Редколонка / ноябрь 2019
Необычайные приключения Tele2 в России

Юлия Мельникова
корреспондент ComNews.ru
© ComNews
18.11.2019

История оператора сотовой связи Tele2 в России началась и завершается странно. Когда шведская корпорация Tele2 AB в 2013 году продавала активы в России, несколько компаний предлагали за них цену выше, чем банк ВТБ. Однако Tele2 AB спешно продал их за предложенную банком цену. Спустя шесть лет, когда Tele2 в России нарастил выручку, абонентскую базу и покрытие, стоимость бизнеса оператора неожиданно оказалась на прежнем уровне.

Еще в 2016 году ComNews предсказывал, что "Ростелеком" консолидирует 100% уставного капитала компании "Tele2 Россия", выкупив недостающие 55% у группы ВТБ, структур Юрия Ковальчука и Алексея Мордашова.

Выкуп случился спустя три года. "Ростелеком" выкупает 55%-ную долю в Tele2 за 132 млрд рублей. По текущему курсу это почти $2 млрд. Получается, что вся компания оценивается на текущий момент в $3,75 млрд. Долг "Tele2 Россия" согласно последнему квартальному отчету составляет примерно $0,5 млрд (34,2 млрд рублей). Таким образом, итоговая стоимость компании, с учетом долга, составляет $4,25 млрд.

В марте 2013 года ВТБ купил "Tele2 Россия" у шведского холдинга Tele2 AB, заплатив $2,4 млрд денежными средствами, при этом в тот момент чистый долг оператора составлял $1,15 млрд. Иными словами, общая стоимость сделки достигла тогда $3,55 млрд.

Осенью 2013 года ВТБ продал 50% "Tele2 Россия" структурам банка "Россия" Юрия Ковальчука и группы "Северсталь" Алексея Мордашова (ПАО "Северсталь" аффилировано с ОАО "АБ "Россия" через АО "Севергрупп") за $1,8 млрд (эту цену назвала газетаThe Wall Street Journal; сами стороны стоимость сделки не разглашали). Получается, что сделка прошла без увеличения или снижения первоначальной цены покупки ($1,8 млрд - это как раз половина от $3,55 млрд).

Если сравнить стоимость сделки в 2013 и 2019 году, получается, что за шесть лет российский Tele2 подрос в цене на $0,7 млрд. Но если учесть среднегодовую инфляцию американского доллара на уровне 1,3-1,4%, эта разница сокращается почти до $0,2 млрд. Поэтому можно сделать вывод, что компанию в 2019 году продали примерно по цене покупки в 2013-м. Выходит, Юрию Ковальчуку и компаньонам не удалось ни воплотить в жизнь сотовые амбиции и стать "вторым Фридманом", ни заработать: они смогли лишь вернуть компанию за те же деньги, что и потратили на ее приобретение.

Между тем с 2013 по 2019 год российский Tele2 вырос по основным показателям почти в три раза. По итогам III квартала 2019 года операционная выручка компании составила 43,1 млрд рублей, тогда как в I квартале 2013-го (в конце которого Tele2 AB продал российский бизнес) - 15,4 млрд рублей. Показатель EBITDA в III квартале 2019 года достиг 18 млрд рублей, а по итогам I квартала 2013-го - 5,6 млрд рублей. Совокупное количество абонентов Tele2 в России также возросло: с 22,9 млн человек в I квартале 2013 года до примерно 45 млн подписчиков на данный момент. При этом нужно вспомнить, что 30 марта 2013 года (момент ухода Tele2 AB из России) за 1 доллар давали 31 рубль, а 13 ноября 2019 г. (в день объявления "Ростелекома" о схеме консолидации Tele2) - почти 63,9 руб., то есть в два раза больше.

В 2014 году в СП ООО "Т2 РТК Холдинг" "Ростелеком" передал все действующие сотовые сети и лицензии в 45 регионах России. С тех пор в Tele2 влились все сотовые активы "Ростелекома", компания нарастила абонентскую базу, покрытие, в итоге заняв в "большой четверке" заметное место.

В 2016 году источник на телеком-рынке сообщал ComNews, что "Ростелеком" оценивал "Tele2 Россия" в 450 млрд рублей (без учета долгов). Это означало, что за 55% долей в ООО "Т2 РТК Холдинг" "Ростелеком" заплатил бы 250-270 млрд рублей. Спустя три года цена компании оказалась вполовину ниже предполагаемой в 2016-м.

