Редколонка / февраль 2020
Чиноботы

Юлия
Мельникова

корреспондент ComNews.ru
© ComNews
10.02.2020

Новый министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максут Шадаев на минувшей неделе выступил перед широкой аудиторией и рассказал среди прочего о своем видении цифровизации госуправления. Посыл его речи состоял в том, что роботы заменят чиновников и станут общаться с гражданами вместо них.

5 февраля состоялось расширенное заседание Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Государственной Думы РФ с участием министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максута Шадаева. В нем приняли участие председатели комитетов Госдумы, депутаты от всех фракций, руководители профильных ведомств, эксперты, представители делового сообщества и ИТ-отрасли.

Мак­су­т Ша­дае­в подчеркнул, что при принятии решений важно устранить субъективность в общении граждан с чиновниками. "В этом смысле мы провозглашаем лозунг - "чиновник-робот", - заявил он.

По мнению главы Минкомсвязи, цифровизация должна привести к сокращению трудозатрат на уровне госаппарата и перенаправлению чиновников на работу, которая требует интеллектуальных ресурсов. Он планирует, что в перспективе многие услуги станут "чиновниконезависимыми".

Максут Шадаев - один из первых российских чиновников, который поднял флаг этой идеологии. В апреле 2016 года, в бытность министром государственного управления, информационных технологий и связи Московской области, Максут Шадаев рассказал в интервью ComNews о прорывных подходах и результатах. Мособласть стала первым российским регионом, который начал сокращать чиновников во всех муниципальных образованиях, поняв, что теперь их обязанности по работе с гражданами и приему/выдаче документов выполняют МФЦ (тогда в Московской области действовало 109 МФЦ, где работало 2000 сотрудников). Этот шаг позволил тогда сократить 20-30% всего штата в каждом муниципальном образовании Мособласти. Попутно Мингосуправления, ИТ и связи во главе с Максутом Шадаевым выработало типовые организационно-штатные структуры для муниципальных образований, приведя все к единому стандарту. Но главным достижением он тогда считал создание сквозной электронной системы прохождения всех документов по всем госуслугам - от момента поступления в МФЦ до принятия решений и выдачи. "Чтобы вы понимали: у нас 85% заявлений шли с отказом, который в 90% случаев был не обоснован! Электронная форма подачи - это очень важно, но этого мало: какая разница, если вы даже в электронном виде подали документы, а вам дают отказ по причине того, что вы не предоставили какие-то документы, которые вы и не должны были предоставлять. А теперь все просто: мы имеем сквозную систему контроля. И в этом смысле у нас произошла революция - человек перестал общаться с чиновником", - рассказывал тогда Максут Шадаев в интервью ComNews.

С тех пор идея замены чиновников информационными системами и алгоритмами "пошла в народ". Например, в июне 2019 года на открытии международного ИТ-форума "Югра" в Ханты-Мансийске губернатор ХМАО Наталья Комарова говорила: "К 2026 году нейросеть полностью заменит человека при оказании федеральных и муниципальных госуслуг в нашем регионе. Возможно, к тому времени и губернатор-человек окажется ненужным".

Теперь уже бывший заместитель председателя правительства РФ Максим Акимов на прошлогоднем Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2019) заявил о том, что применение искусственного интеллекта (ИИ) может на 30% высвободить количество рабочих мест среди госслужащих и, как следствие, сократить расходы на госаппарат. Зампред тогда признал, что ИИ честнее, чем некоторые из его коллег.

До сих пор высказывания о цифровизации госаппарата оставались в большей степени рассуждениями. Но у Максута Ша­дае­ва есть все шансы сделать мечты реальностью. У нового главы Минкомсвязи накоплен большой опыт по автоматизации процессов в госорганах, и работой в Мингосуправления, ИТ и связи Мособласти он не ограничивается. Например, в 2012 году, став советником председателя Госдумы Сергея Нарышкина, Максут Шадаев отвечал за реализацию проекта автоматизированной системы обеспечения законотворческой деятельности (АСОЗД) "Электронный Парламент". Он не оставлял эту тему и в ходе дальнейшей карьеры. В частности, с сентября 2018 года по 20 января 2020 года был вице-президентом ПАО "Ростелеком" по цифровым платформам, а с февраля 2019 года работал генеральным директором "РТ Лабс" ("дочки" "Ростелекома", в сферу деятельности которой входит развитие портала госуслуг).

