Новости / июнь 2022
Крипта все чаще в криминальных сводках

В 2021 г. криптовалюты фигурировали в 954 уголовных делах, заведенных в России. Большая их часть приходится на преступления, связанные с наркотиками, легализацией преступных доходов и азартными играми. Такие данные приводит компания RTM Group по итогам исследования.
© ComNews
15.06.2022

Исследование "Криптовалюты и криптобиржи. Майнинг: судебная практика и ключевые аспекты" компания RTM Group организует уже не первый год. Оно проводится на основе анализа данных, опубликованных судами (общей юрисдикции и арбитражными), а также данных, обнародованных разными ведомствами и текстов законопроектов.

Как показало исследование по итогам 2021 г., количество судебных разбирательств, связанных с майнингом, криптобиржами и криптовалютой, достигло 1531 против 1086 годом раннее. Более 60% этих разбирательств, 953, связано с уголовными делами. Как отмечается в исследовании, наиболее часто криптовалюты фигурировали в процессах по преступлениям, связанным с наркотиками, легализацией доходов, полученных преступным путем, а также организацией азартных игр. Кроме того, довольно широко распространенно мошенничество с использованием криптовалют.

Исполнительный директор Российской ассоциация криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Александр Бражников связал рост случаев криминального использования с тем, что криптовалюта по факту есть, а адекватного регулирующего законодательства пока еще нет, не говоря о правоприменительной практике и надежном доказательном инструментарии.

"Пока еще криптовалюта действительно представляет особый интерес для различных мошеннических схем. Но, как говорится, это дело времени. Все обязательно встанет на свои места. Всего лет 20 назад первые законодательные акты в России ставили абсолютный знак равенства между интернет-магазином и федеральным СМИ, так как на титульную страницу магазина входит столько же человек, сколько и на страницу СМИ. Абсурд лечится только временем. Но если следовать информации некоторых зарубежных агентств, профессионально следящих за этим вопросом, то картина выглядит не столь удручающей. По их оценкам, незаконная деятельность, связанная с криптовалютой, составляла от 0,62% до 0,65% от общей активности криптовалюты в 2020 г., а в 2021 г. она упала до 0,1-0,15% от общей активности. Удобство же расчетов за незаконные сделки при всей прозрачности транзакций связано прежде всего с доверием к средствам платежа. И хотя любой черный рынок всегда находится вне закона, криптовалюты сегодня слишком волатильны, чтобы быть абсолютно надежным средством платежа", - отметил Александр Бражников.

Владелец бизнес-школы Katkov.School, член Ассоциации юристов России, председатель оргкомитета конференции "Юридическое онлайн-образование: чему, зачем и у кого учиться юристам в 2022 г." Павел Катков считает, что криптовалюты, как и любой недорегулированный институт, еще какое-то время будут, помимо законного применения, использоваться и как теневое платежное средство. И это будет продолжаться, покуда финансовая криптосистема не встроится в традиционную финансовую систему, контролируемую государством через банки. А когда этот контроль будет налажен, следует, по его мнению, ожидать двух последствий.

"Первое - крипте станет проще развиваться, так как государство перестанет от нее шарахаться или видеть в ней врага. Боятся непонятного, а если система регулируема и находится под контролем, тут бояться нечего. Второе - из крипты уйдут теневые игроки. Но свято место пусто не бывает, и эти потоки уйдут куда-нибудь еще. Это "что-нибудь" будет на уровне юрисдикций либо новых платежных сущностей, вроде той же крипты, которая когда-то было в новинку", - говорит Павел Катков.

Управляющий партнер петербургского офиса КА Pen & Paper Алексей Добрынин соотнес рост количества уголовных дел, связанных с оборотом криптовалюты, с двумя факторами: "Во-первых, в последние годы, несмотря на отсутствие нормативного регулирования, значительно выросли объемы денежных средств, которые хранятся в криптовалютных кошельках граждан. Сам по себе рост денежной массы в цифровой валюте связан не только с криминальной деятельностью. Люди используют подобные активы как инструмент для инвестиций, средство получения доходов, средство расчета. Закономерным следствием этого становится и возникновение более широких возможностей использования цифровой валюты в преступных схемах. Во-вторых, правоохранительные органы постепенно учатся применять действующее законодательство, изначально не рассчитанное на квалификацию преступной деятельности, связанной с оборотом криптовалюты. Хотя в России по-прежнему отсутствует комплексное законодательное регулирование в этой сфере, определенные новеллы все же предусмотрены в отдельных правовых актах. Так, например, в 2020 г. в законодательство о банкротстве и об исполнительном производстве внесены поправки, в результате которых для целей соответствующих процедур цифровая валюта признана имуществом. То есть на нее может быть наложен арест. А относительно недавно появилась аналогичная практика и по уголовным делам: один из районных судов Петербурга по ходатайству следствия наложил арест на криптокошельки".

Вице-президент РАКИБ по регулированию рынка Валерий Петров призвал относиться к криминальной статистике, где фигурируют криптовалюты, очень внимательно.

"Каждое дело нужно рассматривать индивидуально. Негативная оценка криптовалют как инструмента криминала стала следствием ряда резонансных дел, которые широко освещались в СМИ. Объективная статистика этого не подтверждает. Криминальный оборот в мировом масштабе, по оценкам ООН, составляет от $800 млрд до $2 трлн. Это от 2% до 5% мирового ВВП. По данным Chain Analysis, агентства, которое специализируется на исследовании криптовалютных операций, на подозрительные транзакции приходится 0,1% от общего объема транзакций. Так что основной криминальный оборот приходится на обычные фиатные деньги. Криптовалюты оставляют за собой след, так что любые украденные средства легко отследить. Уже появились готовые программные средства, позволяющие отделить легитимные операции от криминальных, где фигурирует криптовалюта, которая когда-то была украдена, и отсеять ее от общего оборота криптовалют. Мошенники об этом знают", - поясняет Валерий Петров.

"Другой причиной является жесткое регулирование криптовалют в странах, где их оборот легализован. В итоге анонимности многих операций добиться сложнее, и это более трудоемко, чем с традиционными деньгами. Также организации, которые оперируют криптовалютой в безналичной форме, должны иметь соответствующие лицензии. Проведение сомнительных транзакций чревато потерей такой лицензии. На такой риск идти не готов никто, и владельцы криптовалютных площадок будут стремиться отсеивать любые сомнительные операции. В итоге доля сомнительных операций невелика. А применительно к условиям нашей страны стоит иметь в виду, что в российском Уголовном кодексе операции с криптовалютой не являются составом преступления. Речь идет о других статьях, которые не имеют прямого отношения к криптовалютам, и связывать их, мягко говоря, нелогично", - говорит Валерий Петров.

По мнению Алексея Добрынина, на сегодняшний день основным преимуществом использования криптовалюты для проведения незаконных операций в преступной среде является отсутствие государственной системы контроля за денежными потоками. "Именно поэтому в интересах государства - направить усилия на идентификацию держателей криптовалют и отслеживание таких незаконных операций. Подобные меры позволят снизить привлекательность этого инструмента. Однако пока сама по себе децентрализованная природа криптовалюты остается ее серьезным преимуществом по сравнению с традиционными финансовыми инструментами", - уверен он.

Новости из связанных рубрик