Странным выглядит не только то, что оценка стоимости одного из крупнейших операторов в стране оказалась столь низкой, но и то, как изначально купили "Tele2 Россия". Самому ВТБ актив в лице сотового оператора, судя по всему, был не нужен. Биржевая компания Tele2 AB продала банку актив по цене ниже, чем предлагали другие игроки российского рынка. Например, инвестиционное подразделение "Альфа-групп" A1 предлагало акционерам Tele2 AB $3,6-4 млрд, а альянс МТС и Vimpelcom - $4-4,25 млрд. Но Tele2 AB благородно отказался от предложенных сумм и отдал актив банку ВТБ (который вскоре перепродал половину "Tele2 Россия" структурам Ковальчука и Мордашова).

Теперь ВТБ, наконец, скинет ненужный актив (правда, получит не только деньги, но и ценные бумаги "Ростелекома", которые - по условиям сделки - сможет продать не ранее чем через четыре года). Вероятно, и Михаил Осеевский, бывший заместитель президента - председателя правления банка ВТБ, не случайно возглавил "Ростелеком" - имея в том числе задачу освободить ВТБ от балласта на балансе.

"Ростелеком", отдав в 2014 году сотовое активы в Tele2, теперь забирает их назад. Хотя, передавая их тогда, заявлял, что они ему не особо нужны. Британский оператор British Telecom, не располагая сотовыми сетями, в свое время говорил то же самое, но в итоге купил LTE-оператора EE Limited. Похоже, что крупный оператор фиксированной связи уже не способен выжить без мобильных услуг.

Десятилетие назад вектор развития российского рынка связи был иным: тогда сотовые операторы скупали проводных "собратьев". Например, в 2010 году "ВымпелКом" купил "Голден Телеком", "МегаФон" приобрел "Синтерру" и NetByNet, а МТС в 2009-2010 годах - проводных операторов "Комстар-ОТС", "МТУ-Информ" и "Телмос". Сейчас возникает обратная тенденция. Как знать, может быть, "ЭР-Телеком" тоже создаст себе "пару" и купит, например, "Мотив" - крупнейшего в РФ регионального оператора сотовой связи.

Сотовый бизнес как отдельный сегмент рынка перестал быть высокодоходным, но при этом требует инвестиций: на развитие сетей LTE, IoT и других технологий, а также на развертывание сетей 5G в недалеком будущем. Но основными бенефициарами создания и развития беспроводных сетей теперь становятся не сами операторы, а интернет-компании (будь то Google, Alibaba или "Яндекс"), которые поверх этих сетей связи продают услуги. Если раньше сотовые операторы выступали флагманами рынка и скупали компании из смежных сегментов, то ныне поглощают не они, а их - мультиплатформенные компании в сфере ИТ (включая "Ростелеком" и Сбербанк, которые выступают скорее как поставщики цифровых сервисов).

Сегодня рынок сотовой связи в РФ перенасыщен. Поэтому весьма вероятно, что консолидация в отрасли будет нарастать, и не только между операторами связи. Покупателем сотовых игроков может стать тот же Сбербанк, который нацелен на взаимодействие с цифровыми активами (у него уже есть, например, СП с "Яндексом" и Mail.Ru Group). Этот банк контролируется государством. Сбербанк в числе первых из отечественных банков запустил виртуального мобильного оператора (MVNO). По данным отчетности за 2018 год, Сбербанк имеет 92,8 млн активных частных клиентов (без учета корпоративных). Если каждому из них предложить SIM-карту банка, получится самый крупный оператор в России с абонентской базой больше, чем у любого оператора "большой четверки" (согласно отчетности за 2018 год, абонентская база МТС составила 78,01 млн человек, "ВымпелКома" - 55,25 млн человек, "МегаФона" - 75,2 млн человек, Tele2 - 44,05 млн абонентов). Банку сотовая связь может быть нужна только для лояльности абонентов и снижения транзакционных затрат по финансовым операциям, а не как источник увеличения прибыли, но лояльность - уже немало, а деньги у Сбербанка есть.

А купить Сбербанк может, например, оператора "Билайн". В январе 2017 года "Интерфакс" со ссылкой на источник сообщал, что "ВымпелКом" и инфраструктурная группа "Русские башни" договорились о продаже 13 тысяч телекоммуникационных вышек за $700 млн. Однако сделка не свершилась. Это может косвенно свидетельствовать о намерении основного акционера "ВымпелКома" - "Альфа-групп" - продать актив целиком (что явно выгоднее, чем по частям, без башен). Кроме того, показатели этого оператора ухудшаются, конкурировать на рынке с нынешним ценообразованием становится сложнее. Так, вы­руч­ка "ВымпелКома" по итогам III квар­та­ла 2019 года сни­зилась на 2,7% по срав­нению с ана­логич­ным пе­ри­одом 2018 года, а ба­за кл­ентов мо­биль­но­го сег­мента сок­ра­тилась на 2,5% - до 54,8 млн год к го­ду.