Редколонка / октябрь 2021
Smart Oil & Gas 2021 - тут все свои

Леонид
Коник

главный редактор ComNews
© ComNews
04.10.2021

Федеральный форум по цифровой трансформации и ИТ в нефтегазовой отрасли России - Smart Oil & Gas 2021, отгремевший на прошлой неделе в Петербурге, принес целый букет сенсаций. Собравшиеся на форум представители 103 нефтегазовых, нефтехимических холдингов и их дочерних компаний в доверительной атмосфере не рапортовали об успехах, а открыто спорили, обсуждали реальные проблемы и предлагали конструктивные варианты развития.

Конструктивная атмосфера возникла с первых минут мероприятия - отчасти благодаря неформальному открывающему ролику, в котором собирательный образ айтишника из нефтянки общался с искусственным интеллектом в обличии умной колонки "Яндекс". Его фраза "Тут все свои, Алиса" мгновенно стала и мемом, и лейтмотивом форума.

Сенсация #1: Цифровая трансформация - это сквозные проекты, а не применение разрозненных технологий

В 2015-2017 годах индустриальные компании, вставшие на путь цифровой трансформации, взялись за пилотирование и внедрение отдельных технологий, в особенности тех, что находились на хайпе. Но применение разрозненных цифровых технологий, будь то IoT, дроны или блокчейн, не привело к экономическому эффекту. И отрасль, теперь уже буквально единогласно, выступает за цифровизацию "из конца в конец" и интегрированные подходы. При этом на уровне всей отрасли созрело понимание, что цифровой трансформацией должны заниматься не выделенные специалисты в технологиях, а команды, объединяющие цифровых и ИТ-специалистов, глубоко разбирающихся в основном бизнесе компании, и бизнес-заказчиков, имеющих сильную подготовку в технологиях.

"В 2021 году завершается наша первая трехлетка цифровой трансформации. Благодаря ей за первые два года компания получила экономический эффект в размере 16,5 млрд рублей, - сообщил директор по цифровой трансформации ПАО "Газпром нефть" Андрей Белевцев. - Каждый следующий шаг на этом пути будет даваться сложнее: все низко висящие фрукты мы уже сняли. Теперь речь идет о комплексных интегрированных сценариях, чтобы решения на корпоративном уровне принимались на основе данных, причем в идеале - в режиме онлайн".

"Нашим внутренним заказчикам уже не нужны локальные системы - все хотят использовать интегрированные решения", - заявил с трибуны Smart Oil & Gas 2021 заместитель генерального директора по цифровому развитию ПАО "Татнефть" Виталий Гатауллин.

"Мы поняли, что просто цифровыми инструментами бизнес-задач не решить, и сейчас мы находимся в стадии, когда фактически оцифровываем сквозные цепочки создания ценности, бизнес-процессы. При этом бизнес должен хорошо понимать технологии и не разделять проекты на бизнес-заказчиков и "цифровизаторов" - это должно быть единым целым", - сказал директор по организационным проектам ООО "Сибур" Михаил Трегубенко.

"Наступило время, когда в нефтегазовых компаниях необходима глубочайшая интеграция специалистов ИТ и бизнеса. ИТ-специалист должен понимать, чем занимается компания, на уровне структурированных моделей деятельности и серьезных онтологий", - подчеркнул Андрей Бадалов, вице-президент ПАО "Транснефть", курирующий вопросы цифровой трансформации, ИТ и автоматизации.

Сенсация #2: Нужно научиться не только запускать, но и закрывать цифровые проекты

За несколько лет цифровой трансформации нефтяные и газовые компании запустили сотни разнообразных и разнокалиберных проектов. На ранних этапах цифровизации об окупаемости инноваций и измерении их эффективности никто не задумывался - всем казалось, что применение цифровой технологии по определению должно принести компании новую ценность. В результате на шее у индустриальных компаний повисли проекты, похожие на классический "чемодан без ручки": бросить жалко, но унести невозможно. Это привело к пониманию, что нефтегазовым компаниям, как и корпорациям класса digital native, таким как Google или "Яндекс", нужно обрести навык закрытия неэффективных проектов и переброски внутренних инвестиций на более перспективные фронты.

