Редколонка / март 2021
"Хорьковый" интерес

Денис
Шишулин

выпускающий редактор ComNews.ru
© ComNews
09.03.2021

На минувшей неделе президент РФ Владимир Путин принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии МВД России. Речь главы государства в основном была программной и содержала весь необходимый в таких случаях набор сентенций. Тем не менее, кое-какие моменты в выступлении президента выбивались из стандартной риторики и касались виртуальной среды и преступлений, совершаемых с применением информационных технологий.

Владимир Путин перешел к этой теме практически сразу. Сделав несколько общих вводных заявлений из серии "в 2020 году органы внутренних дел в целом успешно решали поставленные задачи", президент сразу начал говорить, судя по всему, о наболевшем.

"Однако по другим направлениям динамика не столь позитивная – еще раз скажу, сейчас только, по ходу движения, поговорили с министром, – например, по преступлениям в сфере информационных технологий: за последние 6 лет их число возросло более чем в 10 раз. Понятно, сами технологии быстро развиваются, мы за ними, к сожалению, не успеваем. Все мы хорошо понимаем при этом, что за развитием электронной торговли, за предоставлением в глобальной сети разного рода услуг, включая финансовые услуги, – за этим, конечно, будущее. Технологии здесь обновляются и меняются стремительно, но и поле для преступлений, для разного рода аферистов, к сожалению, тоже увеличивается. Ваша задача – эффективно ответить на этот криминальный вызов, защитить граждан и добросовестный бизнес, который активно осваивает цифровое пространство. Для этого важно своевременно информировать людей о способах защиты от мошенников, повышать профессиональную подготовку и техническое оснащение органов внутренних дел. И конечно, нужно наладить более четкое взаимодействие с банковским сообществом, интернет-провайдерами, операторами сотовой связи", - заявил Владимир Путин.

Интересными в данном случае можно назвать сразу несколько аспектов. Во-первых, то, что президент начал свое выступление с этой темы. Очевидно, что тема серьезно волнует главу государства, учитывая, что он "по ходу движения" поговорил с министром именно про нее, а не про что-то другое.

Во-вторых, Владимир Путин сразу признает, что дела в этой сфере обстоят плохо: тут и рост количества преступлений в 10 раз за шесть лет и развитие технологий, за которым не успевают правоохранительные органы.

И третье, оно же главное: тот набор мер, о котором говорит глава государства как о задаче, которая стоит перед МВД. Они весьма тривиально сформулированы, но что хуже – едва ли возможны к реализации с таким качеством, чтобы это позволило действительно эффективно бороться с преступностью, которая все активнее обживает интернет-пространство.

Кстати, если говорить о "темной стороне", то там, судя по всему, процесс "цифровизации" идет в разы быстрее, чем в тех же силовых структурах. Некоторые из специалистов в области ИБ даже говорят о тенденции, которая возникла с приходом коронавируса. Преступники "классических" специализаций (например, воры-домушники, которые лишились "работы", поскольку большинство населения оказалось на самоизоляции) активно проходят "курсы мастерства" и переквалифицируются на работу в онлайн-пространстве. А высокая степень автоматизации процессов в интернет-мошенничестве дает возможность использовать готовые решения даже при минимальной степени подготовки.

Предложенная президентом инициатива "своевременно информировать людей о способах защиты от мошенников", конечно, хорошая мера профилактики, но не борьбы с преступностью.

"Повышать профессиональную подготовку и техническое оснащение органов внутренних дел" тоже неплохая идея, однако, если действительно задаться целью борьбы с преступностью в онлайн-среде, то нужны высококвалифицированные кадры, и требуются они в достаточном количестве. А для этого необходимо было как минимум пять лет тому назад запускать масштабную программу по целенаправленной подготовке офицеров полиции, которые специально обучены работать в сфере информационной безопасности.

И программа эта должна бы сопровождаться мощнейшей пропагандистской кампанией, нацеленной на создание привлекательного образа полицейского, на благо страны борющегося с преступниками в киберпространстве. В противном случае, отучившиеся по такой условной госпрограмме специалисты с легкостью найдут себе высокооплачиваемую работу в сфере ИБ вне периметра госслужбы.

