Редколонка / сентябрь 2019
Как привлечь айтишника в нефтянку

главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
16.09.2019

Нефтегазовые компании и промышленные корпорации в других отраслях утрачивают статус "покупателя" на рынке труда, когда пытаются привлечь специалистов в цифровых технологиях. Между тем программы цифровой трансформации, которые запускает одна корпорация за другой, требуют все больше "цифровых новичков". Эту ситуацию высветил Конгресс Северо-Западной секции SPE (Society of Petroleum Engineers), который состоялся в Петербурге на прошедшей неделе.

В ходе конгресса был продемонстрирован ролик, в котором старшекурсники ключевых ИТ-вузов Петербурга (включая Политех и Университет ИТМО) отвечали на вопрос о том, в какой компании они хотели бы работать. Подавляющее большинство студентов назвало Google, чуть меньше – "Яндекс", на третьем месте по частоте упоминаний шел Microsoft. И лишь один респондент назвал "Газпром". Конечно, этот ролик не претендует на репрезентативность выборки, но проблему он отражает довольно четко: студенты ИТ-специальностей в большинстве своем не подозревают, что промышленные корпорации обладают большими объемами данных и решают нетривиальные задачи по их обработке. "Нефтегазовые компании имеют самые большие объемы данных среди всех промышленных корпораций. Не случайно первые в мире частные суперкомпьютеры появились именно в нашей отрасли", - сказал с трибуны конгресса Майкл Коллинс, генеральный директор Salym Petroleum Development N.V. – совместного предприятия Shell и "Газпром нефти", созданного для освоения Салымской группы нефтяных месторождений в Западной Сибири.

Один из студентов в том же ролике заявил, что условия работы в неИТ-компаниях для айтишников хуже, чем в ИТ-структурах. Эти слова звучат несколько безапелляционно, но доля истины в них есть. Многие промышленные корпорации имеют строгие корпоративные правила, включая дресс-код. А для айтишника одна мысль о том, что на работу нужно ходить в костюме и, не дай бог, в галстуке, способна отвратить его от работы в такой компании. Директор дирекции по технологическому развитию ПАО "Газпром нефть" Алексей Вашкевич в ходе Конгресса Северо-Западной секции SPE 2019 рассуждал: "С одной стороны, 98% наших сотрудников – это отраслевые специалисты, и ломать всю корпоративную структуру под "цифровых новичков" нецелесообразно. Но и система "покупателя", когда мы как работодатель говорим, где сотрудник будет сидеть и во что он должен быть одет, уходит в прошлое".

Эту мысль обострил вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин, который отвечает на уровне города за решение вопросов профессионального образования и научной политики. Обращаясь к нефтяникам, он заметил, что если те хотят привлекать молодых и талантливых ИТ-специалистов, им придется не только мириться с их внешним видом, но и с тем, "каким флагом они машут из окна".

Борьба за ИТ-специалистов разворачивается во всех странах мира. "Несколько лет назад в нефтегазовых компаниях была вера в то, что обработав терабайты информации, они смогут повысить доходы. Но это оказалось не так – формальная работа с данными ведет в тупик: данные нужно понимать. А на этом пути нефтегазовые компании конкурируют за специалистов по data science со службами онлайн-такси и доставки еды", - подчеркнул старший партнер McKinsey Окко Роелофсен.

Россия вроде бы взялась за решение проблемы нехватки ИТ-специалистов. Как напомнил заместитель директора по отраслевым направлениям АНО "Цифровая экономика" Евгений Калмычков, к 2024 году объем выпуска студентов ИТ-специальностей в РФ увеличится с нынешних 60 тыс. в год до 120 тыс. Однако еще год назад, на презентации новой редакции программы "Цифровая экономика Российской Федерации" в рамках форума "Открытые инновации" в Сколково президент Сбербанка Герман Греф раскритиковал механическое наращивание объема выпуска вузами ИТ-специалистов. "Наращивать объем выпуска математиков и программистов – такая же ошибка, как в 1990-х гг. было с экономистами и юристами", - сказал он тогда. По мнению Германа Грефа, необходимо давать образование, причем уже со школы, по принципу 360°, так как в современном мире востребованы не узкопрофильные, а кросс-дисциплинарные специалисты.

