Точка зрения / апрель 2021
Инновации с пользовательской точки зрения

Алексей
Парабучев

генеральный директор ГБУ "Агентство инноваций Москвы"
© ComNews
21.04.2021

Города, как и наиболее прогрессивные промышленные предприятия, выбирают курс цифровой трансформации. Важным элементом на этом пути является поиск и осознанный выбор инновационных технологий, причем лучших для решения конкретной задачи, а не тех, чьи разработчики наиболее преуспели в маркетинге и GR. О том, как информация об инновационных технологиях собирается, аккумулируется и предоставляется городским заказчикам в российской столице, в интервью главному редактору ComNews Леониду Конику рассказал генеральный директор ГБУ "Агентство инноваций Москвы" Алексей Парабучев.

В сентябре 2020 года Агентство инноваций Москвы запустило онлайн-платформу "Карта инновационных решений". Каковы первые результаты действия этой платформы?

- Это интересный проект, причем нынешний вид он получил не сразу, и важно рассказать, как он формировался. Задача проекта - собрать в одном месте наилучшие доступные технологии и новые технологические решения в различных отраслях, которые могут быть использованы как городом, так и бизнесом для решения их задач. Карта уже включает в себя около 2100 решений. Изначально акцент ставился на решениях для "умного города" и безопасности, так как они были наиболее востребованы нашими внутренними заказчиками. В 2021 году мы поставили себе задачу сделать так, чтобы представленные решения покрывали все ключевые отрасли городской экономики, включая и строительство, и образование, и медицину, и транспорт, и экологию и т.д.

Наша Карта – с визуализацией, она дает возможность посмотреть, в чем состоит инновационность той или иной технологии, получить информацию о компании-производителе. В дальнейшем, если технология применялась в городе, мы будем добавлять на Карту результаты этого применения либо итоги ее пилотного тестирования. Если кто-то из партнеров использовал некую технологию, мы тоже хотим получать от них обратную связь. Иными словами, мы хотим, чтобы Карта была не просто базой данных о технологических компаниях, а интерактивной платформой, которая аккумулирует пользовательскую экспертизу.

Но это – только часть проекта, и выросла она из большой работы, которой мы давно занимаемся, по формированию перечня инновационной продукции для городских заказчиков. Эта работа ведется с 2013 года. Смысл ее в том, что в рамках постановления правительства Москвы город, в лице своих ключевых заказчиков, должен выполнять квоту по закупке инновационной продукции – в объеме около 5% от бюджета каждого хозяйствующего субъекта или органа исполнительной власти. Наша задача – обеспечить всех этих заказчиков информацией по всем решениям, доступным на рынке.

В Карту попадают инновационные решения только московских компаний или любых российских?

- Любых – ограничиваться решениями компаний только из Москвы означало бы ограничить конкуренцию. Агентство инноваций Москвы отвечает за ведение перечня, который поначалу содержал технические характеристики решений и при этом полностью исключал ссылки на конкретные продукты определенных производителей. Это близко к тематике технологического регулирования, которое, к примеру, определяет, что бензин должен быть с октановым числом не менее заданного уровня, а автомобиль, который закупается городом, должен ездить именно на таком бензине. На рынке есть много различных продуктов, которые по своим характеристикам соответствуют критериям инновационности. Но некоторые производители не очень хорошо позиционируют себя и менее известны, чем конкуренты – но это не значит, что их продукция хуже (а, может быть, и лучше). Поэтому было бы хорошо сагрегировать информацию по всем производителям инновационной продукции в одном месте. И Карта появилась как ответ на этот запрос, собрав воедино все эти технологические решения с конкретными производителями, товарными наименованиями и – самое важное – с оценкой эффективности со стороны пользователей.

