Точка зрения / апрель 2013
Александр Башмаков, директор по стратегии ОАО "МегаФон": "Мы не обязательно всю жизнь будем работать с одними и теми же подрядчиками"

© ComNews
15.04.2013
Александр Башмаков, директор по стратегии ОАО "МегаФон"

Весной этого года "МегаФон" готовился подвести итоги общероссийского тендера на закупку оборудования LTE, 3G и 2G. О конкуренции среди производителей оборудования для сотовых сетей порталу ComNews рассказали директор по стратегии, председатель центральной конкурсной комиссии "МегаФона" Александр Башмаков и директор по инфраструктуре Игорь Широков.

 

- Когда в "МегаФоне" последний раз проводился подобный крупный конкурс на выбор поставщика радиооборудования?

Александр Башмаков: В 2010 году. Тендер, который идет сейчас, будет завершен в апреле, мы на финишной прямой.

Игорь Широков: Мы улучшаем покрытие и емкость сетей 2G и 3G, т.к. видим взрывной рост количества умных устройств, и ориентируемся на развитие LTE. Сеть, построенная вместе со "Скартелом", работает в 83 городах, мы предполагаем ее активно развивать - городов будет существенно больше, чем того требует лицензия.

- Насколько больше? 

 А.Б.: Количество городов мы увеличим уже в этом году, конкретные планы будут сформированы после того, как  мы закроем тендер. Цель – в ближайшие годы обеспечить покрытие 4G, сопоставимое с 3G. Покрытие 3G мы также планируем увеличить в два раза.

- Вы сейчас активно общаетесь с вендорами, какие у вас впечатления?

 А.Б.: Нет компаний, которые можно назвать технологическими лидерами. Раньше во главе рынка были европейские производители, затем азиатские компании, а сейчас рынок консолидирован, есть семь игроков, и все практически на одном технологическом уровне. Каждый игрок является лидером в каких-то отдельных решениях, но не является неоспоримым лидером по всему оборудованию. Это и послужило толчком для того, чтобы задуматься о других вендорах и провести очень детальное сравнение как оборудования, так и ценовых предложений.

 

 

Игорь Широков, директор по инфраструктуре ОАО "МегаФон"

- Что не так с нынешними вендорами?

А.Б.: Мы постоянно тщательно анализируем работу с существующими вендорами и делаем соответствующие выводы. У нас есть ряд нареканий как по качеству, так и по цене, поэтому мы очень серьезно рассматриваем альтернативных поставщиков. Тендер позволил выявить фундаментальные проблемы рынка телекоммуникационного оборудования в России. Мы задействовали много ресурсов в анализе процесса закупок и проведении ценового бенчмаркинга с европейскими и международными операторами и увидели, что цены на телекоммуникационное оборудование в России на 30-70% превышают предложения, которые получают европейские операторы.

- Может, европейские операторы выигрывают за счет масштаба, операций в разных странах?

А.Б.: Да, мы понимаем, что есть операторы, масштабы операционной деятельности которых превышают наши, но такая значительная разница в подходе к ценообразованию, по нашему мнению, неприемлема. К примеру, текущий тендер включает не только закупку оборудования 4G, но и 2G, и 3G, то есть мы также консолидируем объемы.  Сейчас мы по-другому подходим к проведению тендера и оценке предложений, тщательно анализируем полную стоимость владения оборудованием (TCO) не менее чем на 7 лет: не только цену закупки оборудования, но и стоимость его монтажа, техобслуживание, расходы на эксплуатацию, на то, сколько будет стоить расширение емкости оборудования с помощью программного обеспечения, а также множество других факторов и рисков.

И.Ш.: Сейчас у нас два ключевых вендора - Huawei и Nokia Siemens, и мы видим следующее: у каждого мы купили оборудование, условно говоря, на 100 рублей, и в ходе трехлетней эксплуатации докупили у одного функционала, скажем, на 30 рублей, а у другого - на 10. Это иллюстрация того, что нам надо смотреть на ТСО на протяжении длительного времени, а не только на цену на начальном этапе закупки.

- Вы рассчитываете в ходе тендера получить более интересные предложения от конкурентов Huawei и NSN?

И.Ш.: Раньше поставщики оборудования строили ценовую политику так, чтобы она соотносилась с ростом числа абонентов, MOU и DOU, но сейчас темпы роста объема передачи данных огромны, и если эти пропорции сохранятся,  то ни один оператор не потянет такой CAPEX. Мы хотим поменять модель ценообразования – цена не должна напрямую коррелироваться с объемами трафика и количеством устройств в сети. Сейчас один абонент - это не один аппарат, а до пяти устройств, и сеть должна быть к этому готова.

А.Б.:  Уже сейчас мы видим, что ряд компаний готовы предоставить интересные коммерческие предложения, которые по цене максимально приближены к европейскому уровню, а иногда даже и лучше. Эти компании готовы составить серьезную конкуренцию нынешним поставщикам.

- О каких компаниях вы говорите?

