Новости / февраль 2021
"МегаФон" зашел в Узбекистан широким фронтом

"ЮэСэМ Телеком" (цифровое подразделение холдинга USM Алишера Усманова, контролирует "МегаФон" и ИТ-группу "ИКС Холдинг") и ПАО "МегаФон" совместно с партнерами из Узбекистана создают совместное предприятие - Digital Holding. В созданное СП войдет один из лидеров телекоммуникационного рынка Узбекистана - Ucell, а также узбекские активы USM - CRPT Turon и ICS Holding Uzbekistan. Эксперты отмечают, что основной фокус деятельности будет на ИТ и облачных технологиях. По мнению аналитиков, "МегаФон" с дочерними компаниями становятся лидером узбекского рынка.
Елизавета
Неупокоева
© ComNews
11.02.2021

Правительство Узбекистана через Агентство по управлению государственными активами (АУГА) передаст в собственность СП долю в размере 100% уставного капитала телеком-оператора Ucell. Российская сторона внесет в Digital Holding $100 млн инвестиций в развитие, а также дочерние предприятия USM - CRPT Turon и ICS Holding Uzbekistan.

Для вхождения в СП "ЮэСэМ Телеком" и "МегаФон" создали компанию "Диджитал Инвест", доли в которой распределились по 50% у обеих сторон. В новом СП доля "Диджитал Инвест" составит 51%, АУГА - 49%.

Финализация сделки произойдет в течение 2021 г. Digital Holding сфокусируется на формировании телекоммуникационной инфраструктуры в соответствии с международными стандартами для расширения доступа к услугам связи в Узбекистане и повышения их качества, а также на внедрении передовых технологий и систем в сферах информационной безопасности, хранения данных, маркировки и контроля движения отдельных видов товаров.

Что касается вошедшего в СП оператора Ucell, то свою историю он ведет еще с 1990-х г. Созданная в 1996 г. компания Coscom стала первым GSM-оператором в Узбекистане, начав работу с 1997 г. До середины 2005 г. Coscom ориентировался исключительно на корпоративных абонентов, с августа 2005 г. устремился в массовый сегмент.

В 1996 г. основным учредителем Coscom стала американская частная фирма MCT Corp. (ей принадлежало 85% акций Coscom, а оставшиеся 15% контролировал менеджмент этой сотовой компании). В июле 2007 г. шведский телеком-холдинг TeliaSonera полностью поглотил фирмы MCT Corp., получив контроль над Coscom, а также над сотовыми компаниями в Таджикистане (Indigo-Tajikistan и Somoncom) и Афганистане (Roshan). Одновременно с долей MCT в уставном капитале Coscom шведский холдинг договорился и о выкупе у менеджмента 9% из 15% акций. Таким образом, доля TeliaSonera в капитале Coscom составила 94%.

В июне 2011 г. TeliaSonera провела ребрендинг всех зарубежных сотовых активов, и Coscom стал работать под новой торговой маркой - Ucell ("дочки" в Таджикистане перешли на бренд Tcall, в Непале - Ncell и т.д.). В 2012 г. разразился скандал из-за коррупционных схем, в которых TeliaSonera участвовала в Узбекистане, - годом позже это привело к отставке гендиректора TeliaSonera Ларса Нюберга.

В конце 2015 г. Telia заявила о намерении уйти из региона "Евразия", куда входят Казахстан, Таджикистан, Азербайджан, Грузия, Молдавия, а также Узбекистан.

В середине 2017 г. Американская комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) сообщила, что Telia (так с апреля 2018 г. стала называться TeliaSonera) должна выплатить штраф в размере $965 млн. Выплаченная холдингом Telia сумма в $965 млн распределилась между SEC, Министерством юстиции США и прокуратурой Голландии. В сентябре 2017 г. Telia сообщила о судебном преследовании ряда бывших менеджеров компании, инициированном шведскими властями в рамках антикоррупционного расследования деятельности компании в Узбекистане.

В декабре 2018 г. Telia продала Ucell Государственному комитету Узбекистана по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции.

Весной 2020 г. в соцсетях появилась информация, что Гульнара Каримова якобы владеет акциями компании Ucell и в настоящее время компанией успешно управляют другие собственники, а не государство. Однако, согласно официальному заявлению Ucell, компания на 100% принадлежит государству. 5 декабря 2018 г. Государственный комитет Республики Узбекистан по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции купил у группы Telia, которой владеет в том числе правительство Швеции, 100% в уставном капитале компании Coscom за $215 млн и долговые требования группы Telia к компании Coscom в размере около $485 млн. При совершении сделки уполномоченными органами нескольких государств было установлено отсутствие владения Гульнарой Каримовой акций компании. Кстати, уже в 2018 г. источники в Узбекистане говорили, что покупкой Ucell интересуется российский "МегаФон".

Отметим, что в Узбекистане ранее работали два основных конкурента "МегаФона" по российскому рынку - МТС и "ВымпелКом" (бренд "Билайн"), но МТС была вынуждена покинуть узбекский рынок после коррупционного скандала.

