Точка зрения / июль 2016
Inmarsat обрусел

Генеральный директор "Морсвязьспутника" Андрей Куропятников (на фото слева) и операционный директор Inmarsat Global Ltd. Руй Пинто.
13.07.2016

В начале июня 2016 года ФГУП "Морсвязьспутник" открыло первую в России станцию сопряжения со   спутниковой группировкой  Inmarsat  четвертого поколения. О подробностях этого события и сотрудничестве двух компаний в интервью главному редактору журнала "Стандарт" Леониду Конику рассказали генеральный директор "Морсвязьспутника" Андрей Куропятников (на фото слева) и операционный директор Inmarsat Global Ltd. Руй Пинто.

– Какова цель создания новой станции сопряжения (СС) и какими СС Inmarsat  располагал "Морсвязьспутник" до сих пор?

Андрей Куропятников: Два года назад компания Inmarsat объявила, что в 2018 году она переведет все сервисы на космические аппараты четвертого поколения, а спутники третьего поколения прекратят существование. Поэтому Минтранс совместно с ФГУП "Морсвязьспутник" внес в правительство РФ предложение о создании на территории России отечественной станции сопряжения Inmarsat для спутников четвертого поколения, а в 2014  году мы подписали соответствующий договор с Inmarsat.

"Морсвязьспутник" с 2002 года эксплуатирует СС Inmarsat третьего поколения, которая при поддержке Центробанка РФ (ЦБ) была построена в Технологическом центре "Нудоль" (поселок Нарынка Клинского района Московской области), а с 2005 года – станцию сопряжения Inmarsat 3 в дальневосточной Находке. СС в Находке появилась еще в 1986 году, вместе с аналогичным объектом в Одессе, – обе они работали со спутниками Inmarsat второго поколения. После распада СССР у России осталась лишь дальневосточная СС Inmarsat, находившаяся в ведении Дальневосточного морского пароходства. В 2005 году эта станция была передана "Морсвязьспутнику", и мы модернизировали ее под третьепоколение спутников Inmarsat.

Руй Пинто: На орбите ныне находятся 11 спутников Inmarsat третьего и четвертого поколений. Космическими аппаратами пятого поколения мы считаем три спутника Inmarsat Global Xpress, которые были успешно выведены на орбиту ракетами "Протон" с космодрома Байконур с декабря 2013 года по август 2015 года. А в декабре 2015 года Inmarsat подписал контракт с Airbus Defence and Space на поставку двух спутников шестого поколения, с транспондерами L- и Ka- диапазонов. Эти аппараты будут технологически совместимы с оборудованием четвертого поколения, первый из них мы планируем запустить в 2020 году.

– Где расположилась новая СС и какие фирмы выступили поставщиками оборудования для нее?

Андрей Куропятников: Новый объект – мы называем его национальной станцией сопряжения "Марсат4" – также разместился в поселке Нудоль, на площадке ЦБ. Радиочастотная и антенно-фидерные системы были модернизированы канадской фирмой SED Systems, каналообразующее оборудование поставила компания Cobham Satcom (Дания), коммутатор – Ericsson (Швеция). В опорной сети СС применено также оборудование Cisco и HP. Одним из основных элементов СС является система мониторинга сети, которую разработала и предоставила нам компания Inmarsat Global Ltd.

С запуском станции сопряжения нам пришлось перестроить всю наземную сеть, и теперь весь трафик, который Inmarsat приземляет в России, идет через нас, а не через "Ростелеком".

– Биллинговую систему также предоставил Inmarsat?

Андрей Куропятников: Нет, мы применили отечественный биллинг – разработку московской фирмы "Т-Софт". Мы еще находимся в   процессе доработки этого продукта и запустим его в коммерческую эксплуатацию во второй половине 2016 года. При этом исходные данные для биллинговой системы мы получаем от Inmarsat , присоединение к ее сети "Морсвязьспутник" организовал по двум независимым выделенным каналам из Москвы.

– Каковы источники финансирования станции сопряжения "Марсат-4"?