Вторая часть этого проекта касается другого важного направления – "Городские запросы". Иногда город хочет решить некую проблему, но не знает, что для этого нужно закупить – и тогда он размещает открытый запрос на поиск решения данной проблемы. Эти проблемы могут быть очень разными – вплоть до того, как избавиться от жвачек в метрополитене, которые "прирастают" к полу, и до последнего времени их могли отчистить лишь уборщицы со специальными скребками, что обходится городу довольного дорого. Или другой пример подобного запроса: как снизить автомобильный шум на вылетных магистралях? Такие проблемы не имеют конкретного продуктового решения – их может быть много разных. Этот проект мы также подключили к Карте, и теперь департаменты правительства Москвы формулируют запросы (наиболее активны - Департамент строительства и Департамент образования) и отсматривают разные решения, подбирая то, которое наилучшим образом решит задачу.

В Карте появился живой каталог решений, который пополняется на основе заявок – разместить информацию в нем может любой разработчик, а органы исполнительной власти формируют запросы на поиск технологий для решения своих задач.

У нас много обращений от компаний, которые хотят разместить информацию в Карте, а практическим результатом является то, что городские структуры находят технологии для применения. Так как продукты для города новые, то первоначально они принимаются на тестирование: в 2020 году было запущено несколько подобных пилотных испытаний, и часть из этих инноваций уже внедрены в городскую среду.

Существует ли градация – какого типа решения могут попасть в Карту? Это обязательно отдельные технологические элементы, или сложное комплексное решение тоже может быть в нее включено?

- Мы подходим к определению инновационности не с технической, а с пользовательской точки зрения. Для нас инновационная технология – это технология, в основе которой лежит техническое решение, обладающее новыми или дополнительными характеристиками по отношению к другим решениям и – самое важное – помогает пользователю более эффективно решать его задачу. Есть базовые требования: в каталог Карты добавляются решения российских юридических лиц со стадией зрелости продукта не ниже MVP (работающий прототип).

То есть вы все же отбираете законченные решения, а не исходную технологию (условно говоря, big data).

- Да, однозначно: для нас ключевой является пользовательская функция. Задача Карты – не в том, чтобы брать на себя функцию арбитра и определять, что является инновацией, а что – нет. Мы даем возможность пользователю решить, будет ли это инновацией в его организационной, хозяйственной, технологической деятельности. Наша задача – убедиться, что предложенное решение является лучшим из доступных на рынке: в плане эффективности, безопасности и т.д.

Каков путь попадания в Карту – это заявительный порядок или нужно представить хотя бы один отзыв от клиента?

- Для попадания на Карту не нужно иметь верификации от клиента, потому что часто благодаря Карте первый клиент и находится. Карта носит ознакомительный характер для городских структур и компаний. Отдельные решения попадают в перечень инновационной продукции, который мы ведем, – для попадания в него нужно пройти отбор. У нас для этих целей создана специальная межведомственная комиссия, требуется также пройти экспертизу – только после этого такая технология включается в перечень и это, по сути, уже верифицированное решение. С другой стороны, пользователи испытывают те или иные технологии и дают нам обратную связь.

Если к вам попадают две схожие технологии, делает ли Агентство их сравнение – с целью выбора лучшей?

- Мы точно не являемся агрегатором, типа "Сравни.ру". Мы стараемся дать пользователю сопоставительные ряды, поместив туда конкретный продукт, но изначально мы опираемся на информацию от самого производителя. Разумеется, в каких-то моментах она может быть искажена, поэтому делать прямое сравнение бессмысленно без верификации всех исходных данных, а это происходит только в процессе тестового внедрения. На дальнейших этапах, когда тестируются разные технологические решения, для каждого пилотного проекта разрабатывается своя методология, в которой четко формулируются гипотезы: что мы будем замерять? что мы будем контролировать? каким образом мы будем это делать? Пилот может длиться от месяца до полугода, и на выходе мы получаем объективные данные о том, как ведет себя продукт/услуга в реальных условиях, и можем сравнивать с другими продуктами, прошедшими аналогичное тестирование. Эти результаты мы не публикуем и не планируем выдавать в рынок, а используем как внутреннюю экспертизу либо делимся ими с городскими заказчиками, если они обращаются с подобным запросом.

