Новости / сентябрь 2000
Регулировать без эмоций


28.09.2000

Министр РФ по связи и информатизации Леонид Рейман дает интервью нечасто, раз в несколько месяцев. Разговор с корреспондентом «Ведомостей» как раз пришелся на период, когда Минсвязи оказалось вовлеченным в конфликт вокруг аннулирования радиочастот у двух московских операторов сотовой связи. По распространенному мнению, частоты предполагалось передать компании Sonic Duo, которая планирует в будущем году запустить собственную сеть GSM. Кроме того, на днях Верховный суд рассмотрел иск к Минсвязи, поданный петербургским журналистом Павлом Нетупским - он оспаривал законность приказа Минсвязи о средствах обеспечения оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ).

Однако министр отказался подробно обсуждать злободневные вопросы и предпочел больше говорить о глобальных проблемах российской телекоммуникационной индустрии. «Многие проблемы, которые сейчас муссируются в прессе, на самом деле проблемами не являются. И наоборот», - заметил он.

- Как изменилось состояние отрасли связи за последний год?

- Развитие отрасли в значительной степени активизировалось. Прежде всего к ней вернулся интерес как со стороны иностранных, так и российских инвесторов. Отрасль восстановила докризисные темпы развития, а по отдельным секторам даже и нарастила их по сравнению с предыдущим периодом. Это выражается в объемах инвестиций. Они выросли на 12%. Не говоря уже о таких крупных событиях, как успешный выход ряда российских телекоммуникационных компаний на мировой фондовый рынок.

Самым непростым сегодня является вопрос ввода основных фондов, потому что во время кризиса 1998 г. предприятия "Электросвязи" попали в ситуацию, когда не смогли вернуть взятые кредиты. Пришлось их реструктурировать. Эти кредиты многолетние, поэтому предприятиям потребуется несколько лет для того, чтобы вернуться к докризисной финансовой ситуации.

- На какой стадии находится реформа "Связьинвеста"?

- Как известно, для анализа путей реорганизации был сформирован консорциум из четырех западных консультантов во главе с Arthur Andersen, проделана колоссальная работа по изучению возможных моделей реорганизации. Материалы этих исследований несколько раз обсуждались в Министерстве имущественных отношений и Минсвязи, сейчас мы планируем очередное совместное заседание с Минимуществом. Обсуждался вопрос и в самом "Связьинвесте", который разработал и внес свои предложения по реструктуризации. Сейчас мы подошли к выработке окончательного варианта. Мнения Минимущества, "Связьинвеста" и наше схожи. Окончательный вариант будет согласован до конца года, и тогда можно будет начинать его воплощение.

В то же время объединения региональных компаний "Электросвязи", которые были начаты еще раньше, продолжаются достаточно успешно.

- Будут ли они укрупняться по границам федеральных округов или как-то иначе?

- Несколько лет назад, когда в "Связьинвесте" началась разработка концепции укрупнения региональных компаний, федеральных округов еще не было. Но так получилось, что когда вышел указ об их создании, то предложения по укрупнению компаний, за небольшим исключением, совпали с границами федеральных округов. Поэтому нам не нужно укрупненные компании приводить в соответствие с округами, у нас это получилось естественным путем.

- Предусматривается ли продажа второго пакета акций "Связьинвеста"?

- Вопрос о продаже поднимается периодически. Но, как я уже говорил, сегодня мы по объективным причинам не можем получить за него ту цену, которую на самом деле стоит "Связьинвест". Необходимо провести реорганизацию, повысить эффективность управления, после этого можно будет продавать акции.

- Какую цену второго пакета вы считаете справедливой?

- Заранее определенного потолка нет. Надо посмотреть на результаты реорганизации, посмотреть, насколько рынок оценит эти результаты, как вырастет цена акций. Сегодня рассматриваются и пессимистические сценарии, и оптимистические. Но даже пессимистические прогнозы показывают, что в случае реорганизации капитализация "Связьинвеста" увеличится в 2 - 3 раза.

- Какова позиция Минсвязи относительно сохранения монополии "Ростелекома" на дальнюю связь?

- Монополия в рыночной ситуации никогда не бывает хорошей. С другой стороны, на определенных этапах и в определенные периоды времени может существовать естественная монополия. По сути, "Ростелеком" сегодня как раз и является естественным монополистом. Его поспешная демонополизация может привести к целому ряду негативных последствий как с точки зрения интересов государства, так и с точки зрения интересов пользователей. Не секрет, что экономическая эффективность территорий разная и "Ростелеком" там выполняет роль единого связующего звена. На этапе демонополизации необходимо защитить "Ростелеком" от экономических перекосов, которые могут возникнуть в отдельных районах из-за допуска в эту сферу бизнеса альтернативных компаний.

Так или иначе вопрос реорганизации "Ростелекома" заложен в программу реструктуризации "Связьинвеста". Разрешение проблемы монопольного положения "Ростелекома" должно выполняться поэтапно, как в свое время это делали в других странах.

- Кто может стать конкурентом в дальней связи?

- На сегодня целый ряд компаний строит транзитную инфраструктуру. К сожалению, ни одна из них полной инфраструктурой не обладает. "Ростелеком" - это большая первичная сеть, которая пронизывает все территории России, доходит до всех регионов, до всех населенных пунктов, до потенциальных абонентов.