"Пора начать закрывать проекты, которые не оправдали ожиданий. "Убивать" проекты никто не любит, и для нас это серьезный вызов, - заявил Андрей Белевцев. - Это не значит, что объем корпоративных инвестиций станет меньше, просто они перераспределятся".

"Поначалу был романтизм от новых технологий. Но с 2020 года мы объединяем проекты в портфели и смотрим на бизнес-кейс - насколько окупается портфель. В том числе и для того, чтобы "выталкивать" проекты к закрытию, - подхватил Михаил Трегубенко. - Хотя это больно, зачастую их делают яркие команды, которые хотят работать дальше, но с позиций экономики мы подводим их к тому, чтобы заняться внутри компании чем-то иным".

Не менее значимой проблемой Михаил Трегубенко назвал доказывание эффектов от всей "машины" цифровой трансформации: посчитать эффект от внедрения того или иного цифрового инструменты сложно и дорого. Он призвал быстрее принимать решения в области цифровой трансформации: от момента выделения средств и старта проекта до его возможного быстрого закрытия, чтобы начать новое. "Фокус этого и следующего года для нас - научиться быстро принимать решения no go", - резюмировал Михаил Трегубенко.

Руководитель службы академических программ ООО "Яндекс" Евгения Куликова поделилась опытом цифровой компании: "С некоторой периодичностью к каждому руководителю команды и держателю любого бизнеса приходят и спрашивают: "А что, если мы заберем у тебя 20% ресурсов? А если 50%? А если дадим 20%? А если дадим 50%?" В зависимости от того, сколь быстро команда перестраивается и дает хороший ответ про свой продукт или сервис, она либо получает дополнительное финансирование, либо оно урезается". Отвечая на вопрос о том, что происходит с менеджерами, у которых забрали 50% ресурсов, Евгения Куликова сказала: "Иногда они переходят в другие места или компании".

"Все наши программы - а у нас уже 60 программ цифровой трансформации - с этого года последовательно переходят на ежеквартальную поставку ценностей, - рассказал Андрей Белевцев. - То есть программа каждый квартал должна показывать, какой именно вклад с точки зрения корпоративных ценностей сделан - при помощи конкретных метрик".

Сенсация #3: Нефтегазовые компании готовы идти в публичные облака

На протяжении длительного времени российские предприятия ТЭК вообще сторонились облачных технологий. Однако пандемия COVID-19 и вынужденный перевод большинства сотрудников на удаленный режим работы заставил их развернуть частное облако. При этом базируются эти частные облака почти исключительно в корпоративных дата-центрах. Но отраслевые компании сенсационно выразили готовность размещать часть ресурсов в публичных российских облаках - но при условии, что государство возьмет на себя унификацию, контроль и гарантию информационной безопасности в них.

"У нас есть определенные ограничения на использование внешних облаков, в том числе российских. Мы можем разместить оборудование во внешнем ЦОДе, но имеем там выделенную конструкцию и защищаем ее самостоятельно. Упрощенно говоря, мы не обрабатываем свою информацию на чужом оборудовании и не пускаем чужих людей на обслуживание своего оборудования. И предложения различных облачных провайдеров разбиваются либо о первое правило, либо о второе. Отчасти это является сдерживающим фактором для ситуаций, когда требуется внешний доступ, более гибкая обработка информации или интеграция с другими облачными информационными системами, зато у нас нет никаких проблем с безопасностью, и мы, предположительно, гораздо более защищены, нежели внешние облачные структуры", - описал текущую ситуацию директор дирекции ИТ, автоматизации и телекоммуникаций ПАО "Газпром нефть" Антон Думин.

При этом он видит перспективы в том, чтобы совместно с крупными российскими облачными провайдерами развивать средства безопасности, средства отслеживания внешних и внутренних угроз. "Когда с нашей стороны появится доверие к средствам безопасности и поиска угроз, мы сможем сначала интегрировать в их облака наши информационные ресурсы, а затем более тесно их использовать вместе", - сказал Антон Думин.