Заглядываете ли вы в схожие базы данных по цифровым решениям – такие как "Банк решений умного города" Минстроя России или "База региональных кейсов цифровой трансформации" АНО "Цифровая экономика"?

- Наша Карта стартовала с подборки проектов по технологиям "умного города": мы делали это в партнерстве с Deloitte и прошерстили все доступные решения российского производства – в том числе и включенные в различные реестры и базы данных. Мы и сейчас стараемся мониторить, какие технологические решения появляются и как применяются, но – еще раз подчеркну – у нас нет задачи сделать большой справочник: мы стремимся создать маркетплейс. В него приходят компании, которым сложно продвинуть разработку через рынок (потому что решение слишком новое, либо требует больших маркетинговых затрат, либо сама компания-разработчик невелика – таких примеров очень много), и реальные потребители с четкими запросами. А наши сервисы должны быть такими, чтобы встреча потребителя и разработчика была более быстрой, эффективной, информативной.

С 15 апреля по 14 августа 2020 года Агентство инноваций Москвы проводило открытый конкурс цифровых решений для адаптации российских компаний к работе в новых условиях "Инновации против кризиса". Удалось ли в ходе этого конкурса найти действительно уникальные решения и есть ли примеры их внедрения в Москве или иных регионах?

- Задача этого конкурса была связана с множеством запросов, которые поступали к нам от традиционных, нетехнологических компаний: магазинов шаговой доступности, предпринимателей, предоставляющих различные услуги, и иных представителей малого бизнеса, которым нужно было в условиях пандемии коронавируса оперативно приспосабливаться к работе в ситуации почти полной остановки обычной бизнес-деятельности. Им нужно было переходить на "цифру" и в онлайн. Наш конкурс был адресован инновационным компаниям, решения которых еще не заняли большую нишу. Мы пригласили компании из инновационного сектора представить проекты по трем основным направлениям – "Решения для взаимодействия с клиентами онлайн", "Разработки, улучшающие внутренние бизнес-процессы в условиях изоляции" и "Проекты по трансформации традиционных бизнес-моделей в цифровые" и предоставить их в безвозмездное пользование на определенный промежуток времени. Предприниматели приходили, скачивали эти сервисы, пользовались ими, сравнивали – в результате одна сторона выбирала, что ей наиболее подходит для адаптации бизнеса, а вторая набирала клиентскую базу. Всего в конкурсе было представлено 58 ИТ-сервисов, а победителями стали девять авторов цифровых решений. Лауреаты получили комплексную программу продвижения от города. Я бы не сказал, что представленные в конкурсе решения обладают уникальностью, да и целью мы такой не задавались. Задача была в том, чтобы предоставить традиционному бизнесу доступ к этим цифровым продуктам, и многие компании до сих пор пользуются найденными тогда решениями. Так что это успешный кейс симбиоза традиционного и технологического бизнесов.

30 октября - 1 ноября 2020 года состоялся конкурс на соискание премий мэра Москвы "Лидеры цифровой трансформации", который прошел в формате 48-часового онлайн-хакатона. ComNews выступал главным цифровым инфопартнером этого конкурса. Много ли было заявок на этот конкурс, и какими были ожидания от него?

- Хакатон "Лидеры цифровой трансформации" мы проводим уже не первый год. В этот раз было 10 задач, разделенных на два трека – "Искусственный интеллект в городе" и "Цифровизация городских структур". Существенное отличие от других хакатонов в том, что эти задачи формируют городские структуры, которые четко понимают, что они хотят получить на выходе. Причем если технологическое решение, которое предложила команда, соответствует исходным условиям, далее команда совместно с постановщиком задачи дорабатывает его в течение трех недель в рамках онлайн-интенсива и получает возможность внедрить в реальную городскую инфраструктуру. Одним из заказчиков конкурса "Лидеры цифровой трансформации" был Департамент здравоохранения города Москвы, которому было важно оптимизировать работу алгоритмов распознавания коронавируса по МРТ-снимкам и другим исходным данным. И сейчас эта разработка активно пилотируется в Научно-практическом клиническом центре диагностики и телемедицинских технологий Департамента здравоохранения города Москвы. Еще одним заказчиком выступила Государственная инспекция по контролю за использованием объектов недвижимости, которая поставила задачу по разработке платформы для автоматической обработки фотографий и отсканированных снимков технических и контрактных документов при помощи технологий искусственного интеллекта. Эта разработка тоже находится в стадии пилотирования.

