Новости / февраль 2001
Интервью начальника ГП «Космическая связь» Бориса Антонюка

Юрий Грановский
Источник: Ведомости, 12 февраля 2001 г.
12.02.2001

Космическая арифметика.

Срок окупаемости спутника со сроком службы три года - девять лет.

Международный союз электросвязи (ITU) каждые пять лет выделяет космическим державам орбитальные спутниковые позиции и частотные диапазоны. По истечении этого срока страна должна предъявить ITU работающий спутник, иначе лицензию отдадут другой стране-претенденту (точнее, корпорации, представляющей страну). Конкуренция за орбитальные позиции очень жесткая. На российские позиции претендуют сразу несколько американских корпораций. А у нас в большинстве из них летают спутники, выработавшие свой ресурс еще в середине 90-х.

В России спутниковая связь на особом положении. 85% населения смотрят через космос ОРТ, а 70% - РТР. Поэтому, когда осенью 2000 г. выяснилось, что Россия может потерять часть орбитальных позиций космической группировки гражданского назначения, "Росавиакосмос" объявил это национальной катастрофой.

Государственное предприятие "Космическая связь", которому принадлежит большинство российских орбитальных позиций, в прошлом году собственными силами оттянуло кризис. Начальник ГПКС Борис Антонюк считает, что для того, чтобы он не повторился, "Космической связи" необходима поддержка государства.

- Опишите нынешнюю ситуацию с российской орбитальной космической группировкой гражданского назначения.

- Сейчас позиций, заявленных и скоординированных Россией для гражданских целей, довольно много. У ГПКС их 11. Две позиции у АО "Газком". Есть спутниковые сети, скоординированные в определенных позициях, у Центрального банка, под систему "Банкир". Есть масса других нереализованных сетей, которые заявлены в ITU как российские. Но я хотел бы говорить об орбитальных позициях, закрепленных за ГПКС. В прошлом году мы успешно запустили три спутника, что позволило нам увеличить емкость орбитальной группировки на 42 канала. Из позиций, куда мы запустили новые спутники, старые спутники были переведены в другие позиции.

- А почему запустили "Горизонт", ведь планировали выводить только "Экспрессы"?

- Действительно, мы предполагали в 1999 г. запускать только современные "Экспрессы". Из-за аварий с "Протонами" мы потеряли один спутник. И поскольку сложилась такая сверхкритическая ситуация с защитой орбитального ресурса, мы были вынуждены пойти на этот шаг. Нашли возможность за наш счет профинансировать красноярскому НПО прикладной механики им. Решетнева" восстановление старого "Горизонта" N 45. За счет средств ГПКС частично профинансировали и запуск. Мы, конечно, понимаем, что это неадекватно потребностям наших заказчиков. У нас среднестатистический срок службы "Горизонтов" составляет шесть с половиной лет. Вырабатывающие ресурс "Горизонты" в нашей нынешней группировке имеют степень отклонения от 1,5 до 6,5 градуса, что влечет дополнительные расходы. Ни в одной стране спутники не используются уже при отклонениях в 1,5 градуса. Весь мир строит фиксированные наземные станции спутниковой связи, без автосопровождения. А автосопровождение увеличивает стоимость наземной станции на 20 - 30% , поэтому клиенты, разворачивающие наземную сеть, предпочитают заплатить больше за орбитальный ресурс, но меньше вкладывать в "землю".

Так что, хотя мы и решили проблему защиты орбитального ресурса, другие важные проблемы группировки - нет. Спутники, запущенные в 1995 - 1996 гг. , даже по статистическим расчетам начнут "сыпаться" в этом или, в лучшем случае, в следующем году. Когда они начнут отказывать, по правилам ITU у нас будет, условно говоря, полтора года на их замену.

- Спутники уже "сыплются". 16 января вы сделали заявление о необходимости срочной замены спутника "Экран-М", который выработал свой ресурс. Если его не будет, Восточная Сибирь, Крайний Север и Дальний Восток останутся без ОРТ.