Такой сетью, повторю, пока не обладает никто. Тем не менее существуют довольно сильные компании и в Москве, и на Северо-Западе, и в целом по России. Одной из них является "Транстелеком". Однако, для того чтобы претендовать на роль конкурента "Ростелекома", у "Транстелекома" на сегодня не хватает первичной инфраструктуры.

Существует компания "Межрегиональный транзиттелеком", которая сейчас занимается передачей сотового трафика. У них тоже построено довольно много. Но говорить о том, чтобы разом взять и отменить функции "Ростелекома", нельзя.

- Как изменится картина с телевещанием в Москве после пожара на башне?

- Урок Останкинской башни был жестоким. Он показал еще раз, насколько важны вопросы резервирования, аварийного вещания. Сейчас вместе с Министерством по делам печати разрабатываем вопросы альтернативного вещания. Мы не отказываемся от рассмотрения даже самых экзотических вариантов. Например, размещение передатчиков на воздушном шаре, который в случае кризисной ситуации можно было бы оперативно поднять. При всей внешней фантастичности такого предложения оказывается, что в условиях современных технологий это реализуемый вариант. Так же как и использование мобильных передатчиков на машинах, размещение резервных передатчиков на мачтах, расположенных вокруг Москвы. В то же время события на Останкинской башне подхлестнули развитие, например, кабельного телевидения. Очевидно, что при сложных ситуациях кабельные сети обладают большей живучестью.

- Действительно ли существует проект построить вторую телебашню, а Останкинскую перевести в резерв?

- О таком проекте я пока ничего не знаю.

- Как, по-вашему, должна строиться регулирующая роль государства в отношении Интернета?

- "Регулирующая роль государства" - это не совсем правильный термин, потому что изначально мы никогда не ставили задачи монопольно-государственного регулирования Интернета. Скорее сами СМИ говорили о том, что государство хочет регулировать Интернет. Нам кажется целесообразным создание такой нормативной базы, чтобы на работающие в Интернете компании распространялось базовое российское законодательство. Ведь сегодня далеко не всегда конфликты в Интернете могут быть разрешены в судебном порядке, потому что в целом ряде документов просто не описан такой феномен, как Интернет.

Как первый базовый шаг мы предлагали государственную регистрацию интернет-адресов либо регистрацию адресов аккредитованными независимыми регистраторами. Это приведет к упорядочению, придаст уверенность тому, кто работает в Интернете, и создаст предпосылки для дальнейшего развития законодательной базы. И это не уникальная российская задача - практически все страны этим озабочены. Кроме того, мы собирали совещание и обсуждали идею создания консультативного совета по Интернету, в котором принимали бы участие наряду с представителями государственных ведомств и представители интернет-общественности. Состоялся очень интересный разговор.

- На днях Верховный суд рассматривал жалобу частного лица на приказ Минсвязи о внедрении на телекоммуникационных сетях средств обеспечения оперативно-розыскных мероприятий - СОРМ. Суд отменил лишь положение о том, что правоохранительные органы не должны информировать связистов о своих действиях. Какова в целом ваша позиция относительно этого решения суда?

- Мы и ожидали, что суд подтвердит правомерность механизмов реализации СОРМ, содержащихся в приказе. Ведь на самом деле приказ был издан во исполнение закона об оперативно-розыскных мероприятиях, принятого еще в 1995 г. Поэтому упрекнуть нас в стремлении ущемить чьи-то права, нарушить конституционные свободы граждан нельзя. По сути, это и подтвердил суд.

- Сейчас бушуют страсти вокруг новых операторов стандарта GSM. ..

- Что касается страстей, то эмоции здесь - плохой советчик. В вопросе выделения частот государство должно выполнять свою регулирующую функцию. Более того, мы не стоим на месте и в настоящее время изучаем возможность использования операторами связи радиочастот стандарта Е-GSM 900.

E-GSM 900 является расширением стандарта сотовой связи GSM для работы в диапазонах 880 - 890 МГц и 925 - 935 МГЦ. GSM 900 - стандарт для работы в диапазоне 890 - 925 МГц.

- В Европе уже выдаются лицензии на сотовую связь третьего поколения. Не пора ли заняться этим и в России?

- Мы над этим вопросом работаем. Уже почти два года, как создана ассоциация операторов связи третьего поколения, туда инициативно вошли компании, которые заинтересованы в развитии стандарта третьего поколения. Они сейчас занимаются подготовкой технической и нормативной документации, изучением происходящего в мире. Наша цель - прийти к каким-то выводам уже в этом году и приступить к выдаче лицензий на строительство сетей в начале следующего года. Если взять страны Европы, Скандинавии, то реально сети третьего поколения заработают в 2002 г. Поэтому у нас еще есть время для того, чтобы успеть и лицензии выдать, и сети начать строить.

- Кому и как будут выдаваться такие лицензии?

- Очевидно, что на лицензии третьего поколения будут претендовать российские компании, которые уже сегодня работают, имеют опыт в системах первого и второго поколений. Это логично и правильно. Им будет проще строить системы третьего поколения. Наверняка могут претендовать иностранные компании вместе со своими российскими стратегическими партнерами, а также компании, не имеющие такого опыта, но имеющие большое желание. Мы же в первую очередь заинтересованы в том, чтобы эти системы связи в России строились и развивались.