В этот раз у нас было свыше 350 команд от трех до пяти человек, а в общей сложности мы получили около трех тысяч заявок на участие из 76 регионов. Мы видим, что подобные хакатоны – это эффективный инструмент для мобилизации творческого, думающего и – главное – продуктово-ориентированного ИТ-сообщества с целью решения задач реального сектора.

Можно ли говорить, что каждый победитель гарантированно получал право внедрения?

- Каждый победитель гарантированно получал приз в размере 1 млн рублей. Что касается внедрения, то это вопрос не права, а большого количества нюансов. К примеру, разработка может быть очень перспективной, но команда принимает решение развивать проект самостоятельно, или появляются сложности с внедрением разработки в уже существующий технологический процесс. Зачастую возникают вопросы использования чувствительных данных и информационной безопасности. Поэтому не все разработанные решения могут быть внедрены. Но можно однозначно сказать, что по нашей практике 1/3 решений-победителей попадают на пилотное тестирование, и это – очень хороший результат.

Кстати, пользуясь предоставленной мне возможностью, хотел бы пригласить разработчиков на наш ближайший онлайн-хакатон Moscow City Hack, прием заявок на участие в котором начнется совсем скоро.

Цифровая трансформация – понятие маркетинговое, и многие вкладывают в него совершенно разные смыслы. Как Агентство инноваций Москвы трактует понятие "цифровая трансформация"?

- Мы представляем город, поэтому нас волнует цифровая трансформация столицы в целом. У нас есть процессы, которые выполняются регламентно, потому что город, с одной стороны, – инертная структура: с точки зрения инфраструктуры, обеспечения безопасности и т.д. Но, с другой стороны, это мега-динамичная система, так как жители, интеракции между ними и городскими институтами (банки, магазины и проч.) формируют сложный конгломерат. И для меня цифровая трансформация – это, в первую очередь, синхронизация этих процессов. Речь не о том, что раньше все было на бумаге, а теперь мы хотим перевести это в "цифру" (хотя и про это тоже), и не о создании супер-приложения для мобильных телефонов, которое даст доступ ко всему, а про то, что процессы в бэк-офисе на стороне города – в транспорте, ЖКХ, экологии и т.д. – по скорости изменений должны соответствовать той скорости, с которой сейчас происходят изменения в жизни обычных людей, и к которой они привыкли. В противном случае происходит разрыв между ожиданиями, которые год от года растут, – относительно удобства городской среды, качества и проч., – и реальностью. Это – огромный вызов для любого города, Москва не является исключением и, как мне представляется, очень хорошо справляется.

К слову, Москва заняла третье место в мире в рейтинге из 100 городов Глобальной карты инноваций по борьбе с COVID-19 (Coronavirus Innovation Map), результаты которого в феврале 2021 года опубликовал исследовательский центр StartupBlink со штаб-квартирой в Хайфе (Израиль). Резюмируя: цифровая трансформация должна соединить сложную, консервативную, инертную городскую инфраструктуру и быстро меняющиеся, интерактивные, гибкие схемы, к которым привыкли люди.

Вы сказали в начале, что для инноваций не важен "порт приписки". Актуально ли при реализации цифровых технологий в Москве импортозамещение?