На Конгрессе Северо-Западной секции SPE 2019 этот взгляд подтвердил Николай Залевский, директор Департамента цифровых технологий и инноваций NIS a.d. – сербской нефтегазовой компании, 56,15 % акционерного капитала которой принадлежит "Газпром нефти". "Мне важно не просто взять таланта на рынке, а адаптировать его под наши задачи, "доапгрейдить" новыми знаниями. Например, сейчас мне нужен специалист по data science, но с пониманием отрасли – геологии и других основных дисциплин", - подчеркнул Николай Залевский.

Формальное наращивание объема выпуска ИТ-специалистов имеет еще одно негативное последствие. Очевидно, что на Западе (прежде всего, в США) ИТ-индустрия многократно больше, чем в России. Если не создавать специальных условий, то львиная доля российских выпускников переберется за океан и устроится на работу где-нибудь в Кремниевой долине (а она одна способна переварить и 60 тыс., и 120 тыс., и много больше молодых ИТ-специалистов в год).

ИТ-компании, будь то Google, Facebook или "Яндекс", поощряют венчурную культуру инноваций и охотно идут на создание временных групп для разработки того или иного продукта. Причем каждая группа получает деньги и иные необходимые ресурсы, а при неудаче проект быстро закрывается, причем без малейших негативных последствий для его участников. Промышленные корпорации начали понимать, что и им нужно идти по этому пути, но в корпоративной культуре неуспешный проект ложится черным пятном на трудовую биографию тех, кто его затеял. "Нам нужно приходить к новой системе: сначала ресурс, потом идея, а затем продукт – вместо традиционного подхода, при котором для получения ресурса необходимо обосновать планируемый результат", - отметил Алексей Вашкевич из "Газпром нефти".

Но даже если промышленные корпорации откажутся от дресс-кода и фиксированных рабочих мест, если будут охотно обеспечивать ресурсами "цифровых новичков" и не требовать от них гарантированного результата, если ликвидируют иные барьеры типа длительного оформления на работу, им вовсе не гарантирован успех в привлечении ИТ-специалистов. Основной риск сформулировал Владимир Княгинин: "Каждый ИТ-специалист, выпускаясь из вуза, знает, что может получить премию за свое образование в первые 10 – максимум 15 лет. А потом его зарплата сравняется с химиком или театральным критиком. Все компании отказались от пожизненного найма, поэтому такой молодой специалист прыгает из проекта в проект – туда, где сегодня платят больше. И компания получает "миллениала" в полной мере. Как руководителям работать с такими людьми – большой вопрос".

Отчасти привязать специалиста к компании и дать ему более актуальное образование призваны корпоративные университеты, которые создают многие крупные компании. Однако и они – не идеал. По мнению руководителя службы академических программ "Яндекса" Евгении Куликовой, корпоративные университеты плохо решают образовательную задачу, так как "в таком варианте мы воспроизводим себе подобных". Поэтому Евгения Куликова выступила за партнерство компаний из разных секторов рынка с традиционными вузами. Например, в Высшей школе экономики на факультете компьютерных наук действует бакалаврская программа "Прикладная математика и информатика", партнерами в разработке, преподавании и стажировках которой выступают около 30 различных структур, включая "Яндекс", Сбербанк, JetBrains, Acronis, Parallels, Институт проблем передачи информации имени А.А.Харкевича РАН, Институт системного анализа Федерального исследовательского центра "Информатика и управление" РАН, "Лабораторию Касперского", Тинькофф Банк, Google, Facebook, Twitter.

Российская промышленность и экономика в целом никогда не станет цифровой, если не будет обеспечена профессиональными молодыми кадрами. Российским вузам, корпоративным университетам и отраслевым компаниям явно нужно теснее сотрудничать в деле подготовки "цифровых" специалистов с образованием 360°. И, если раньше поговорка "И швец, и жнец, и на дуде игрец" имела исключительно негативные коннотации, то теперь рынку нужны именно подобные кросс-дисциплинарные специалисты, причем все – с хорошей подготовкой в цифровых технологиях.