Ну а глубинный смысл меры, согласно которой нужно "наладить более четкое взаимодействие с банковским сообществом, интернет-провайдерами, операторами сотовой связи" ускользает от понимания. Налаживать нужно не "более четкое взаимодействие", а безусловное исполнение всеми перечисленными законов РФ, благо таковых в сфере связи и ИТ более чем достаточно и генерируются новые. Кстати, новых законов президент также коснулся в контексте регулирования информационных потоков в интернете.

"Мы с вами, к сожалению, знаем, что такое интернет и как он используется для продвижения совершенно неприемлемого контента: для распространения детской порнографии, проституции, для доведения несовершеннолетних до самоубийств. Но кто бы и под каким бы то ни было предлогом, под каким бы то ни было соусом ни пытался хладнокровно использовать детей для достижения своих собственных эгоистических "хорьковых" целей, мы никогда не должны забывать о том, что это наши дети, и работать нужно так, чтобы не создавать дополнительных угроз для их жизни и здоровья. Собственно, вы так и делаете, хочу вас за это поблагодарить. И прошу никогда об этом не забывать. А то, что каждое четвертое преступление, совершенное подростками, – это тяжкое и особо тяжкое преступление, – это абсолютно для всех, для всего общества тревожный сигнал. На это нужно обратить особое внимание. В этой связи напомню, что с 1 февраля вступил в силу закон, в соответствии с которым владельцы, провайдеры соцсетей, других интернет-площадок обязаны сами выявлять и блокировать запрещенный законом контент. За невыполнение названных требований установлены серьезные штрафы. И здесь важно обеспечить действенную правоприменительную практику, четко разделяя свободный обмен информацией и распространение разрушительных для общества материалов", - заявил Владимир Путин.

Примечательно, что рассуждать на тему того, что кто-то использует интернет как площадку для того, чтобы "хладнокровно использовать детей для достижения своих собственных эгоистических "хорьковых" целей" президент начал, упомянув перед этим о том, что "несовершеннолетних втягивают в незаконные несанкционированные уличные акции". И действительно, различные социальные сети и иные коммуникационные платформы активно использовались и используются для того, чтобы призывать, в том числе и несовершеннолетних, на оппозиционные акции и митинги.

Интересно, однако, что и раньше, до того как интернет начали активно использовать именно для призывов, имеющих социальный и политический окрас, в Глобальной сети с лихвой хватало всякой деструктивной информации. Президент, тем не менее, обращает пристальное внимание на проблему именно после призывов на несанкционированные митинги. И, вероятно, именно они заставили главу государства захлопотать о наведении порядка в Сети.

В отношении закона, в соответствии с которым владельцы, провайдеры соцсетей, других интернет-площадок обязаны сами выявлять и блокировать запрещенный законом контент - интересно, что президент говорит о том, что важно обеспечить действенную правоприменительную практику. И в самом деле, правоприменительная практика в России имеет решающее значение.

Мы прекрасно помним, как Владимир Путин заговорил в свое время о цифровой экономике и это стало отправной точкой к развитию соответствующего национального проекта. Его, правда, несколько раз переделывали и сдвигали сроки реализации инициатив, но сам проект появился и многие чиновники министерств и ведомств очень активно взялись за его проработку, а уж когда у проекта появился бюджет (почти 2 трлн рублей), работа началась с удвоенной силой. Мы помним, как президент РФ обратил свой взор на искусственный интеллект (ИИ) и как после этого активно начались разработки в этом направлении. Технологии ИИ тут же стали применяться буквально во всех ИТ-продуктах и технике сложнее утюга (по крайней мере, в заявлениях создателей таких продуктов), а известный специалист в области ИИ – Сбербанк – и вовсе был назначен ответственным за создание концепции развития ИИ в России.

Исходя из логики действий российского чиновничества, можно предположить, что теперь, когда глава государства внимательно посмотрел на проблему преступности в цифровом пространстве, работа закипит и в этом направлении. Ну а уж если, например, будет инициирован какой-нибудь национальный проект (с достойным финансированием из госбюджета), то от желающих "эффективно ответить на этот криминальный вызов", а также "защитить граждан и добросовестный бизнес, который активно осваивает цифровое пространство" отбоя не будет. И, безусловно, последующая стремительная цифровизация борьбы с преступностью позволит встать стеной на пути тех, кто "хладнокровно использует детей для достижения "хорьковых" целей".