- Есть команды, которые производят новые технологические решения, и наш приоритет, безусловно, направлен на поддержку команд, расположенных в Москве или желающих сюда переехать (хоть из Сан-Франциско, Праги, Киева или Элисты). Мы таким образом поддерживаем экосистему, которая формируется в Москве – это соответствует мандату нашего агентства. При этом команды чаще всего существуют в формате сетевой работы: головная структура (если компания ориентирована на глобальный рынок) находится где-нибудь в Тель-Авиве или Цюрихе, команда разработчиков сидит частично в Москве, частично в Петербурге, частично еще где-то, команда маркетологов находится в иной локации – это всегда сложная система. Поэтому наша задача – не отвечать на вопрос, российская это инновация или нет, а поддерживать компании и коллективы, которые своей штаб-квартирой избирают Москву. Причем эта штаб-квартира может быть представлена и R&D-подразделением, и производственными мощностями, и даже платформами для кооперации. В качестве аналогии можно задаться вопросом: чьим продуктом является iPhone? Интеллектуальная собственность находится в США, производство ведется в Китае, а комплектующие выпускаются в сотне других мест. Так что наш мандат – в том, чтобы в Москве появлялись компании, конкурентоспособные в глобальном масштабе.

Можно ли констатировать, что Агентство инноваций Москвы сформировало устойчивый запрос на разработку инновационных решений со стороны городских структур (как это зафиксировано среди задач направления "Город")?

- Нет, нельзя сказать, что эта задача решена и, более того, она не может быть решена раз и навсегда: это постоянный процесс. Поясню на примере. В этом году мы начали работу с отраслевыми заказчиками для формирования с их стороны запроса на технологии с использованием искусственного интеллекта (ИИ). Напомню, что в Москве был введен экспериментальный правовой режим для использования технологий ИИ. И вот, допустим, строителям предлагается отвлечься от текущей работы и сформировать запрос на технологическое решение, которое пока отсутствует на рынке, но позволит им более эффективно реализовывать строительные проекты. Это сложный и итеративный процесс, в рамках которого нужно собирать большое количество сторон, и только этот творческий бульон дает первые формулировки конкретных продуктовых запросов. Наша задача этот бульон варить, постоянно его кипятить, и он никогда не выкипит. Если компания или городской заказчик четко знает, что хочет – это, скорее всего, уже не инновация. И запрос на инновацию не менее сложен, чем само производство инновационного продукта.

Во многих мегаполисах мира несколько лет подряд обсуждается идея создания цифровой платформы города. Реально такой проект был реализован только в Копенгагене (The City Data Exchange), но и он закончился провалом – из-за неготовности городских властей размещать на платформе многие виды данных. Как вы оцениваете актуальность цифровой платформы города, и видите ли смысл создания такой платформы в Москве?

- Это ближайшее будущее, но я думаю – и это мое частное мнение – оно будет выглядеть несколько не так. Многие города действительно выкладывают в открытый доступ дата-сеты, которые генерируются и агрегируются с их стороны. Но просто собрать, нормализовать и разметить эти данные – уже большая работа, которая стоит денег, и просто так город этого делать не будет. Иногда такие задачи выкладываются на чемпионаты по программированию, под задачи разработки новых приложений и т.д. Но я уверен, что не появится открытых платформ, на которые все будут выкладывать данные, по той причине, что данные – это новый и ценный товар. Я, скорее, верю в то, что появятся подобные платформы рыночного характера, которые позволят покупать и продавать предварительно анонимизированные и приведенные к некому безопасному состоянию данные – и город в этом процессе будет принимать активное участие. И всегда будет баланс между коммерческой составляющей и использованием данных для общего блага.

На федеральном уровне реализуется сразу несколько пересекающихся по тематике проектов, которые касаются технологий в городе: "Умный город", "Цифровой регион", "Безопасный город", "Система 112", ситуационные центры губернаторов, центры управления регионом и др. Как городским и региональным властям выстраивать приоритеты цифровых проектов в этом многообразии?