Кроме того, с приходом нового руководителя Минкомсвязи готово более активно взаимодействовать с Госдумой. Наконец, заявления главы министерства звучат четко и по делу. Новый министр по пунктам изложил стратегию развития. Сог­ласно его ори­ен­ти­рам, к 2024 году 70% го­сударс­твен­ных сер­ви­сов дол­жны быть в электрон­ной форме.

Максут Шадаев считает, что гражданин должен иметь возможность не только жаловаться, но и определять, как распоряжаться средствами, выделенными на развитие инфраструктуры на региональном и местном уровнях. "Если мы дадим возможность жителям распределять хотя бы часть бюджета онлайн-голосованием, то те объекты, которые соберут большее количество голосов, будут отремонтированы в первую очередь. Власть должна подстраиваться под массовые ожидания жителей", - сказал глава министерства.

Вопрос лишь в том, захочется ли чиновникам спрашивать у граждан, как распоряжаться бюджетными средствами, которые уже имеют отлаженный механизм распределения. Максут Шадаев предложил сделать единое окно жалоб для граждан. "Часто народ не знает, куда писать, что у него крыша течет в доме, поэтому пишет сразу президенту", - пояснил он. Он предложил ввести возможность онлайн-голосований жильцов по вопросам взаимодействия с УК, поскольку на очное собрание жителей собрать сложно.

Еще одно предложение нового главы Минкомсвязи - подтверждение личности в ЕСИА не платной квалифицированной электронной подписью, а биометрией.

Возможно, что реализация идей Максута Шадаева позволит устранить коррупционную составляющую при общении человека с чиновником, а у госслужащих появится время на выполнение более важных и интеллектуальных задач. Однако никак не удается отделаться от ощущения, что цифровизация госуправления происходит и для того, чтобы чиновники вовсе не общались с народом. Даже если заявления будут исполнены, возникает ряд сомнений в эффективности механизма "робот-чиновник".

Станет ли народу легче общаться с государством? Или на объяснение роботу его миссии человек потратит много усилий и времени, после чего автоматизированная система отправит его к специалисту? Для простых задач, вписывающихся в алгоритм программы, "роботы-помощники" годятся, но более сложные задачи им пока не по плечу.

Достаточно ли специалистов, способных грамотно автоматизировать процессы? На текущий момент, по данным разных исследований, в стране нехватка квалифицированных ИТ-специалистов.

Кроме того, нужно задуматься о том, какова цена ошибки системы (особенно в вопросах общения государства и населения). Не получится ли так, что один человек "с алгоритмом в руках" сможет влиять на жизни миллионов людей?

Ну и наконец возникает вопрос: готовы ли сами чиновники стать цифровыми? По признанию одного из депутатов Госдумы, 60% из них не имеют смартфонов с выходом в интернет. Какая бы автоматизированная суперсистема ни была создана, остается вопрос взаимодействия с ней человека. Если чиновники на местах, например, будут неверно заносить информацию в какую-либо информационную систему (по незнанию или умышленно), это нивелирует работу по автоматизации. Цифровая трансформация в итоге - это не про технологии, а про людей. Нужно приучить человека работать с новыми цифровыми инструментами. На это тоже нужны ресурсы, время и кадры.

С момента утверждения национальной программы "Цифровая экономика РФ" принято много документов: программы, стратегии, дорожные карты. Но пока конкретных действий видно мало. Есть надежда, что перемены начнутся "с головы" - с государственного аппарата и перейдут в другие сферы жизни.