А.Б.: Помимо NSN и Huawei в тендере участвуют Ericsson, ZTE, Samsung, Alcatel-Lucent и NEC. Среди них мы видим очень сильных претендентов, которые вышли с очень интересными предложениями в контексте ТСО.

- Раньше вы не закупали у них базовые станции?

И.Ш.: С Samsung и NEC мы не работали в части радиооборудования.

А.Б.: Несколько лет назад мы их не рассматривали, а сейчас это мощные компании, мы удивлены, насколько значителен их прогресс за несколько лет. Конечно, в инфраструктуре сети есть преемственность, но мы не обязательно всю жизнь будем работать с одними и теми же подрядчиками. Мы, в частности, рассматриваем варианты замены существующих базовых станций в ряде регионов.

- Вы даже готовы демонтировать существующие сети?

И.Ш.: Да, можем демонтировать оборудование и поставить новое - это нормальная мировая практика. Часто заменить оборудование выгоднее, чем оставлять существующих поставщиков и модернизировать устаревшее оборудование.

А.Б.: При этом мы, естественно, обсуждаем особые, интересные условия замены, когда новый вендор инвестирует в то, чтобы зайти на сеть оператора. Тем более мы говорим о серьезных объемах поставки – в рамках конкурса планируется закупить около 40 тыс. базовых станций трех поколений и существенно модернизировать существующую сеть. Процесс рассчитан на несколько лет.

- Ваша существующая инфраструктура уже LTE-ready, не так ли?

И.Ш.: Новое оборудование способно перенастраиваться на 4G, но большая часть имеющегося оборудования такой функционал не поддерживает, и нам надо найти техническое решение, чтобы включить его с минимальными затратами.

А.Б.: Это тоже задача конкурса – максимально использовать всю инфраструктуру, которая уже существует.

- Расскажите о способах оптимизации процесса закупок.

А.Б.: У нас целый ряд инициатив. Во-первых, уже два с половиной года продолжается процесс централизации закупок, и мы планируем его завершить - будем концентрировать их на уровне головного офиса, на него придется до 80% закупок (по объему денег), остальное останется на уровне филиалов. У нас запущен проект по автоматизации всего процесса закупочной деятельности от момента планирования до момента поставки оборудования на сайт (система SRM), включая создание электронной торговой площадки.

Во-вторых, мы внедряем тактику оценки ТСО – то есть смотрим на все затраты за время жизненного цикла оборудования или системы. Используем бенчмаркинг, то есть сравнение с другими рынками, другими отраслевыми аналогами, для этого привлекаем международных консультантов.

- На рынке периодически вспоминают проблему с отечественными вендорами – их мало. Вы их видите? Способны ли они конкурировать?

И.Ш.: Мы пока не получали серьезных предложений по основному радиооборудованию от отечественных производителей. Но по вспомогательному оборудованию мы серьезно работаем с российскими производителями.

- Ваши конкуренты по "большой тройке" давно передают сети на аутсорсинг, регион за регионом. А вы нет. Почему?

А.Б.:Руководствуемся принципом "семь раз отмерь".

И.Ш.: Мы прорабатываем такую возможность с точки зрения вероятных выгод, которые "МегаФон" может получить в противовес рискам, заложенным в этой модели. Это решение на много лет вперед. Мы открыты для таких предложений со стороны вендоров и, более того, уже делаем серьезную бизнес- и риск-оценку таких предложений.

- Если сеть построена на оборудовании всего двух поставщиков, нет ли в этом чрезмерной зависимости оператора от вендоров?

И.Ш.: Такая проблема есть, если вендор один, а в случае если вендоров больше одного – они видят конкуренцию и стараются бороться за качество обслуживания, делают выгодные ценовые предложения, быстрее реагируют на проблемы на сети и запросы оператора. Мы считаем это необходимым.

А.Б.: Тем не менее мы считаем, что наличие трех вендоров на сети - один из вариантов, и в рамках этого тендера рассматриваем такую возможность.

И.Ш.: Два-четыре вендора на сети – оптимальное соотношение. Но это, конечно, зависит от размеров сети и технической стратегии оператора. 

- Как изменилась ситуация на рынке телекоммуникационного оборудования с развитием рынка связи? Вот появилась мобильная передача данных…

А.Б.: Эпоха безудержного роста рынка закончилась, двухзначных темпов уже нет, и мы фокусируемся на эффективности затрат и уходим из эры, когда агрессивный торг считался неуместным среди операторов. Есть стратегическая цель – повысить эффективность, не забывая про качество услуги.

И.Ш.: Раньше приоритет был в скорости развития сети, покрытии всей территории РФ, захвате абонентской базы. Сейчас оператор думает о том, как при более эффективных тратах получить более качественное оборудование и услуги от поставщиков и сформировать более лояльную абонентскую базу. Эффективность измеряется не в деньгах, а в технических параметрах – увеличении емкости сети, количества устройств, которые она может обслуживать, скорости передачи данных, снижении обрывов сети и т.д. У нас сейчас очень серьезный фокус на качестве сети и качестве предоставления услуг абонентам.