Андрей Куропятников: В хозяйственном ведении "Морсвязьспутника" находилось 1,15 % акций Inmarsat plc – головной компании группы Inmarsat. Средства на строительство станции сопряжения в   федеральном бюджете предусмотрены не были, и Минтранс по согласованию с Минэкономразвития подготовил проект соответствующего правительственного распоряжения. 23 января 2014 года правительство РФ выпустило распоряжение №61 р, которым одобрило продажу пакета обыкновенных акций Inmarsat plc на Лондонской фондовой бирже. Мы вышли из капитала Inmarsat plc, но вложились в   технологию Inmarsat, то есть конвертировали финансовый актив в материальный – в производственные фонды. "Марсат-4" – это вторая в мире национальная СС: в 2014 году аналогичный объект появился в Китае, а следом за нами идет Индия (хотя возможно, что индийцы будут использовать нашу СС).

Руй Пинто: Сеть Inmarsat – единая, станции сопряжения в Китае, России и, в перспективе, в Индии являются ее неотъемлемой частью. Для обеспечения оптимального покрытия территории РФ при работе через российскую национальную СС мы еще в 2014 году договорились с "Морсвязьспутником" о переводе спутника I-4 из орбитальной позиции 25° в.д. в точку 64° в.д. В данной точке этот космический аппарат охватит около 80% территории России. Перевод уже состоялся, и в конце июня 2016 года спутник I-4 будет введен в эксплуатацию в новой позиции.

– Собирается ли "Морсвязьспутник" модернизировать для работы со спутниками Inmarsat четвертого поколения и станцию в Находке?

Андрей Куропятников: Да, мы планируем такой шаг, причем инвестиции в этом случае будут ниже, чем в проект в "Нудоле", так как мы применим принцип удаленной антенной системы, с обработкой сигнала в Москве. Надеемся к 2018 году модернизировать СС в Находке.

– Как изменятся с запуском новой СС финансовые взаимоотношения "Морсвязьспутника" с Inmarsat?

Андрей Куропятников: До создания СС четвертого поколения мы покупали оптом трафик у Inmarsat, но теперь возникнут и обратные платежи – за использование нашей инфраструктуры, в том числе терминалами, которые пересекают российскую территорию транзитом. Пока, думаю, больший денежный поток будет идти в сторону Inmarsat, но мы намерены развивать транзитный потенциал - например, на Северном морском пути и в арктическом порту Сабетта.

Руй Пинто: Если "Морсвязьспутник" будет расти, то вырастет и Inmarsat. Мы хотим усилить позиции на российском рынке не меньше, чем "Морсвязьспутник". Именно поэтому мы пошли на перевод аппарата I4 в орбитальную позицию 64° в.д., благодаря этому и сервис в акватории Северного морского пути будет лучше.

– Сколько абонентов Inmarsat обслуживает "Морсвязьспутник"?

Андрей Куропятников: У нас около 40 тыс. абонентов, из которых менее 20 % приходится на госструктуры. Но подчас трафик через один терминал сравним с трафиком сотен подписчиков. К примеру, в 2015 году мы подписали с киностудией "Ленфильм" договор о доставке видеоконтента на удаленные и транспортные объекты. Кроме того, через территорию России ежегодно транзитом пролетает 300 тыс. самолетов. С учетом того, что все больше воздушных судов имеют возможность голосовой связи и  интернетдоступа на борту, это дает нам огромную перспективу для роста. ICAO намерена к 2021 году создать глобальную авиационную систему связи при бедствии, и каждая страна должна будет организовать ее национальный сегмент, а мы с нашей СС "Марсат-4" уже впереди. Так что в течение ближайших двух-трех лет мы будем стремиться к удвоению абонентской базы.

– Есть ли у "Морсвязьспутника" планы по выходу на рынки других государств?

Андрей Куропятников: Мы уже оказываем услуги многим судам в Средиземном море (тем, которые принадлежали Советскому Союзу, а в новые времена, сохранив российских владельцев, перешли под более "удобные" флаги). Также "Морсвязьспутник" работает в Индии, а в конце мая 2016 года мы получили разрешительные документы на работу в Бразилии, где сложный регуляционный режим: эта страна выдает лицензии на оказание услуг подвижной спутниковой связи только тем государствам, которые имеют национальную станцию сопряжения. В Бразилии у Inmarsat около пяти сервиспровайдеров. Мы действуем там через местного партнера и уже подключили несколько воздушных судов. Наряду с голосовой связью "Морсвязьспутник" будет развивать в Бразилии проект М2М. У нас есть интерес к работе в Африке (прежде всего в Нигерии) и Азии (Сингапур, Южная Корея). Дефакто мы экспортируем услугу из России в другие страны, диверсифицируя бизнес и получая столь нужную сейчас валютную выручку.

