Точка зрения / октябрь 2019
Надо вести диалог и защищать свои права

Дмитрий Галушко, к.ю.н., генеральный директор ООО "ОрдерКом"
Дмитрий Галушко,
к.ю.н.,
генеральный директор ООО "ОрдерКом"
02.10.2019

После принятия ст.13 Федерального закона №374-ФЗ от 06.06.2019 (далее - закон Яровой), наложившего на операторов связи обязанность хранить содержимое голосовых сообщений 6 месяцев, сообщений сети интернет - 30 суток, у бизнесменов возник вопрос. А возможно ли при таких расходах (для сети интернет - от 500 тыс. рублей за каждый 1 Гбит/с трафика) сохранить бизнес?

Разобравшись по существу, мы приходим к выводу, что хоронить операторский телеком-бизнес рано.

Каждый коммерсант должен понимать, что при подписании плана СОРМ сроки внедрения технических средств по закону Яровой разнятся в зависимости от значимости и "опасности" региона. В частности, компании с территорией обслуживания свыше одного субъекта РФ, сначала подписывают с 12 Центром ФСБ России план СОРМ с датами реализации (поквартальная, начинается в течение полугода с даты подписания). Затем уже совместно с РО ФСБ прорабатывается техническая реализация. Это длится некоторое время.

В практике автора имеются примеры, когда органы ФСБ подписывают план реализации СОРМ по закону Яровой со сроками реализации, начинающимися с даты сертификации СОРМ, либо растянуты на несколько лет. Однако, некоторые региональные управления ФСБ диктуют свои правила:

В Краснодарском крае в конце 2018 года операторы связи получили письма с требованиями подписания плана СОРМ по закону Яровой с реализацией в течение года и указанием, что имеется три технических решения ("Яхонт", "Январь", "Омега"). То есть к концу этого года технические средства должны быть не только закуплены, но обязаны отдавать запросы с пульта управления. Формулировки плана СОРМ по закону Яровой без привязки к дате сертификации нарушают ст.41 ФЗ "О связи".

В Ростовской области уполномоченный орган требует также согласования с ним проекта реализации СОРМ по закону Яровой. В частности, в плане СОРМ содержатся требования: "Разработка совместно с фирмой-изготовителем проекта сети передачи данных оператора с внедренными в нее техническими средствами накопления информации по закону Яровой. Указанный проект должен включать реализацию хранения сообщений электросвязи емкостью, равной объему сообщений электросвязи, отправленных и полученных пользователями оператора не менее чем за 30 суток, точки внедрения оборудования СОРМ, его состав, виды накапливаемой в базах данных информации и расчет-прогноз загрузки на ретроспективный период с учетом перспектив роста объемов предоставляемых услуг связи. Документальные материалы по проекту содержат детальное описание функционала, характеристик и комплектации ТС СОРМ, а также подробные сведения об узле связи, на котором планируется внедрение, в том числе структурную схему сети связи, состав абонентской базы, способ и протоколы идентификации абонентов...".

Однако вышеуказанные управления ФСБ отказываются от законных формулировок и требуют подписания плана СОРМ в их редакции, а при неподписании - пишут в территориальные управления Роскомнадзора (далее - "ТУ") жалобу на оператора. ТУ документарно проверяет отсутствие плана СОРМ по закону Яровой и выдает предписания и заявления о привлечении к административной ответственности по ч.3 ст.14.1 КоАП РФ по количеству лицензий. При этом, если оператор оспаривает предписание в суде, ТУ не имеет права приостановить деятельность лицензий оператора до окончания судебного оспаривания предписания.

Судебная практика

Арбитражные суды неоднократно подтверждали, что установка на сеть оператора несертифицированного оборудования незаконна1. В некоторых случаях в поисках справедливости требуется дойти до судов верхних инстанций.

В последнем деле, в котором участвовал автор, УФСБ Краснодарского края настаивало на подписании плана СОРМ по исполнению закона Яровой без привязки к дате сертификации оборудования. Оператором связи оспаривалась законность и исполнимость данного требования. При этом арбитраж Краснодарского края в решении вообще уклонился от исследования вопроса о незаконности установки несертифицированного оборудования, поставив оператора в положение, при котором тот должен подписать план СОРМ и купить в будущем несертифицированное оборудование, нарушив ст.41 ФЗ "О связи". Также суд уклонился от оценки нарушения установленного п.7 Правил взаимодействия операторов с ФСБ2 принципа совместного с оператором (а не одностороннего от УФСБ) принятия решения по срокам реализации и выбору решения СОРМ. При этом в другом деле оператор был признан невиновным со ссылкой на данные нормы3.

Выводы

Оператору связи необходимо понимать, что путь сохранения бизнеса один: ссылаясь на закон, вести диалог с уполномоченными органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность.

 

[1] См. например, дела: http://kad.arbitr.ru/Card/d1984d88-9731-453c-b246-8b95fc5a5b7ahttp://kad.arbitr.ru/Card/1769b89d-4188-4757-b5cf-37f0c8ef92eb

http://kad.arbitr.ru/Card/9eb9558e-d266-4c52-b288-112eda801d22

[2] Утверждены Постановлением Правительства РФ от 27.08.2005 №538

[3] См., например решение суда http://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/b3454c89-c4b8-4582-82b4-2673b3ecc90c/a42880be-faf0-47f4-97c7-97895a3532ed/A56-93418-2019_20190903_Reshenie.pdf?isAddStamp=True

Мнения авторов рубрики "Точка зрения" могут не совпадать с позицией редакции ComNews.ru, не влияют на выбор и освещение новостей в других частях газеты