- Он пока еще работает. Но в марте начинается прохождение Землей так называемых теневых зон между Солнцем и Луной. Ежесуточно спутники будут попадать в эти тени более чем на шесть часов. Для того чтобы они могли работать в теневой зоне, на них установлены аккумуляторы. Но на наших спутниках, работающих второй, а то и третий гарантийный срок, аккумуляторов хватает на полчаса-час. Это плохо не только потому, что спутники перестают вести трансляцию - в это время они совершенно неуправляемы. "Экран-М", о котором идет речь, был запущен в 1992 г. , ему уже девять лет. Один из передатчиков на нем уже вышел из строя, мы переключились на резервный. На территории, которую он покрывает телевизионным сигналом, проживают 20 млн человек. Для них телевидение - фактически единственный источник оперативной информации. Вопрос о замене этого "Экрана" мы ставим уже целый год.

- ГПКС не может запустить спутник на собственные средства?

- Дело в том, что "Экран-М" - уникальный спутник. Это первый в мире спутник непосредственного телевещания. То есть сигнал с этого спутника можно принимать с помощью обычной проволочной антенны, без всяких спутниковых тарелок. Тарифы на трансляцию ОРТ регулируются МАПом. И при нынешних тарифах средства, необходимые для запуска этого спутника (порядка 205 млн руб. ) , могут быть возвращены не ранее чем через девять лет. ГПКС, хотя и государственная компания, все же занимается коммерческой деятельностью, наша задача - зарабатывать деньги. Как мы можем запустить спутник, срок существования которого три года, а срок окупаемости - девять лет? У того же государства, являющегося нашим учредителем, и Минсвязи, в чьем оперативном подчинении мы находимся, появятся к ГПКС вопросы по поводу такого бизнеса.

- А как же поручение президента о выделении средств из федерального бюджета? Деньги выделены или нет?

- По моей информации, "Росавиакосмос" этих денег не получил. Ждем.

- Каковы потребности России в спутниковой связи?

- В 2000 г. общее количество задействованных в России каналов составляло порядка 120, из них ГПКС обеспечивало 76. То есть у нас около 60% российского рынка (в 1999 г. было 53% ). В последние два года рынок вырос, наша доля увеличилась, а доля иностранных операторов не изменилась. В мировой классификации операторов спутниковой связи, которых в мире 47, мы занимаем 16-е место, имея 1,6% мирового рынка спутниковой связи (по емкости). Объем российского рынка к 2005 г. будет варьироваться от 180 до 200 каналов.

- Что представляет собой российский рынок в денежном выражении по сравнению с мировым?

- Сегодня средний европеец тратит на услуги связи от 4% до 6% своего годового дохода. Россияне тратят менее 1%. Что тут говорить? В мировом плане рынок России очень маленький - порядка $180 - 200 млн в год.

- Сколько будет запущено спутников до 2005 г. ?

- Сейчас мы уже запустили три, планируем еще семь. Таким образом мы "закроем" 10 точек, 11-я уникальная точка закроется новым "Экраном-М". Семь из этих спутников будут самыми современными.

- Какие компании будут производить вам спутники - отечественные или иностранные?

- Сами спутники производятся в России. Мы подписали контракт с НПО прикладной механики им. Решетнева и завершаем переговоры с РКК "Энергия" по закупке двух спутников типа "Ямал" ( "Экспресс-АЯ"). Одним из камней преткновения в переговорах является вопрос производства полезной нагрузки. К сожалению, в России нет производителей полезной нагрузки для спутников, удовлетворяющих нашим требованиям к оборудованию и срокам поставки. Поэтому мы остановили свой выбор на компаниях NEC, Alcatel и Alenia Spazio.

- NEC будет выполнять заказ на российском заводе "НЭК-Нева"?

- Нет, оборудование будет производиться за рубежом. Да, вариант, чтобы они производили часть оборудования, рассматривался. Но они сейчас полностью заняты производством телефонных станций. Возможно, они станут что-то делать для нас в будущем.

- Прошлый год был для ГПКС удачным?