– "Морсвязьспутник" является госпредприятием. Но если его статус изменится, есть ли у Inmarsat  интерес к вхождению в капитал российского партнера?

Андрей Куропятников: Действительно, существует стратегическая программа правительства РФ по изменению организационно-правовой формы ФГУП, и до 2018 года все предприятия этого типа должны превратиться либо в АО, либо в госкомпании. Но окончательного решения правительства об акционировании ФГУП "Морсвязьспутник" пока нет.

Руй Пинто: Мы считаем, что "Морсвязьспутник" – это очень хороший бизнес. Inmarsat верит в сильные партнерства. Мы работаем более чем в 120 странах мира и в одиночку этого не сделали бы. Мы всеми силами стараемся расширять каналы продаж и помогать партнерам.

В прошлом мы практиковали поглощения партнерских компаний, но теперь в большей степени помогаем расти независимым сервиспровайдерам. Если будет принято решение об акционировании "Морсвязьспутника", мы внимательно изучим, как Inmarsat сможет помочь ему в дальнейшем росте, и рассмотрим вопрос об участии в его возможной приватизации.

– Другие международные операторы подвижной спутниковой связи говорят о том, что станции сопряжения в России – это лишь дань местному регулированию, а им СС не нужны. Как смотрит на  российскую СС Inmarsat?

Руй Пинто: Россия – далеко не единственная страна со строгим регулированием рынка связи, то же самое мы наблюдаем в Китае, США, Индии. Мы верим, что удовлетворение национальных требований по безопасности резко повышает использование системы, в том числе и государственными структурами. Поэтому мы позитивно смотрим на национальные СС. Они дают нам и больше гибкости в маркетинге.

Биллинг Inmarsat по всему миру ведется в единой валюте – американских долларах. В последнее время российский рубль "просел" вдвое относительно доллара, и наши услуги в рублях стали ощутимо дороже. Теперь, при наличии российской СС, мы сможем предлагать в РФ специальные тарифы, более привлекательные для местных пользователей.

– В январе 2014 года Inmarsat создал в России дочернее ООО "Исат Глобал Экспресс" – для продвижения услуг Global Xpress. Как продвигается этот проект и участвует ли в нем "Морсвязьспутник"?

Руй Пинто: Мы хотели продавать в России ШПД-услуги Global Xpress, но пока соглашение с местными регулирующими органами не достигнуто. Мы продолжаем диалог с помощью "Морсвязьспутника". Вопрос в конечном итоге стоит в размере тарифов: если мы сможем на первом этапе обойтись без местной станции сопряжения для  Global Xpress, то предложим в России низкие тарифы на услуги спутникового ШПД. При этом мы – долгосрочный игрок и будем работать только легально. Наличие российских сотрудников в "Исат Глобал Экспресс" помогает нам в совместной работе c "Морсвязьспутником".

Андрей Куропятников: Нам было бы  интересно продвигать услуги Global Xpress, и мы даже представили в Inmarsat соответствующий бизнес-план. Но возможность работы с этим сервисом появится лишь после того, как будет достигнуто соглашение с российским регулятором. В традиционном для Inmarsat L- диапазоне все давно выстроено, а Ka-диапазон является новой технологией, поэтому Inmarsat решил выводить ее на российский рынок через отдельное юрлицо. Скорее всего, "Исат Глобал Экспресс" будет использован для решения регуляционных вопросов, как это сделал Iridium с российской "дочкой" "Иридиум Коммьюникешенс", а услуги будут продвигать различные сервис-провайдеры, одним из которых готов стать "Морсвязьспутник".

Руй Пинто: У нас нет планов по прямой продаже услуг Global Xpress в России. Локальные партнеры, такие как "Морсвязьспутник", знают местный рынок, бизнес-культуру, регулирование. Как мы можем чувствовать это из Лондона?

Мнения авторов рубрики "Точка зрения" могут не совпадать с позицией редакции ComNews.ru, не влияют на выбор и освещение новостей в других частях газеты