Редколонка / апрель 2021
Бери готовое и иди дальше

Ан­на
Сап­ры­кина

корреспондент ComNews.ru
© ComNews
26.04.2021

Если российские разработчики программного обеспечения будут ориентироваться не на глобальный рынок и создание уникальных продуктов, а на клонов известных западных пакетов, то им не помогут никакие протекционистские меры и импортозамещение внутри страны. На эти мысли наталкивает конференция "Российское ПО - драйвер развития цифровой образовательной среды", прошедшая на минувшей неделе.

Напомним, что ранее правительством приняты два пакета мер для поддержки отечественной ИТ-отрасли. Таким образом были запущены механизмы финансового стимулирования разработки и внедрения отечественных ИТ-продуктов: по итогам 2020 года на их разработку и внедрение выделено 6,9 млрд рублей в виде грантов. Поддержку получили более 300 проектов.

Но тема импортозамещения ПО в сфере образования вызывает множество вопросов. О чем, в частности, свидетельствует выступление на упомянутой конференции представителя школьной среды - учителя информатики. Учитель рассказывал, как дети не хотят изучать отечественный софт, понимая, что завтра они придут куда-то работать и этот навык им не пригодится. Подобно тому, как в 1990-е годы в РФ стали появляться иномарки с автоматической коробкой передач и никто уже не хотел сдавать экзамены в автошколах на "Жигулях" с "ручкой".

С тем, что меры по импортозамещению вызывают вопросы, соглашаются и сами инициаторы процесса. Так, директор Центра по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий (ЦКИКТ) Илья Массух признал, что многие типы зарубежного ПО лучше, чем российские продукты, при этом он указал, что у первых были десятилетия для развития. "Меня не нужно убеждать, что Windows лучше, чем какое-то отечественное ПО. Я это и так знаю, но они уже развиваются 30 лет с помощью обратной связи от нас, пользователей. Потому важно начать пользоваться отечественным ПО и передавать обратную связь разработчикам. Уверяю вас, что наши разработчики в большинстве своем очень восприимчивы и к критике, и к практике использования. Заставить что-то поменять Microsoft в угоду нашему образованию или медицине просто нереально. А попросить российских разработчиков сделать какую-то адаптивную систему - вполне возможно", - говорит Илья Массух. В то же время он отмечает, что программное обеспечение, которое используется в ЕГЭ, базируется на Windows, но уже до конца года данная платформа должна перейти на отечественное ПО.

Однако далеко не факт, что можно решить все проблемы с отечественным софтом только путем обратной связи, которую почему-то должны давать пользователи - вместо того чтобы оперативно решать профессиональные задачи с помощью нового ПО. Стремление запретить Windows в школах и выдача грантов на создание локальных программных суррогатов уничтожает конкурентную среду, а следовательно, и конкурентоспособность создаваемого продукта, так как при гарантированном заказе разработчикам нет смысла особенно вкладываться в качество продукта.

Протекционистским мерам можно противопоставить пример фирмы Apple. Когда-то эта относительно небольшая в те времена компания смогла практически монополизировать всю систему американского образования и таким образом заполучить приличную долю рынка, потеснив компьютеры PC. И все это рыночным, а не протекционистским путем. Для этого Apple стала поставлять свои компьютеры в школы и университеты. Постепенно школьники и дома стали пользовать Macintosh, потом они приходили в университет, и там был уже знакомый им компьютер Mac. А дальше очевидно, что если ты вырос в школе с Mac, в университете учился на Mac, то потом покупаешь себе такой же компьютер. Однако это возможно только при условии наличия качественного продукта.

По всей вероятности, полный запрет на зарубежное ПО в российской системе образования приведет только к тому, что плохо станет всем: школьники будут отбиваться от отечественного софта, понимая его неконкурентоспособность, а разработчик не будет иметь достаточных стимулов, чтобы сделать продукт качественным, так как российский рынок мал и закрыт. Кроме того, с приходом пандемии стало понятно, что онлайн-образование теперь будет нашим постоянным спутником. Идея полного перевода школ на отечественное ПО в недавнем прошлом имела право на жизнь: тогда дети учились только в стенах школы. Пандемия показала, что школьники как минимум периодически будут учиться удаленно. А так как школа не выдает ученикам компьютеры на дом и их покупают родители, очевидно, что ни один здравомыслящий человек не пойдет покупать ноутбук с отечественной операционной системой (хотя бы только потому, что такие продукты не известны массовому пользователю). Можно, конечно, прибегнуть к крайним протекционистским мерам и обязать родителей покупать для учеников компьютеры "установленного образца", подобно унифицированной школьной форме в Советском Союзе, однако не верится, что до этого дойдет.

Тем не менее для российских разработчиков останется работа, даже при условии конкуренции с зарубежным ПО. И это также показала пандемия. С внезапным переходом на дистанционное обучение и учителя, и ученики осознали потребность в отечественных образовательных платформах, хотя речь об этом вели уже лет 10 назад. Вот здесь бы и пригодились локальные разработки, в том числе с пресловутым искусственным интеллектом - для проверки сочинений или задач, например.

Глупо пытаться сделать другой Windows или Office, потому что это заведомо обречено на провал. Microsoft потратил более 35 лет и миллиарды долларов на разработку этих продуктов, которые не просто так стали де-факто мировым стандартом. "Зачем же обдумывать обдуманное? Бери готовое и иди дальше. В этом сила человечества", - говорил Лев Толстой. В этом смысле отечественные образовательные платформы, для создания которых и нужен потребительский опыт и обратная связь, вполне имеют перспективное будущее. Но почти любые коммерческие разработки массовых продуктов, ориентированных на рынок одной отдельно взятой страны, обречены на пировал. Поэтому стоит сделать эти образовательные платформы не только русскоязычными и на открытом ПО, чтобы их возможности можно было продвигать и за рубежном. Как, например, весь мир пользуется почтой Gmail, которую корпорация Google изначально адресовала не американскому рынку, а всему миру.