Начальник управления информационных технологий ПАО "Сургутнефтегаз" Ринат Гимранов выступил с революционным предложением создать в РФ гособлако: "Private cloud у нас давно есть, вся инфраструктура виртуализована, аналогично и бизнес-приложения. А public cloud пойдет, если это будет государственное облако - не "Росатома" или какой-то иной компании, принадлежащей государству. Облако, в котором именно государство гарантирует, что там все будет хорошо. Тогда еще можно говорить об использовании публичного облака, но и то - только для тех сервисов, которым это требуется".

По мнению Рината Гимранова, за образец можно взять систему электронной подписи: ЭЦП стала широко распространяться, когда появилась сеть сертифицированных и аккредитованных государством удостоверяющих центров. "И сейчас все понимают, что это сервис, за которым государство следит и который обеспечивает, и оно гарантирует, что выданная электронная подпись защищена определенным образом. Гособлако тоже должно получить государственное обеспечение, поддержку, сертификацию", - полагает он.

Антон Думин предположил, что гособлако может быть создано на базе дата-центров и государственных ("Росатом", "Ростелеком", Сбер) и частных компаний: "Но средства безопасности в них должны быть легитимны и методологически выверены с государством и государством же декларированы. Нужна унификация подходов, а сейчас все мы по-разному подходим к определению модели угроз, к использованию средств защиты информации".

Руководитель по эксплуатации и сопровождению ИТ ООО "СИБУР Диджитал" Игорь Тютрин поделился практическим опытом: "У нас была гипотеза о том, что облако стороннего провайдера будет дешевле, чем собственный ЦОД. Но она не подтвердилась. И дата-центры госкомпаний ничем не отличаются, тем более что многие эти компании купили их на рынке". Игорь Тютрин видит сложность перехода в частное облако в наличии у всех крупных корпораций своих ЦОДов: "У нас тоже есть ограничения с точки зрения персональных данных и коммерческой тайны - мы не хотели бы выносить их в публичное облако и сохраним их в периметре своего защищенного контура. Но, например, среды разработки и тестирования, где данные обезличены, можно разместить в публичном облаке. Но у всех корпораций уже есть свои дата-центры, а миграция в другой ЦОД - всегда стресс".

Руководитель управления ИТ Salym Petroleum Development N.V. Дмитрий Дмитраков сказал: "У нас есть типовые процессы и решения - как в нефтяной, так и в нефтехимической промышленности, и общий тренд - на их переход в облако, в SaaS-решения, когда мы говорим уже не про инфраструктуру, а про приложение в качестве сервиса. В облаке их можно быстро развернуть и быстро менять в соответствии с потребностями бизнеса".

Игорь Тютрин с трибуны форума Smart Oil & Gas 2021 предложил другим отраслевым компаниям строить совместные ЦОДы и обмениваться избыточными ресурсами дата-центров.

Ринат Гимранов на основе опыта предыдущих 20 лет усомнился в реализуемости этой идеи. Он полагает, что каждый крупный игрок будет строить дата-центры исключительно своими силами и держать данные там. При этом Антон Думин выразил готовность обсуждать возможные кейсы, отталкиваясь от географии размещения таких ЦОДов и экономических параметров проекта: "В некоторых местах мы с "Сибуром" присутствуем совместно и, возможно, увидим синергию. Давайте обсуждать!"

Сенсация #4: Промышленные компании готовы идти на аутсорсинг в ИТ

Подавляющее большинство российских промышленных компаний, не только в нефтегазовой и нефтехимической промышленности, располагают дочерними ИТ-структурами. Вся деятельность последних сосредоточена на инсорсинге - оказании услуг материнской группе компаний. Но на форуме Smart Oil & Gas 2021 выяснилось, что частные компании уже активно разворачиваются в сторону аутсорсинга, в то время как компании с госучастием пока предпочитают инсорсинг (но тоже не отрицают возможность привлечения ресурсов на рынке).

"Есть виды деятельности, которые неэффективно содержать внутри. К примеру, услуги печати, сети связи, дата-центры могут быть внешними. Но есть решения, дающие устойчивость и конкурентные преимущества, и важно выдерживать этот стратегический баланс", - считает генеральный директор ООО "Газпромнефть - Цифровые решения" Алексей Поперлюков.