"Дочка" "ВымпелКома" - Beeline Uzbekistan продолжает работу в Узбекистане, однако в свое время компания стала фигурантом так называемого узбекского дела. Расследование деятельности Vimpelcom Ltd. (материнская компания "Билайна", в дальнейшем переименована в Veon) в Узбекистане с 2014 г. вели власти США и Нидерландов. Оператора подозревали в участии в коррупционных схемах. В феврале 2016 г. Vimpelcom Ltd., в рамках взаимодействия с властями США и Нидерландов по расследованию, подготовил соглашения об урегулировании претензий с Минюстом США, Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) и прокуратурой Нидерландов (Openbaar Ministerie, OM). В результате Vimpelcom Ltd. заплатил $795 млн штрафа по соглашениям с властями США и Нидерландов (см. новость ComNews от 20 февраля 2016 г.).

В пресс-службе "МегаФона" вчера воздержались от дополнительных комментариев.

"Узбекистан - непростой рынок для зарубежных инвесторов. Местные власти довольно ревностно охраняют этот сегмент, видя свою цель в том, чтобы связь была максимально доступной для широких слоев населения. Но такая линия ведет к тому, что отрасль недофинансирована, и приход частного капитала в какой-то момент стал неизбежным. Почему выбор пал на "МегаФон", сложно сказать. Возможно, сказались родственные или дружественные связи Алишера Усманова с Узбекистаном. Однако в любом случае данный рынок является интересным для российских операторов. Нельзя сказать, чтобы они оттуда уходили добровольно. Просто не всем удается работать в условиях, заданных местными властями", - отмечает аналитик "Фридом Финанса" Валерий Емельянов.

По его мнению, доля рынка, которую займет "МегаФон", будет соответствовать той, которую сейчас занимает Ucell, то есть 33% рынка. "Компания вряд ли быстро нарастит долю за счет конкурентов, поскольку принципиально новых услуг по новым ценам предложить населению не сможет. Вероятно, по мере развития сетей следующего поколения баланс изменится в пользу Ucell, но в любом случае конкуренты не станут на это спокойно смотреть и тот же "Билайн" еще может себя показать. Рынок Средней Азии вообще и Узбекистана в целом - совершенно новый для "МегаФона". Компания много лет находилась в границах РФ, и это первый ее такой существенный выход за рубеж. Поэтому какие-то ошибки в позиционировании своих услуг будут неизбежны", - считает Валерий Емельянов.

"Вряд ли определяющим фактором является поведение других операторов, скорее, можно было бы задать вопрос, на чем основывалась их, в общем, довольно дерзкая затея покорения рынков Центральной Азии в статусе публичных компаний, акции которых торгуются на американских фондовых рынках. Однако основной акционер "МегаФона" родился и начинал карьеру в Узбекистане. Система деловых связей акционера позволит выстроить бизнес российского оператора, учитывающий культуру и традиции деловых отношений в этой стране. С населением в 35 млн человек Узбекистан входит в число 40 крупнейших по численности населения стран мира. Выручку индустрии от сотовой связи оценивают в $1,2 млрд. Выручка "МегаФона" составляет около $5 млрд, так что новый рынок не станет для него определяющим именно в области сотовой связи, однако, вполне вероятно, что основной фокус деятельности будет на ИТ и облачных технологиях", - отмечает аналитик ГК "Финама" Леонид Делицын.

"МегаФон" вполне может занять 15% рынка сотовой связи. "Но вряд ли именно он является первоочередным приоритетом. В направлениях, примыкающих больше к ИТ, чем к связи, например в облачных услугах, доля образуемого предприятия на местном рынке может быть в несколько раз выше, - считает Леонид Делицын. - Поскольку сотовая связь сейчас является наиболее развитым видом ИКТ во всех странах мира, рынок занят везде. Без стратегических компетенций более чем на 3-5% рынка рассчитывать где-либо сложно. Но на рынке ИТ-услуг в странах Центральной Азии можно занять и 30%".

"МегаФон" с родственными компаниями становится лидером узбекского рынка мобильной связи, он будет контролировать треть рынка. Также имеются все шансы утвердиться в лидерах на перспективных ИТ-рынках. Практика показывает риски работы на рынках СНГ, от этого никто не застрахован. Вместе с тем тот же "МегаФон" много лет работает в Таджикистане, в том же Узбекистане действует "Билайн", - подчеркивает генеральный директор "ТМТ Консалтинга" Константин Анкилов.

С рынками стран Средней Азии у российских операторов не всегда дела идут хорошо. Помимо упоминавшихся ухода МТС из Узбекистана и "узбекского дела" Veon в 2017 г., например, МТС приостановила оказание услуг связи в Туркменистане. Оператор объяснял это действиями госкомпании "Туркментелеком", которая отключила туркменскую "дочку" МТС от услуг международной и междугородной зоновой связи и доступа в интернет (см. новость ComNews от 2 октября 2017 г.). Тот же Veon в свое время продал актив в Таджикистане.

Новости из связанных рубрик