнефть". "Пользователю нужно удобство - понятный интерфейс, мобильность - доступность всех ресурсов из любой точки - и безопасность. Нам требуется система объединенных коммуникаций, которая должна включать и телефонию, и ВКС, и даже мессенджеры. В обиходе мы используем мессенджеры типа WhatsApp, но в идеале сотрудники должны применять только то ПО, которое стоит на балансе у компании", - высказал мнение начальник управления информационных технологий АО "Зарубежнефть" Владимир Курицин.

Новые подходы к организации удаленных рабочих мест создают и разработчики технологий, в частности японская фирма Ricoh. По словам руководителя департамента офисных сервисов Ricoh Rus Андрея Буркина, эта фирма выдвинула концепцию "рабочее место как сервис" (WaaS) и готовится предоставлять в аренду всю необходимую пользователю технику. Кроме того, Ricoh придумала идею "мобильный коворкинг как сервис" и полагает, что может обеспечивать создание таких временных рабочих мест на любых общедоступных объектах (вплоть до АЗС).

Удаленная работа и необходимость постоянной связи с коллегами либо контрагентами заставляет по-новому взглянуть на комнаты дома и в офисе. "Каждое помещение в офисе или дома - это потенциальная комната для видеоконференцсвязи", - сформулировал это новое видение менеджер по работе с заказчиками Logitech Константин Ишмамедов. А Сергей Гринченко, системный инженер в России и СНГ компании Poly (так именуется объединение фирм Polycom и Plantronics), указывает, что критически важно обеспечить непрерывность рабочих процессов при работе из дома и в офисе.

Такую непрерывность, несомненно, обеспечивают облачные технологии и виртуализация, но до недавних пор российские нефтегазовые компании сторонились облаков по соображениям информационной безопасности. Но на форуме Smart Oil & Gas 2020 Антон Думин сообщил, что "Газпром нефть" переходит от IaaS к частному облаку, так как это ускоряет выделение инфраструктуры, а также позволяет развивать цифровые платформы на опережение. Отрицание облаков оставили в прошлом и другие компании отрасли: к примеру, "Зарубежнефть" начинает пилотный проект по облачным решениям (также на основе частного облака).

Пандемия привела к тому, что нефтегазовые компании задумались даже об удобстве ИТ-сервисов для внутренних пользователей и уровне юзабилити информационных систем. "Когда сотрудники разъехались из офисов по домам, они начали применять всевозможные ИТ-сервисы - из тех, что называют Shadow IT, и было сложно контролировать, кто чем пользуется. Мы столкнулись с тем, что часть корпоративных сервисов оказались не столь удобны или не покрывали весь функционал, который требовался бизнесу, - и нам пришлось догонять. Сейчас практически все сервисы, которые применяют наши пользователи, - корпоративные", - рассказал на форуме Smart Oil & Gas 2020 Андрей Мухортов, начальник ИТ-управления Gazprom EP International (реализует все upstream-проекты ПАО "Газпром" за пределами России).

Еще дальше в этом вопросе пошла компания "Газпром экспорт". "Среда из ИТ-систем, в которую оказался погружен сотрудник, не выпускает его в течение всего дня. Поэтому требования к юзабилити - UX (user experience - пользовательскому опыту), UI (user interface - пользовательскому интерфейсу) - резко возрастают. И мы уже отказываемся от запуска новых ИТ-проектов, если в команде нет специалистов по UX/UI. Важно на каждом шаге работы со всеми системами, включая и прикладные, и коммуникационные, обеспечить сотрудникам положительный эмоциональный отклик", - заявил начальник управления информационных технологий ООО "Газпром экспорт" Анатолий Чекмарев.

С виртуальной трибуны форума Smart Oil & Gas 2020 Анатолий Чекмарев поделился еще несколькими революционными взглядами. "Концепция систем электронного документооборота (ЭДО) себя изжила, - сказал он. - Такие продукты, как JIRA (веб-система управления проектами и задачами) и Confluence (пространство для командной работы, удобное для распределенных команд), разработанные австралийской фирмой Atlassian, полностью перекрывают функционал систем ЭДО. За гораздо меньшие деньги JIRA дает инструменты для совместной работы, управления задачами и отслеживания активности сотрудников, а также для оценки плановой и фактической трудоемкости, чего в системах ЭДО нет. Confluence также дает гораздо большую гибкость в управлении контентом документов - и гипертекст, и встроенный поисковый механизм от Elasticsearch, и возможность создания гибких схем документов, и использование в качестве портала. Так что новые проекты по внедрению ЭДО можно поставить под большое сомнение".

Еще одно уникальное наблюдение Анатолия Чекмарева связано с ролью мессенджеров в реагировании на инциденты: "При обработке инцидентов для нас на первое место вышел такой канал связи, как мессенджер - где-то публичный, где-то внутренний. Корпоративный портал, колл-центр и телефон для этих целей - вчерашний день: оперативное реагирование дает только мессенджер. А в пандемию применение мессенджеров и вовсе сработало на ура, так как сотрудники, разъехавшись по домам, поначалу потеряли доступ к традиционным каналам".

Можно с уверенностью утверждать, что пандемия коронавируса сбила с цифровой трансформации ореол высшей математики и таинства, доступного только продвинутым и избранным. Все нефтяные и газовые компании осознали, что речь идет просто о применении цифровых технологий всеми сотрудниками для удобства, скорости и гибкости ведения бизнеса. В свою очередь, это позволяет компаниям получать данные о физических процессах и управлять физическими объектами в реальном масштабе времени, а также все чаще обеспечивать принятие и исполнение решений без участия человека. С этим "земным" пониманием участники рынка однозначно смогут получить максимум пользы из тех технологий и ИТ-систем, которые они уже внедрили.

Это позволит нефтегазовым компаниям в России преодолеть кризис на глобальном рынке углеводородов, где сильно просели и цена, и спрос. По данным на 17 сентября - первый день форума Smart Oil & Gas 2020, - биржевая стоимость барреля российской нефти сорта Urals составила $39,45, тогда как в сентябре 2019 года его средняя цена была $61,13 (в сентябре 2018-го - и вовсе $78,13 за баррель). А 2 апреля 2020 года цена барреля Urals проваливалась до $16,55. Министр энергетики РФ Александр Новак, выступая 4 сентября на виртуальном саммите GMIS2020, спрогнозировал, что мировой спрос на нефть в 2020 году снизится на 9-10 млн баррелей в сутки относительно уровня 2019 года (в предыдущие годы мировое потребление нефти составляло около 100 б/с).