"В группе "Роснефть" существует единый интегратор - "Сибинтек", плюс около 30 корпоративных институтов. Наш институт стал центром компетенции, в том числе и по ИТ, включая тему санкционных рисков, - рассказал директор по информационным технологиям ООО "РН-БашНИПИнефть" Тимофей Загуренко. - В группе "Роснефть" экономика проектов всегда превалирует - если дешевле внешний исполнитель, то проект отдают ему".

"Количество ИТ-специалистов в группе "ЛУКОЙЛ" - менее 1000 человек: это меньше, чем в "Роснефти" или "Газпром нефти". Мы последовательно обращаемся к открытому рынку: он существует и позволяет значительно экономить средства. Мы идем в аутсорсинг и даже смотрим на внешние облачные услуги - тут мы пионеры", - заключил генеральный директор ООО "ЛУКОЙЛ-Технологии" Ринальд Хамидуллин. В качестве примера пионерских действий он привел продажу "Ростелекому" ООО "ЛУКОЙЛ-Информ", которое теперь является совместным предприятием. "Ростелеком" (в лице дочернего ПАО "Башинформсвязь") в ноябре 2020 года купил 50,1% долей в "ЛУКОЙЛ-Информе", а в марте текущего года эта компания переименована в ООО "ИНФОРМ". 49,9% уставного капитала ООО "ИНФОРМ" находятся в собственности ПАО "НК "ЛУКОЙЛ".

"ИТ - не бизнес для "Уралхима" и "Уралкалия", и у нас нет дилеммы "инсорсинг или аутсорсинг". Все, что можно, мы отдаем на аутсорсинг и видим конкурентный рынок, - рассказал директор по информационным технологиям ПАО "Уралкалий" и АО "Объединенная химическая компания "УРАЛХИМ" Валерий Фокин. - С рыночной командой любой проект стартует и реализуется быстрее, чем внутренними силами". По его словам, внутри "Уралхима" и "Уралкалия" сохраняются лишь специалисты, отвечающие за информационную безопасность и архитектуру приложений, а также оперативный персонал.

Ринальд Хамидуллин отметил, что весь российский рынок вступает в фазу внедрения больших ERP-решений, прежде всего SAP S4/HANA. "Это уже начали нефтяники, металлурги, следом пойдут банки и другие отрасли. Но специалистов по SAP S4/HANA на рынке очень мало, крупные интеграторы за 10 лет с момента предыдущей волны внедрения ERP растеряли эту практику", - указал гендиректор "ЛУКОЙЛ-Технологий". Резкий взлет стоимости работы консультантов по SAP отметили и представители других нефтегазовых компаний, и только Дмитрий Дмитраков из Salym Petroleum Development не заметил этого тренда - вероятно, потому, что эта компания первой в российской нефтегазовой отрасли внедрила SAP S4/HANA (это произошло в "ковидный" 2020 год).

Не сенсация

Среди тезисов, высказанных за два дня форума Smart Oil & Gas 2021, были и слова о факторах, которые сдерживают развитие и применение цифровых технологий в отрасли. Директор по информационным технологиям ПАО "Новатэк" Алексей Медведев сформулировал эти барьеры так: "Проблемы - цифровая отсталость заказчиков и их закрытость после первого опыта "цифровой радости". Когда машина показывает хороший результат (например, в бурении), то специалисты чувствуют собственную дисконтированность - словно машина их унизила. И их открытость к технологиям угасает".

Виталий Гатауллин из "Татнефти" видит еще один сдерживающий фактор, который, к счастью, идет на спад: "В нефтяной отрасли сильны службы безопасности, из-за чего возникает тренд к закрытости и ограничению партнерств. Но в пандемию массово распространилась удаленка, при которой сотрудник, работая из дома с корпоративными данными, теоретически может их копировать и распространять. Но ничего плохого не произошло. Поэтому стереотип секретности и опасности контактов уменьшился, и мы стали намного более открытыми, мы намного свободнее делимся данными, так что тренд - на открытость".

Это подтверждает и Евгения Куликова из "Яндекса": "Раньше представить коллаборацию нефтегазовых корпораций с цифровой, и в частности интернет-компанией, было сложно. Но сейчас эта ситуация меняется на глазах".