- Я не знаю, как это происходит в других регионах и городах, но в Москве существует стратегия развития умного города ("Умный город-2030"), и в ее рамках реализуются основные инициативы. Какие-то федеральные проекты реализуются в Москве как на пилотной площадке. Я не вижу большой проблемы в том, что у нас есть много документов и программ по цифровизации и городской трансформации - это, скорее, плюс, потому что в каждой из отраслей существует масса нюансов и вопросов, и увязка их всех в одной программе является большим вызовом. Важно, чтобы на уровне городов и регионов возникали компетенции, которые помогали бы выстраивать технологии, исходя из внутренних ресурсов и потребностей. А для того, чтобы такие компетенции появлялись, должны быть образовательные программы для руководителей и управленцев. Это – залог того, что город будет тратить свои ограниченные ресурсы на то, что нужно, а не на то, что предлагают.

Назовите три ключевые цифровые или инновационные технологии, которые будут определять развитие городов в ближайшие 3-5 лет.

- Когда мы говорим про городскую жизнь, количество интеракций между людьми и организациями увеличивается на порядки, повышается мобильность, а город как бы сжимается, точнее – становится сверхплотным. Он превращается в небольшую черную дыру, попав в которую, человек оказывается в ином событийном горизонте, и время течет по-другому. Но эта сверхплотность имеет границу и предел.

Возьмем для примера городскую энергетику. Традиционно электричество производится где-нибудь на Урале, а потребляется в Москве. Эту энергию нужно перегнать из места производства, выделив в городе огромные площади для того, чтобы довести ее до потребителя. Но сейчас возникают различные системы умной генерации и умной энергетики, где генерация, производитель и потребитель оказываются практически в одной точке. И это очень сильно трансформирует организацию пространства в городе: уже не нужно выделять огромные площади для прокладки ЛЭП, для больших подстанций, а для объектов с высоким энергопотреблением появились сверхпроводящие линии. То есть происходит уплотнение, но в какой-то момент мы достигнем точки, когда еще больше уплотняться будет нельзя. В этот момент должен произойти…

Большой взрыв?

- Правильно, но – сознания. Должен произойти выход в другое измерение. Зададимся вопросом: а что для города может быть другим измерением? Город, несмотря на наличие высотных зданий – это плоскостная структура. Мне представляется, что развитие городов напрямую связано со следующим циклом развития космических технологий. В силу такой сложной запутанной системы мониторить происходящее в городе, который превращается в огромную агломерацию, и адекватно реагировать на различные события можно только за счет спутника, который держит различные сектора города под контролем, может давать необходимую информацию и сигналы. Подобные мониторинговые системы будут все больше замыкать на себя управленческую функцию.

После того, как в 2028 году запустят сверхскоростную железную дорогу Москва-Петербург, это превратит два города в одну огромную агломерацию. Ведь сейчас путь, скажем, из Зеленограда на юго-восток Москвы может занять столько же времени, сколько по этой скоростной дороге – из центра Москвы в центр Петербурга. Управлять такими сложными технологическими человеко-системами невозможно, не выходя в другое измерение и не имея возможности одновременного контроля и учета различных элементов. Поэтому мой первый ответ, хоть он и неочевидный - космические технологии.

С учетом упомянутого уплотнения важно все, что касается agro- и bio-food. Это вопросы создания вертикальных ферм и производства еды (пусть и не 100%-но) внутри города. Тут важны биотехнологии и чистые технологии. В 2020 году в Москве была построена и запущена самая большая в мире вертикальная ферма. Ее разработчик – компания "РусЭко" – выкупил бывшую табачную фабрику на Каширском шоссе, полностью его переоборудовал и производит там микрозелень, салаты и прочее.

И третья история – все, что касается беспилотного транспорта: и наземного, и летающего, а также систем диспетчеризации этих транспортных потоков. Потребуется управлять роями дронов, и это тоже большой вызов, так как он полностью трансформирует организацию городской мобильности.

Справка:

Агентство инноваций Москвы – подведомственная организация столичного Департамента предпринимательства и инновационного развития. Оно объединяет представителей власти и крупного бизнеса, а также технологических предпринимателей для совместного решения задач по созданию, тестированию и внедрению инновационных решений в городе. Кроме того, эта организация помогает инновационным стартапам развивать бизнес, выводить его на новые рынки, а также привлекать инвестиции.