- В 2000 г. наш доход составил примерно $40 млн - на 10% выше, чем в 1999 г. Чистая прибыль - около 30% от дохода. С одной стороны, это хороший показатель, а с другой - плачевный. Ведь основная статья затрат у телекоммуникационных компаний - амортизация оборудования. А так как у нас все спутники за гарантийным сроком, амортизация была нулевой. Поэтому и рентабельность предприятия была выше 100%. Для нормального бизнеса это ненормально. А Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, которое забывает, что у него есть еще приставка "и по развитию бизнеса", не хочет повышать тарифы именно из-за высокой рентабельности. А когда начинаешь объяснять, что неоткуда брать деньги на воспроизводство, отвечают, что это личные проблемы ГПКС.

- То есть, несмотря на то что "Космическая связь" является государственным предприятием, вы не получаете государственной поддержки?

- Не совсем так. Государство оказывает нам косвенные дотации. Мы осуществляем запуски спутников по ценам значительно ниже коммерческих. Но этого недостаточно. Вот посчитайте: на программу по запуску семи спутников нужно $760 млн. Государство помогает тем, что дает запуски по себестоимости. По коммерческим ценам запуски обошлись бы нам примерно в $900 млн. Иными словами, господдержка составляет 10%. А на федеральные потребности мы обязаны отдавать 35% ресурсов. Сейчас мы бьемся за то, чтобы выровнять эти цифры. Новые "Экспрессы-АМ" имеют 24 - 28 транспондеров - в 4 раза больше, чем "Горизонты". Но при нынешней ситуации они выйдут на окупаемость через шесть с половиной лет. При сроке существования спутников всего 10 лет.

- Даже за рубежом операторы спутниковой связи испытывают сильное давление со стороны операторов наземных сетей связи. Насколько вообще перспективен этот бизнес?

- По прогнозам, в мире на долю спутниковых операторов будет приходиться порядка 10% всей передаваемой информации. Имеются в виду все виды услуг связи - телевидение, телефония, Интернет и т. д. Мировой рынок таких услуг оценивается в $2 - 3 трлн. При этом наземных операторов сотни тысяч - в одной только России выдано 12 000 лицензий на операторскую деятельность. А спутниковых операторов всего 47. Причем пять из них - крупные американские компании - держат 51% рынка. А реальная их доля еще больше - в более мелких операторах они имеют довольно крупные доли. Лет через пять в мире будет не более 12 операторов - Eutelsat, Intelsat, Loral Space & Communications, Panamsat, возможно Lockheed Martin. .. Для них 10% от $2 трлн в год будет вполне достаточно.

В России к 2005 г. , по мере реализации нашей совместной с "Росавиакосмосом" космической программы, рынок спутниковых услуг связи может достигнуть $250 - 270 млн. В нашей стране доход телекоммуникационной отрасли составляет порядка $2,5 млрд. Как видите, те самые 10% мы и получим.

- Собираетесь ли вы развивать какие-то новые направления бизнеса?

- Я вижу два основных направления развития ГПКС. Первое - региональное телевидение. Второе - создание станций корпоративных сетей, зональных телефонных сетей и высокоскоростных сетей передачи данных. Потребление таких услуг на российском рынке связи в будущем будет составлять порядка 30% всей отечественной спутниковой емкости.

- Проект, который вы реализовали осенью прошлого года в Ненецком автономном округе, мог бы стать прототипом таких будущих сетей?

- Это во многом уникальный проект. Во-первых, это одна из первых в России мультисервисных интегрированных сетей. Через полтора месяца после подписания контракта с ОАО "Архангельскгеолдобыча" мы развернули и ввели в строй 14 станций в 13 точках округа (в Нарьян-Маре установлены две станции). В 13 городах сейчас принимают телевидение в цифровом формате. А до этого в большинстве поселков Ненецкого округа вообще не было телевидения. На втором этапе проекта в сотрудничестве с "Артелекомом", местным телефонным оператором, мы провели в эти поселки современные телефонные каналы. Сейчас там есть доступ в Интернет со скоростью 64 Кб/с. Для поселка с населением в 400 человек, где будут стоять, дай бог, 10 - 12 компьютеров, это более чем достаточно. Причем другого способа провести туда Интернет нет и быть не может.